По всей видимости, так уж сложились звёзды на йыхвиском политическом небосклоне: зачастую властные коридоры сотрясаются от инициирования вотумов недоверия, но такой, столь бурный ураган событий, чтобы разом рухнула вся властная пирамида, задев и фракции Йыхвиского волостного собрания (образовывающие теперь уже бывшую коалицию две фракции — Центристской партии разрушена полностью, а «Jõhvi – Meie Kodu»/«Йыхви – наш дом» – частично), случился впервые.

Лидер избирательного союза и фракции «Jõhvi – Meie Kodu» («Йыхви – наш дом») Николай Осипенко – наш сегодняшний собеседник.

—  Казалось бы, сила вашей фракции была многие годы монолитной и несокрушимой. И вдруг Александр Романович, Велли Набер, Роман Граф переметнулись в другой политический лагерь?

—  Действительно, Александр Романович и Велли Набер исключены из нашей фракции, а вот что касается Романа Графа – это случайный человек в нашей фракции: как появился, так и исчез. С какой целью он примкнул к нам (раньше входил в состав фракции «Jõhvi Eest»/»За Йыхви») – об этом можно только догадываться. И о нём нет смысла говорить. Но глубокое сожаление вызывает поведение Александра Романовича и Велли Набер.

— Вы считаете это предательством?

— Наша фракция и наши избиратели считают их предателями.

— На ваш взгляд, предательство – что это такое?

— Низкий, безнравственный, поступок. Ни в какие времена, ни при каком строе – никогда не приветствовалось преда­тельство. Предателей всегда и всюду презирали и презирают: если человек предал однажды, он предаст и много раз – таково его содержание. Такова его сущность. Очень жаль, что они предали не только фракцию, но и избирателей, которые голосовали за них. Это те избиратели, которые не стали голосовать за другие кандидатуры, представляющие другие избирательные союзы. А голо­совали именно за «Jõhvi – Meie Kodu» («Йыхви – наш дом»). Но пусть это оста­нется на совести перебежчиков.

— И вашу душу терзает обида на них?

— Нет. Я православный христианин. И у нас, православных, нет права на оби­ды. Поэтому Бог им судья. Они думают, что сделали правильный выбор. Но я так не считаю. И особо не расстроился. Мне звонят многие йыхвисцы с предло­жением начать сбор подписей против Александра Романовича и Велли На­бер, но я им сказал: очень прошу, если вы уважаете нашу фракцию, иначе вы не позвонили бы мне, то не делайте этого – не надо никакого сбора подписей и никаких интриг.

— Непонятно, чего не хватало во фракции этим двум, теперь уже быв­шим, её членам. Вроде бы сполна об­ласканы и вниманием, и деньгами: Александр Романович был предсе­дателем фракции, а Велли Набер – председателем комиссии по делам сельской жизни и председателем попечительского совета Йыхвиского социального дома. Как вы считаете?

— Точный ответ знают лишь они сами. Но если в целом для фракции, то они особой ценности не представляли, кро­ме статистического голоса. Они ни разу не выступали на заседаниях и собра­ниях, от них никогда не поступало ни­какой инициативы. Инициатива была, например, у того же Александра Рома­новича лишь стать от Йыхвиской волос­ти членом совета предприятия «Järve Biopuhastus» и получать там около 800 евро в месяц. Ни за что (за формальное представительство). И до сих пор неиз­вестно, куда идут эти деньги – ему в кар­ман или он всё-таки, как это требуется, перечисляет их на какие-то пожертво­вания. Видимо, Александру Романови­чу нынешняя коалиция сделала заман­чивое предложение, от которого он не мог отказаться. Нам об этом остаётся только догадываться или же скоро всё достоверно узнаем. Всегда ведь тайное становится явным. Хотя, по большому счёту, нам это и не надо. Пусть и это, как я уже сказал, останется на его совести.

— Но ведь Велли Набер в своих ин­тервью утверждала, что в политику, так сказать, в нынешнее капиталис­тическое время, привели её именно вы. И вам теперь от этого, по-види­мому, дважды больнее?

