Инна Плотникова: «Я люблю учеников, а ученики любят меня»

486 Views
Плотникова

Ушедший нынешний учебный год стал для учителя Йыхвиской русской основной школы Инны Павловны Плотниковой дважды юбилейным: исполнилось 55 лет педагогической деятельности и 30 лет – непосредственно в данной школе.

Окончив в 1965 году Псковский педагогический институт, факультет математики-физики, и, отработав 4 года по распределению, приехала в Йыхви – учителем восьмилетней школы №16 (прародительница нынешней Йыхвиской русской основной школы), находившейся по улице Раху, 27.

— И когда в 1975 году построили новое здание уже средней школы №16 по улице 21 Июня (ныне – Нарва маантеэ), весь коллектив былой восьмилетней школы переехал в эти стены?

— Да. Очень приятно вспоминать об этом времени. Все были очень рады новому зданию, новым лучшим условиям обучения.

— Можно ли задать, так сказать, своего рода исторический вопрос. Как утверждает народная молва, учителя, в их числе и вы, даже сами клали паркет в здании школы, чтобы ускорить строительный процесс и успеть распахнуть её двери к 1 сентября?

(Смеётся.) Совершенно верно. Поджимали сроки строительства, так что работали всем миром. И не только клали паркет, но копали траншею для теплотрассы. Здание школы было построено в рекордные сроки, всего за 8 месяцев. В школе училось более 1000 учеников.

— Действительно ли, что здесь, в былое время средней школы №16, вы преподавали сразу 6 предметов?

(Улыбается.) Так оно и было. Это алгебра, геометрия, физика, астрономия, эстонский язык, черчение, что давало мне возможность всегда работать с большой нагрузкой – свыше 30 часов в неделю контактных уроков с учениками. И не уставала: предметы ведь разные, их смена-очерёдность – пока один преподаёшь, отдыхаешь от других, что давало силы и энергию.

— Но, насколько мне известно, вы ведь меняли род своей деятельности?

— Согласно поступившему предложению, работала инспектором в Кохтла-Ярвеском городском отделе народного образования, затем там же – методистом методкабинета (тогда Йыхви входил в состав Кохтла-Ярве), потом возвратилась в эту же среднюю школу №16, работала учителем. А после в течение 8 лет была директором школы №2 (она находилась в том здании, где сегодня располагается «Кайтселийт»), вплоть до её закрытия из-за сократившегося в Йыхви количества учеников. В течение двух созывов являлась депутатом Йыхвиского городского собрания (к тому времени Йыхви, выйдя из состава Кохтла-Ярве, вновь обрёл статус самостоятельного самоуправления).

— Вроде бы, вы работали и в Кохтла-Ярвеском горуправлении?

— Да, мне после закрытия нашей школы, где, как я уже сказала, была директором, предложили место старшего специалиста по вопросам образования. Здесь работала 11 лет, занималась вопросами образования кохтла-ярвеских школ. Был короткий период, когда отдыхала на пенсии, но это (смеётся) для моей деятельной натуры показалось очень скучным, поэтому решила ещё на какое-то время возвратиться в школу – работала завучем в Кохтла-Ярвеской Кесклиннаской гимназии.

— А затем вас, постоянную жительницу Йыхви, переманила в Йыхвискую русскую основную школу ваша дочь, директор этой школы?

