Последняя сессия Кохтла-Ярвеского горсобрания вызвала ажиотажный интерес и у местной, и республикой прессы, и у жителей города. Дело в том, что незадолго до нее по доносу неизвестного общественности лица – или группы лиц, — пяти чиновникам городского управления и почти всем депутатам горсобрания, входящим в правящую коалицию, было предъявлено подозрение в торговле влиянием.

В повестке заседания значилось семь вотумов недоверии. Суть всех обвинений сводилась к одному: лицам, на которых был написан донос, несмотря на отсутствие доказательств их вины, нельзя занимать любые руководящие должности, как в городском управлении, так и городском собрании.

Первым было отправлено в отставку городское управление в полном составе. А потом, как по накатанной, оппозиция свела счеты с председателем городского собрания Тийтом Лиллеметсом, с заместителем председателя горсобрания Марией Меркуловой, с председателем социальной комиссии горсобрания Антоном Диевым, с председателем хозяйственной комиссии Денисом Вершининым и председателем ревизионной комиссии Янеком Пахка. Оппозиция решила, что если мстить правящей коалиции, так на полную катушку.

Далее на голосование был поставлен вопрос о выражении недоверия мэру Тоомасу Наэлю. Вот тут возникла загвоздка. Несмотря на то, что в начале заседания депутаты утвердили повестку дня, представитель социал-демократов Одинец попытался снять этот вопрос с голосования. В нарушение регламента. По регламенту о заседаниях городского собрания снять вопрос с обсуждения в любое время может только тот, кто его инициировал (параграф 10 пункт 9). В итоге голосование состоялось, но со скандалом, о котором представители бывшей оппозиции предпочитают не распространяться.

Суть скандала не в том, что оппозиция так лихо свела счеты с правящей коалицией, а в том, как проходил подсчет голосов. Вел собрание после отставки Тийта Лиллеметса, заместитель председателя Арне Берендсен – уважаемый и опытный депутат. Но он был поставлен своими новыми предполагаемыми партнерами по коалиции в сложное положение. Берендсен по состоянию здоровья участвовал в работе горсобрания дистанционно, и также был вынужден руководить заседанием. Но через экран компьютера невозможно следить за результатами голосования всех депутатов. Голоса вызвался считать Одинец. Он в этот вечер перед многочисленными телекамерами пытался «быть везде и всем». Но считал голоса он, мягко сказать, странно.

«За» отставки от должности у него всегда было 13 депутатов. Это количество складывалось из числа социалдемократов (5), центристов (5) и «Рестарта» (3). А «против» почему-то у него получалось, то 11 человек, то 10, то 12. Хотя «против» всегда голосовали 12 депутатов от бывшей правящей коалиции. Среди этих депутатов начались волнения: нас при подсчете голосов обманывают, мол, это подтасовка. Но так как «за» всегда было 13 депутатов, то есть в любом случае большинство, то до официальных протестов не доходило.

Но когда на голосование был поставлен вопрос о выражении недоверия мэру Тоомасу Наэлю, и Одинец объявил, что за это предложение проголосовало 10 депутатов, тогда поднялся скандал, потому что депутаты уже проверяли «самозваного подсчетчика голосов», и по их подсчетам за это предложение голосовало 13 депутатов, то есть абсолютное большинство. Предложили проголосовать этот вопрос второй раз. Результат тот же самый: Одинец насчитал, что только 10 депутатов «за», а депутаты от коалиции видели, что «за» — 13 депутатов.

После контрольной проверки подтвердилось, что Одинец считал неправильно. У депутатов коалиции возник резонный вопрос: а не надо ли в связи с этим инцидентом, доказывающим, что при подсчете голосов депутатам лгали, вообще отменить результаты «скандальной сессии»?

Исходя из жизненного опыта, могу сказать, что не всегда за такими ошибками стоит умышленная ложь. У меня в жизни был такой случай. Я служил в армии в разведроте артиллерийского полка. И однажды на боевых стрельбах у нас произошел такой казус. Мы, разведчики, передали цели условного противника. Артиллерийская батарея произвела по переданным координатам огневое поражение и… Тремя фугасами разнесла в прах колхозный свинарник. Слава богу, людей там не было, и погибли только свиньи. Приехали офицеры из особого отдела разбираться, кто виноват: разведка дала координаты цели неправильно или артиллеристы напортачили. Оказалось, что на эту артиллерийскую батарею взяли расчетчиками ребят после института, и посчитали, что раз грамотные, образованные, то смогут рассчитывать траекторию выстрелов. А при проверке выяснилось, что они просто не знают таблицу умножения.

Периодически в прессе поднимается вопрос, не надо ли депутатам разного уровня проверять психическое здоровье — пусть справку от психиатра предоставляют, а то у жителей возникают серьезные сомнения относительно их адекватности. Об этом рассуждать не буду, но вот проверять знание арифметики после прошедшей сессии, похоже, полезно.

Владимир Эвве

Подписывайтесь на наш Telegram-канал и следите за новостями Ида-Вирумаа