— Мне абсолютно не больно. Больно пусть будет тем, кто предал фракцию и избирателей. А мне не больно. Это жизнь. Я ещё раз повторяю: как пра­вославный христианин не имею права на обиду и всё остальное. А больно-не больно — это реальность. В конце кон­цов, это воля Божия. Я думаю, что это, с другой стороны, даже хорошо — фракция очистилась: все сняли свои маски. И всё стало понятно: кто есть кто. Нам надо, несмотря ни на что, жить и работать, заниматься дальше решением проблем и развитием Йых­виской волости. На благо её жителей.

— И, всё же, спра­ведливо сущест­вующее расхожее утверждение: в политике нет дру­зей и принципов, а есть интересы, в том числе и лич­ные?

— Но это зависит от самого челове­ка-политика, его сущности. Его порядочности. Ради денег и власти нельзя скатываться до различного рода ко­рыстных интересов и непорядочности поведения, чтобы, я считаю, просыпа­ясь утром и глядя в зеркало, не стыдно смотреть себе в глаза.

— Не случайно ведь бытует мнение, что политика — грязное дело. Или вы так не считаете?

— Да, политика, как опиум, засасывает. Но тут, как я уже сказал, всё зависит от самого человека, его воспитания, его отношения к тому, чем он занимает­ся. Хотя, верно, принципов в политике нет, есть интересы – политические или какие-то другие. Но в то же время надо руководствоваться правилами, а не по­нятиями (как это принято в уголовном мире).

— Ваша фракция была самой крупной в волостном собрании – 7 человек (плюс примкнувший Роман Граф), а теперь поредела, но впереди-то – в октябре 2021 года – муниципальные выборы. Достаточно ли у неё теперь сил, чтобы возглавить предвыборную борьбу?

— Верно, ряды нашей фракции поре­дели, но это вовсе не означает, что она стала слабее, наоборот, сильнее… Мы собирались фракцией. И когда стали об­суждать эти вопросы, я тоже им сказал: среди вас почти все православные. Да­вайте поступим так, как нам, православ­ным христианам, гласит закон Божий. И всё. Давайте это не будем обсуждать. А лучше обсудим ту ситуацию, которая сложилась. Что нам дальше делать. Как нам идти на выборы. Объясним нашим избирателям, что вина это моя, вина на­шего избирательного союза, что мы взя­ли в свой состав таких людей, которые предали и нас – всю фракцию, избира­тельный союз, как и наших избирателей.

— Хотя фракция не просто поредела, потеряв своих членов, но и потеряла свои позиции – не попала в состав но­вой коалиции и теперь придётся на­ходиться в оппозиции?

— В любом случае, всё то, что намеча­ла наша фракция в своей программе, находясь в коалиции почти 3 года, она делала всё ради избирателей, на благо избирателей – сегодняшнего и завтраш­него дня Йыхвиской волости. И столь же уверенно пойдёт дальше, незави­симо от того, где будет находиться – в оппозиции или коалиции. Нам есть что сказать. И мы расскажем об этом нашим избирателям чуть позже: что фракция сделала и что будет делать дальше.

— Вы только что сказали: «Несмотря ни на что, нам надо жить и работать, заниматься дальше решением про­блем и развитием Йыхвиской волос­ти». Но ведь общеизвестно, что, нахо­дясь в оппозиции, имея меньшинство голосов в волостном собрании, по сути дела, невозможно сделать что- то стоящее, реализовать цели-планы своей фракции?

— У нас есть большой опыт, когда мы находились и в коалиции, и в оппози­ции. Мы знаем, что нужно делать (надо служить жителям Йыхвиской волости, а не чьим-то крамольным интересам).

— На ваш взгляд, жизнеспособна ли созданная коалиция-солянка?

