Раскрыть «тайны» постоянной комиссии Городского собрания по образованию и культуре я попросил ее председателя Светлану Владимирову.

— Светлана, у вас самая большая комиссия в Городском собрании. При формировании правящей коалиции было принято решение, что комиссии не будут превышать 7 человек, но на данный момент состав комиссии по образованию и культуре составляет 13 человек. Почему?

— Хороший вопрос. Начнем с того, что только образование делится на начальное, среднее, гимназическое и высшее. Это уже четыре разные области, которые, по моему мнению, должны представлять в комиссии разные эксперты. Кроме того, есть еще образование по интересам, отдельно у детей и у взрослых. Область культуры тоже многосторонняя. По установленному порядку, в комиссии городского собрания больше половины состава должны составлять депутаты. Поэтому расширение комиссии до 13 человек было связано с желанием привлечь экспертов из всех областей, которыми занимается наша комиссия. Сейчас остро стоит вопрос с новой стратегией образования. Это и строительство новых школ, и переход системы образования на эстонский язык. Вопрос с составом комиссии стоял очень остро. Я планировала состав из 11 человек, депутаты от избирательного союза «Рестарт» предложили состав из 13 членов. Я согласилась с этим предложением, хотя и понимала, что руководить такой большой комиссией будет не просто. Сейчас у меня в комиссии 8 депутатов и 5 приглашенных экспертов.

— Как вы можете объяснить то, что состав вашей комиссии Горсобранием был утвержден только с третьей попытки, а составы других комиссий прошли утверждения с первого раза?

— Возможно это связано с тем, что состав нашей комиссии не 7 человек, а 13. Первый раз состав комиссии не утвердили из-за технической несогласованности. Не все документы были корректно представлены. Я тоже учусь быть председателем комиссии Городского собрания. Второй раз возникла проблема с количественным составом депутатов. Светлана Короткова приостановила свои депутатские полномочия. Когда я подавала свое заявление о составе комиссии, она была депутатом, а на момент голосования вышла из их числа, и у меня в комиссии количество приглашенных специалистов превысило количество депутатов. А это нарушение закона. Поэтому, когда я подавала свое заявление в третий раз, то уже его составляла с «запасом депутатов».

— А чем можно объяснить, что когда вы представляли свой список на сессии Горсобрания, было так много желающих попасть именно в комиссию по образованию и культуре? Ни с какой другой комиссией такого ажиотажа не было.

— Наверно, это надо принять как комплимент. Это делает честь нашей комиссии, что так много желающих в ней работать. Очень важно, чтобы комиссия работала слаженно, чтобы члены комиссии доверяли друг другу. Что касается кандидатов, которые не попали в мою комиссию, то я ни в коем случае не хочу сказать, что они плохие специалисты, или что они не достойны работать в нашей комиссии. Просто я считаю, что когда ты формируешь свою команду, в данном случае комиссию, то несешь ответственность за конечный результат работы. За качество работы комиссии несет ответственность председатель комиссии. И это не только подготовка и составление документов, хотя и это, как выяснилось, важно. Я из тех руководителей, которые большое значение придают команде, которая их окружает. Если члены комиссии, как в басне: «Лебедь, рак и щука», начнут тащить работу комиссии в разные стороны, то дела не будет. А я человек дела.

— Давайте поговорим о скандальном моменте. Депутат Рийна Иванова тоже хотела стать членом вашей комиссии, но получила отказ. Хотя, как депутат, она имеет право работать в одной из постоянных комиссий Горсобрания. И, по идее, вы были обязаны ее взять.

— Это, на мой взгляд, не совсем верная трактовка. Может она и хотела быть членом нашей комиссии, но об этом я узнала со слов другого депутата, а не от самой Рийны Ивановой. Она со мной ни в какой диалог не вступала. У меня не было ни письменного, ни даже устного заявления. В данном случае это предложение поступило от депутата Лопина, а не от Ивановой. Я даже не знаю, обсуждал ли он с Ивановой это предложение. Как можно говорить о командной работе, когда человек со мной не разговаривает? Еще один, с моей точки зрения, важный момент работы в команде. Рийна Иванова подала в суд на трех членов нашей комиссии. Поэтому я, конечно, взвешивала варианты совместной работы при таких непростых взаимоотношениях: один член комиссии судится с другими тремя членами комиссии на предмет неправильно, по ее мнению, сказанного слова. Одним из этих трех, кстати, являюсь я. Но это все же не было главным аргументом. Главным было то, что от депутата Ивановой у меня не было ни письменного, ни устного заявления о желании работать в нашей комиссии. Поэтому я и осталась при своем мнении не включать ее в состав комиссии. Я считаю, что в данном случае я закон не нарушала, в Горсобрании есть еще другие комиссии, где она могла бы достойно поработать.

— Сейчас главной темой во всех средствах массовой информации является так называемый коррупционный скандал в Кохтла-Ярве. Почти поголовно всем депутатам правящей коалиции предъявлено подозрение в коррупции. В этот список добавлены работники Горуправления, выдвинутые коалицией, плюс подозрение предъявлено всем лидерам правящей коалиции. Если принять во внимание, что депутатам от оппозиции такие подозрения не были предъявлены, то нетрудно догадаться, кто является автором этого скандала. Хочу подчеркнуть, никому еще не предъявлено даже обвинения, только подозрение. Но оппозиция и пресса уже всем поставила вердикт: виновны. То есть ни суд, ни расследование не нужны. Достаточно одного доноса, чтобы считать человека виновным. Как вы это можете прокомментировать, ведь вам в числе немногих посчастливилось избежать подозрения, вашей фамилии не было в этом доносе.

— С моей точки зрения, это просто грязная борьба за власть. Оппозиция таким образом пытается вернуть во власть «старую команду». Попробую объяснить этот скандал аналогией, которая мне ближе. Одна группа детей в детском саду привыкла одна играть в песочнице, но вдруг в эту песочницу пришла другая группа детей. Первой группе это не понравилось, и она начала выгонять вторую, кидаться в нее песком, игрушками, потом предприняла радикальный шаг и позвала на помощь воспитательницу, чтобы она прогнала «плохую группу» и наказала ее. Повторю еще раз, люди, потерявшие власть в городе, пытаются всеми путями вернуться назад на свои руководящие посты.

— По вашему мнению, чем закончится весь этот скандал?

— Я уверена, что правоохранительные органы во всем разберутся. Я верю в справедливость. Может, это не произойдет быстро. Я считаю, что до тех пор, пока вина человека не доказана в суде, его нельзя считать виновным. Пресса не должна подменять суд. Всем этим людям, которых «полоскают» в прессе, нанесен моральный урон. После такого количества публикаций в различных изданиях будет практически нереально вернуть себе доброе имя. Конечно, после такого скандала по-старому все не останется. В городской власти произойдут значительные изменения. Изменения будут и в составе Горуправления, и во взаимоотношениях в Городском собрании. Ведь и там и там идет такая же командная работа. Надеюсь, что несмотря ни на что, мы будем оставаться людьми.

Беседовал Владимир Эвве

Подписывайтесь на наш Telegram-канал и следите за новостями Ида-Вирумаа