(Улыбается.) Да, действительно, в Йыхвиской русской основной школе возникла сложная ситуация – срочно требовался учитель-координатор по работе с детьми с особыми образовательными потребностями и необходим был математик, способный вести предмет на эстонском языке. И я решила вернуться в родную школу. Хотя и было множество сомнений – уместно это или не уместно: дочь и мать работают в одном коллективе. Но ведь раньше приветствовались учительские династии. Да и очень хотелось, чтобы заработала система поддержки детей с особыми образовательными потребностями, мой педагогический и жизненный опыт позволял это сделать. Да и работник здесь требовался двуязычный: я по второму своему высшему образованию – учитель эстонского языка (окончила Тартуский университет), проходила переподготовку. Как известно, в нашем регионе очень трудно найти специалиста со знанием эстонского языка на уровень «С1», как и вообще учителя-координатора, который знал бы все необходимые законы, составлял бы требуемые документы, обращался в различные инстанции… И радует то, что систему поддержки детей с особыми образовательными потребностями нам удалось создать. Хотя поначалу, соглашаясь занять эту должность, планировала поработать год- два и окончательно уйти на пенсию. Но так как сил и энергии ещё хватает на всё и вся, продолжаю работать. Тем более, наша школа – это школа языкового погружения (раннего и позднего), на сегодня 53 процента учащихся учатся полностью или частично на эстонском языке, с каждым годом детей-погруженцев становится всё больше и больше, так что тут пригодился и мой опыт ведения уроков математики на эстонском языке. Как известно, таких учителей, да и других предметников (физиков, химиков), кто вёл бы уроки на эстонском языке, не хватает в нашем регионе. Вообще-то, их очень сложно найти и в Эстонии. Я не любила бумажную работу, никогда не хотела ею заниматься, всегда предпочитала работать вживую – с детьми, родителями. И когда вынуждена была пойти работать в Кохтла-Ярвескую горуправу, то сначала было очень тяжело, ведь всегда на первом месте у меня была (и до сих пор остаётся) работа учителем.

— Но вы же, как мне сказали ваши коллеги, являетесь и ментором-наставником для молодых учителей?

— С удовольствием помогаю молодым коллегам вжиться в практическую жизнь школы и профессию, консультирую по всем возникающим у них вопросам- проблемам. Кстати, работают здесь и те учителя – мои бывшие подопечные, когда я была сама директором школы, с которыми и сегодня сохраняются добрые отношения. Всегда сама судьба посылала мне вызовы, я их принимала и старалась с ними справляться – всё получалось как бы само собой. Конечно, не без труда, но труд этот был и есть в радость. Я счастливый трудоголик. Непосредственно в этой школе работаю 30 лет. И это великое счастье, что мой профессиональный путь продолжается и сегодня.

— Верно ли, что в прошлом году Министерством образования Эстонии вы были номинированы как кандидат на получение премии «За дело жизни»?

— Верно. Была приглашена на Гала-мероприятие в Таллинн, где состоялось чествование заслуженных учителей.

— Профессия учителя сегодня далеко не престижная – уж очень сложная миссия. Не хочет идти в учителя молодёжь. Учителей не хватает, сегодня даже в гимназиях работают учителями случайные люди, у которых нет педагогического образования. Почему же вы столько лет служите этому делу, однажды выбранному в жизни?

— Когда окончила школу, передо мной не стоял вопрос о выборе профессии – всегда знала, что хочу быть учителем. И ещё учась в школе (улыбается), всё время возилась во дворе с маленькими детьми, которых мне доверяли их родители. Да и работая в школе, у меня никогда не возникала мысль о смене профессии: я люблю детей, а дети любят меня. Мы обмениваемся взаимной энергией. Я отдаю им свою энергию и порой у меня её даже больше (смеётся), чем у них, а они мне потом платят взаимно – любовью. Безусловно, дают силы и три моих главных жизненных принципа: не делай никому зла; никогда никому не завидуй; всё, что делаешь, делай с любовью.

— А что эта за история с LEX?

— В течение 8 лет, параллельно с директорством в школе, возглавляла филиал Таллиннского международного университета социальных наук LEX, который открыла в Йыхви с согласия тогдашнего мэра города Ааво Кеэрме – очень хотелось дать возможность детям получить высшее образование в нашем регионе. Было три факультета: экономический, юридический, дизайнерский. Все выходные – каждые субботу и воскресенье – восемь лет подряд я обязана была организовать учебный процесс, встречать преподавателей, которые приезжали из Таллинна и Москвы, обеспечивать их ночлегом… То есть, восемь лет работала без выходных.

— Вам уже при жизни надо поставить памятник.