— Всё покажет время, но сегодня в её жизнеспособность трудно поверить. Это действительно коалиция-солянка, состоящая из четырёх членов фрак­ции «Jõhvi Eest», трёх членов фракции Партии реформ, одного члена Цент­ристской фракции и четырёх, как они себя окрестили, «свободных» членов волостного собрания (в их числе Алек­сандр Романович, Велли Набер, Роман Граф и Теэт Энок). О её первоначальной нежизнеспособности говорит и бес­содержательное коалиционное согла­шение: в нём нет ни одной конкретной цели-задачи, говорится лишь о том, что оно базируется на предвыборных программах участвующих сторон (ин­тересно, какие проблемы, указанные в предвыборной программе нашего из­бирательного союза, будут продвигать к решению Александр Романович и Велли Набер). Обошлись в данном документе, состоящем из нескольких фраз и подписанном 12 депутатами, ни к чему не обязывающими словами: «Главная цель договора – поиск решения важнейших проблем Йыхвиской волости». В то же время, ни одной важной проблемы, которая требует решения, не названо. То есть, у нынешней коалиции нет пока ни стратегии, ни тактики в обеспечении жизнедеятельности самоуправления, его развития. Да и члены нынешней коалиции – это совершенно разношерс­тный народ. И по мировоззрению, и по убеждениям, и по интересам, и по мне­ниям, в том числе и касающихся разви­тия Йыхвиской волости.

— Как вы считаете, не кроется ли главная идея и желание создать дан­ную коалицию-солянку лишь для того, чтобы оттеснить от власти ваш избирательный союз, вашу фракцию и вас лично, упрекая вас в принципе руководства «разделяй и властвуй»?

— Это показывает, что считаются и с фракцией, и лично со мной, уважают и подтверждают, что наша фракция силь­ная. Но лучше с этим вопросом обра­титься к самой нынешней коалиции, которая в свою бытность оппозицией не хотела, например, слышать о реновации бассейна в Йыхвиской русской основной школе, были против его об­новления. Никому ничего не надо было, несмотря на плохую вентиляцию, сы­рость, что дети дышат хлоркой… И под­няли шум — нет на это денег. Но когда мы начали ругаться-настаивать, то и деньги нашлись. И реновация проведена. То же касается и стадиона возле Йыхвис­кой русской основной школы: когда провели конкурс госпоставки, то вы­яснилось, что не хватает 250000 евро. Тот же Мартин Репинский предлагал от­ложить реновацию стадиона. И только благодаря нашей фракции, лично моего и директора школы Ирины Шульгиной участия, в конце концов, с шумом-скан­далом, мы смогли убедить, что надо изыскать необходимые деньги. Их на­шли. И стадион сейчас — красавец. Или ещё. Наша фракция на заседании волостного собрания предложила купить специальную технику для Йыхвиской спортивной школы, но большинство де­путатов посчитали это вовсе не нужным, а теперь нечем косить траву-газоны на спортивных объектах и её не косят. А на футбольном стадионе падает столб и никто этого не видит, хотя он же, та­кой, очень опасен, а ведь там ежеднев­но занимаются дети. Но чиновники, как и депутаты нынешней сборной коали­ции-солянки, там не бывают – им там не интересно находиться. Их вовсе не интересует: как и чем занимаются там дети, каковы условия, что душевые не работают… Нельзя же так относиться к детям. Вызывает глубокое сожаление и другое: когда стала лепиться-готовить­ся эта коалиция-солянка, началось, я бы сказал, давление-гонение на членов нашей фракции и на наших партнеров. Не только елейно предлагали-перема­нивали, приезжая на дом или дачу, как и вызывая-приглашая к себе, но и уг­рожали, старались принудительно, не выбирая слова, перетаскивать в свои ряды, обещая не только горы золотые, но и неприятности. Доводили людей до истерики. У нас есть соответствующий материал и сейчас решаем, не подать ли его в полицию или суд… А волостной старейшина на заседании президиума волостного собрания с шумом-сканда­лом оскорбил членов волостного соб­рания, а также отправлял неэтичные сообщения.

— Но политика – вещь привлекатель­ная, это же как наркотик. По-видимо­му, уж очень хотелось им власти?

