Специалист по рабочей среде предприятия «Enefit Power» Наталия Мулгачова — наш сегодняшний собеседник.

— Если не тайна, как отдохнули?

(Улыбается.) Замечательно. Черногория – маленькая, спокойная страна, где есть всё для прекрасного отдыха: море, горы, пещеры, реки, а ещё – разнообразие фруктов, овощей, ягод. Дружелюбные, открытые люди. Вернулась домой три дня тому назад, но мысленно всё ещё там. В Черногории была впервые, хотелось бы вновь съездить туда.

— Любите путешествовать?

— Это же всегда интересно — увидеть другие страны, расширить свой кругозор. И чем больше, тем лучше.

— И где уже удалось побывать?

— Во многих странах: Израиль, Франция, Англия,  Ирландия, Германия, Италия, Египет, Турция, Швеция, Финляндия, Болгария, Латвия, Литва, Чехия, Словакия… Особенно много поездок было во время работы в учебном центре «Этерна», где в рамках учебной программы организовывались экскурсии для наших групп учащихся, например, для врачей. В качестве сопровождающего выезжала с группами и я.

— Но почему теперь «Enefit Power»?

— Можно сказать, что оказалась на этом предприятии случайно. Когда работала в «Этерна», в мои обязанности – руководителя по обучению — входило и чтение лекций по технике безопасности. Выступала с такой лекцией и на «Enefit Power», Балтийской электростанции: в зале среди слушателей  находились и некоторые руководители предприятия. И после лекции, 8 лет тому назад, мне предложили здесь должность — специалист по рабочей среде. Очень ответственная работа, ведь наше предприятие относится к категории предприятий, оказывающих жизненно важную услугу, соответственно у нас повышенные меры безопасности, повышенные требования к нашему персоналу, как и повышенное внимание к нам со стороны государства.

— По-видимому, очаровали и более высокой зарплатой?

(Улыбается.) И этим тоже. До «Enefit Power», как и до «Этерна», работала на вагоностроительном заводе директором по персоналу — 2 года, в фирме «Полвен» — директором по производству майонеза (5 лет), а ещё ранее – более 26 лет на Ахтмеском комбинате строительных материалов (он  потом сменил своё название на «Силбет»), куда пришла в 17 лет: начинала простым техником в конструкторском бюро, а затем меня назначили начальником отдела кадров, а некоторое время спустя — директором по персоналу: 20 лет на этих двух должностях. Окончила Таллиннский политехнический институт: три года училась на вечернем отделении и два – на заочном, по специальности «Инженер-механик».

— Каковы ваши нынешние обязанности специалиста по рабочей среде?

— В частности, это и контроль соблюдения правил техники безопасности на трёх электростанциях: Эстонской, Балтийской, Аувере,  причём не только наших работников, но и подрядных организаций, которые выполняют какие-то работы на территории «Enefit Power» — тех же строителей. Провожу инструктажи по технике безопасности, что бывает необходимо делать на трёх языках – эстонском, русском, английском, неплохо бы и на румынском (у нас работают специалисты в том числе из Румынии).  И ещё множество обязанностей.

— Разъясните, что-то не совсем понятно: вы живёте в собственном доме, а являетесь председателем квартирного товарищества в другом, многоквартирном, доме?

— До прошлого года была председателем квартирного товарищества даже в двух домах, но теперь – в одном, где и я, наша семья, в своё время, 1986 году, получила квартиру от Ахтмеского комбината строительных материалов. Кстати, мы одни из первых в Кохтла-Ярве смогли утеплить фасад дома, хотя только с трёх сторон. В планах – и четвёртая сторона.

— На ваш взгляд, что самое трудное в работе председателя  квартирного товарищества?

— Общение с жильцами дома – разные мнения,  разные требования, разные понятия, разные желания-предпочтения — найти решение,  которое устроило бы всех. Точнее, во всём и всегда найти баланс. Слишком хлопотное это дело. Председателем квартирного товарищества являюсь с 1992 года. Жили в квартире и сами с мужем, своими руками, строили дом, строили его 25 лет, хотя на отделочные работы (дизайн придумала сама) уже собственных сил не хватило – нанимали бригаду строителей. Но самое первое (улыбается) – построили баню.