(Смеётся.) Мой памятник – это мои ученики, которых встречаю на улице и которые с радостью со мной здороваются, всегда хотят со мной поговорить. Спрашивают, работаю ли я ещё. И когда отвечаю, что да, работаю. Они говорят: «Инна Павловна, вы молодец, надо продолжать работать и дальше». Кстати, в Йыхви, в 90-е годы прошлого столетия, были очень популярны языковые школы, и я решила в своей школе №2 (сначала, когда пришла туда работать, она была гимназией, а затем, в связи с проведением реформы школьной сети, обрела статус основной школы) открыть классы с углублённым изучением английского языка по привезённой из Москвы уникальной методике «Школа завтрашнего дня». И что особенно приятно, эти классы, укоренившись, по сей день работают в Йыхви, что позволяет многим детям овладевать английским языком на высшем уровне. Есть и те, кто стал преподавателем английского языка как иностранного. Да и все эти дети стали успешными людьми.

— Вам привелось работать в двух системах образования – так сказать, социалистической и капиталистической. На ваш взгляд, какая из них лучше?

— В каждой системе есть свои плюсы и минусы. Сейчас, несомненно, мы живём в век цифровых технологий и труд учителя в наше время во многом облегчен, хотя бы в отношении поиска информации. Сегодня в считанные секунды можно получить ответ на самый сложный вопрос с помощью Интернета, раньше же неоспоримым авторитетом и источником достоверной информации считался учитель, и профессия учителя была уважаемой и престижной. Так что не могу отдать предпочтение ни той, ни другой системе.

— Вопрос на засыпку: сложно ли работать под началом своей дочери-директора, быть в её подчинении?

(Смеётся.) Когда я после моего директорства пошла работать в Кохтла-Ярвеское горуправление, меня там научили, что надо уметь не только руководить, но надо уметь и подчиняться. Так что пройденная там школа пригодилась мне и здесь. Тем более, что напрямую я подчиняюсь завучу, ведь управление учебным процессом – прерогатива учебной части, а директор, скорее, занимается стратегией и тактикой развития школы.

— Вас радует, что дочь пошла по вашим стопам?

— Очень радует. Тем более что эти стопы, можно сказать, зеркальные. Она тоже окончила Псковский педагогический институт в 1989 году, тот же самый факультет – математика и физика. Точно так же решила продолжить своё образование – в Таллиннском университете, где получила второе высшее образование – преподаватель эстонского языка. Семь лет тому назад стала директором этой школы, а до это¬го 8 лет работала завучем в Кохтла-Ярвеской Таммикуской гимназии (а затем основной школе). Она тоже депутат – Йыхвиского волостного собрания. У нас учительская династия: дочь – учитель в третьем поколении.

— Если не тайна, когда вне школьных стен собираетесь вместе – два учителя, два директора школы, бывший и настоящий, вы обсуждаете с дочерью школьные вопросы-проблемы, как и вообще образования?

— Очень редко. Все рабочие вопросы она решает исключительно в школе, а дома занимается семейными делами. А если и говорим, то о новых идеях, возможности их практического воплощения. Иногда (смеётся) новаторский пыл дочери приходится умерять. Иногда предостерегаю, чтобы она не сделала какого-то неосторожного шага, чтобы любой её поступок был продуманный. Всегда смотрела вперед – чем слова и идеи могут отозваться… Но хочу сказать, что дочь меня переросла, хотя ведь всё логично: любое молодое поколение должно быть в чём-то выше своих родителей. Время идёт вперед, вперёд идут наши дети.

— Как бы то ни было, а со стороны вы ведь всегда наблюдаете за дочерью – Ириной Шульгиной, за делами-развитием школы, какое у вас возникает чувство?

— Я ею горжусь. Её отношением к детям, её отношением к коллегам и вообще к людям. Она делает всё на благо школы.

Антонина Васькина
Фото автора

Подписывайтесь на наш Telegram-канал и следите за новостями Ида-Вирумаа