– Вы большой любитель бани?

— Нет, родственники любят попариться, но зимой хожу в баню с удовольствием. У нас есть разные веники: дубовые, берёзовые, эвкалиптовые. Я предпочитаю берёзовый, по  старой памяти из детства. Мамина родная сестра жила в Костромской области, где я проводила каждое лето. У тети была русская баня и обычно всегда берёзовый веник… Можно сказать, что всё моё детство – летние школьные каникулы, прошли там, так что (улыбается) умею даже корову доить.

— У вас такой огромный дом, сами справляетесь или есть домработница?

— Он – семиуровневый. Конечно, домашней работы много, но с помощью мужа  справляюсь. В том числе и на приусадебном участке: есть и парники с огурчиками-помидорчиками… Порадовала нынче урожаем и вишня – почти 50 килограммов собрали. Но, всё же, больше всего нравится выращивать цветы. Есть они и в доме: особая моя любовь –  коллекция орхидей.

— Насколько мне известно, вы же ещё и член правления садового товарищества «Табори-25»?

— Уже в течение 10 лет. Садовое товарищество у нас большое — 133 участка.

— В том числе и ваш?

— Моих родителей, но они передали его нам.  Папы уже нет, а маме – 87 лет, но она там до сих пор наш главный руководитель. Не хочет бросать это занятие – с удовольствием даже картошку сажает-копает. Разумеется, в меру своих сил. Именно в саду-огороде я с детства (улыбается) познавала-приобретала уроки трудотерапии. Тем более, что я старшая в семье – нас, детей, четверо у родителей. А вообще-то работа в саду- огороде мне очень нравится: она исцеляет, дарит душевное равновесие, умиротворение. Множество позитивных эмоций.

— Ансамбль «Реченька» уже покинули или продолжаете петь в нём?

— Продолжаю: в этом году будет 10 лет. Так что своеобразный юбилей. А в прошлом году у ансамбля был юбилей —  25 лет, но из-за коронавируса праздничное мероприятие не состоялось. В «Реченьку», при клубе «Ахтме», меня позвала моя подруга, одноклассница, мы с ней дружим с 1 класса. Сначала отказывалась: я же не певица, хотя на сцене – со школьных лет, с 1968 года: можно сказать, всю жизнь танцевала. В том числе и народные танцы – русские, испанские, киргизские, молдавские… Конечно же, «Цыганочку», «Чардаш» – что только ни танцевала. Вот и во время пения в ансамбле стоять на месте не могла: стала делать для него мини-хореографические постановки танцев. Это понравилось и нашему руководителю — Павлу Смирнову. Так что во время пения (улыбается) мы ещё и танцуем. В ансамбле 9 человек. Репертуар у нас большой. Поём стилизованные русские народные песни, в обработке нашего руководителя  — многоголосье, 3-5 голосов.

— Судя по вашему оживленному лицу, как вы рассказываете об ансамбле: вам нравится там заниматься?

— Очень.

— Это же требует немало времени?

— Но всё восполняют положительные эмоции,   это ведь как лекарство от всех жизненных бед и проблем – с тех же репетиций возвращаешься домой (улыбается) преображенная и обновленная. Сейчас мы готовимся к выступлению 10 сентября на Сорочинской ярмарке в Маарду, куда нас пригласили. С концертами объездили, можно сказать, всю Эстонию. Но всегда было интересно узнать: как будет оценен наш исполнительский уровень в самой России. И четыре года тому назад решили принять участие в конкурсе «Великая Россия», проходившем в Санкт-Петербурге. И заняли первое место – стали лауреатом I степени. Затем была Москва, где были и лауреатом I степени, и лауреатом II степени. А во время коронавирусной пандемии проходил американо-итальянский онлайн-конкурс, где мы тоже стали лауреатом I степени… Вообще-то,  у нас много наград, большое количество дипломов.

— Выходит, ансамбль пробудил в вас певческий талант: вы же сказали, что петь не умели?

— Наверное, это гены. Мама – русская, папа – белорус, у них были прекрасные голоса, как и у дедушки с бабушкой (да и у многих родственников), – в нашем доме в праздники всегда звучали песни, когда собиралась наша большая родня – почти 30 человек.

— Возможно, есть и ещё какое-то увлечение?

— Вышивала крестиком, правда, сейчас этим почти не занимаюсь. Любила и шить – своим дочерям. Старшая дочь, архитектор-дизайнер, в своё время окончила художественную школу, рисует замечательные картины, которые висят на стенах и нашего дома. Младшая дочь, повар-пекарь, истинный профессионал, делает чудо-конфеты, печёт удивительные пряничные города и великолепные торты – настоящие шедевры кулинарного искусства.

— Бабушка, что это за чувства?

— То, что не смогла реализовать в молодости,   когда растила-воспитывала своих детей: всегда было некогда, нужно было много  работать. Это, по-видимому, второй этап жизни — более осознанный, более тёплый, более чувственный – позволяешь-прощаешь им больше, чем своим детям. Не зря же народная мудрость утверждает, что внуков любят больше, чем своих детей. У нас внук – 17 лет и две внучки – 17 и 8 лет. Внук окончил музыкальную школу по классу «Ударные инструменты», а сейчас самостоятельно учится играть на гитаре.

— Интересно, что побудило вас на прошлогодних муниципальных выборах баллотироваться в депутаты Кохтла-Ярвеского городского собрания?

— Застой в городе: в последние 25 лет особо ничего не изменилось к лучшему, очень мало, что делается для молодёжи. Кохтлаярвесцы уезжают в другие города или за границу. Вот и мои внуки: я хочу, чтобы они здесь остались, смоглиреализовать свои знания и таланты, здесь жили, никуда не уезжали. Хотя понимаю,  что в Кохтла-Ярве у них практически нет никаких перспектив… Поэтому и баллотировалась именно в избирательном союзе «Прогресс»: судя по его предвыборной программе, считала, что  в нём идут именно те люди, которые смогут что-то изменить в этом городе в лучшую сторону. Если даже я не пройду в горсобрание, то хотя бы немного помогу этому избирательному союзу своими голосами. Мне не удалось стать депутатом – не получила от избирателей необходимого количества голосов. Но, вообще-то, я баллотировалась в депутаты Кохтла-Ярвеского городского собрания уже в третий раз, после долгого перерыва. Дважды, две выборные кампании подряд, баллотировалась по партийному списку, хотя и была беспартийной, только что созданной молодой партии — Res Publica, но и тогда не смогла получить достаточное количество голосов избирателей.

— Получается, судьба не благословляет вас на политику?

— Возможно, и так. Хотя мне хотелось сказать своё слово, принять участие в реальных, хороших, делах на  благо города. В частности,

хотелось обратить внимание городских властей и на квартирные товарищества – оказание им помощи, которой практически нет.

— Помните ли, когда впервые увидели своего будущего мужа?

— Это было на свадьбе моей подруги, одноклассницы. Он был свидетелем жениха.

— И между вами сверкнули-пробежали искры-молнии?

(Улыбается.) Нет, с моей стороны не было ни искр-ни молний. Любовь пришла позже: такого человека невозможно было не полюбить. А началось всё (улыбается) с гитары: он играл и пел. Был штангистом… Вместе мы уже 42 года.

— Были ли в вашей жизни ситуации, когда приходилось преодолевать самую себя, чтобы сделать какой-то шаг вперед?

— И не однажды. Но хочу вспомнить один из них – ещё в школьные годы, в 10 классе,  решила (улыбается) испытать себя на прочность, силу духа – прыгнуть с парашютом, три раза.

— В советское время за три прыжка присваивался уже третий спортивный разряд.

— Это действительно было нечто. До сих пор помню те чувства-ощущения.

— Вы счастливая женщина?

— Да, но счастье с неба не падает, его надо ваять-создавать собственными руками.

Антонина Васькина
Фото автора

Подписывайтесь на наш Telegram-канал и следите за новостями Ида-Вирумаа