— Но это вовсе не значит, что надо те­рять своё лицо. Хотя вопрос в том, како­во было это лицо изначально.

— Кстати, нынешняя коалиция вы­нашивает идею объединить русскую и эстонскую школу в одну-единую, как и перевести всё образование на эстонский язык. Каково ваше мнение на этот счёт?

— Думаю, на этот вопрос лучше ответит жителям Йыхвиской волости Александр Романович, являющийся членом попе­чительского совета Йыхвиской русской основной школы. Я же не поддерживаю эти идеи, они требуют всестороннего изучения и глубокого анализа.

— Как утверждает народная молва, началу бурных событий во властных коридорах послужило на самом деле не неразбериха с переездом Йых­виской эстонской основной школы на время строительства её нового здания, а в связи с личными бизнес- интересами предпринимателя, чле­на Йыхвиского волостного собрания Аллана Мянда, касающимися в том числе и «Pargi Keskus», с учетом обе­щанного им строительства ледового холла и бассейна?

— Бизнес-интересы Аллана Мянда я не знаю, более того, знать не хочу. Но знаю точно, что инициирование вотума недо­верия волостному старейшине Максу Кауру не было случайно, потому что в волостном управлении полный пара­лич. Макс Каур не справляется со своей работой. И делаются не всегда благие дела. Например, конкурс госпоставки на реновацию первого этапа дороги на Нарва маантеэ выигрывала одна до­рожная фирма, но затем в волостном управлении предпочтение почему-то отдали другой фирме (обе – конкуренты нашей фирмы «N&V»), и первой фирме пришлось обращаться, ища справед­ливость, в Государственную комиссию по спорам проведения конкурсов гос­поставки, где был вынесен вердикт в её пользу. В то время, как такой результат некоторым чиновникам в волостном управлении не понравился, они заявили: мы их сгнобим — не дадим работать. Ну что же это такое! Полное безобразие! Это же касается и реновации стадио­на возле Йыхвиской русской основной школы, о котором я уже говорил ранее. Не смогли в волостном управлении точно подсчитать-рассчитать смету, пришлось дополнительно брать из во­лостного бюджета 250000 евро. Как же можно было готовить документы — всё было сделано, как говорится, от фонаря. То же и с реновацией-благоустройством детского сада «Sipsik» (с учётом его территории). И здесь пришлось пересчиты­вать смету – она, в правильно состав­ленных документах, оказалась на 90000 евро выше. И такие примеры можно приводить и далее. В волостном управ­лении даже на письма, которые офици­ально зарегистрированы, не отвечают. И не только после установленного сро­ка, а вообще не отвечают. Мертвая ти­шина. И благодать.

— Но во вторник, 30 июня, прошла, так сказать, первая новокоалиционная сессия волостного собрания. И всё как бы начинается сначала: вновь идёт де­лёж-раздача политических портфелей и должностей, хотя до муниципальных выборов остаётся год и три месяца?

— Безусловно, коалиции сейчас не до интересов Йыхвиской волости и её жителей – каждый старается решить свои личные интересы: поймать рыбу в мутной воде… Да и чиновникам надо меньше заниматься политикой, а боль­ше хозяйственными делами (надо задуматься, за что они получают зарплату из денег налогоплательщиков). Тогда и свои провалы будут меньше списывать на кого-то, заявляя, что им все мешают, например, наша фракция, как и бывшая фракция Центристской партии. Хотя это неправда, никто их не трогал, тем более, не мешал. Я лично предложил членам нашей фракции не влезать в хо­зяйственную деятельность волостного управления, не мешать чиновникам (все члены фракции поддержали это пред­ложение). И я вполне категорично заяв­ляю, что ни я, ни члены фракции не дик­товали каких-то условий чиновникам по каким-то вопросам – всё это домыслы, показывающие слабость, бессилие и не­порядочность некоторых членов волос­тного управления и чиновников. Умнее ничего не смогли придумать, как пере­вести на других свою неспособность- бездеятельность. Могли бы что-то придумать поубедительнее. Всё это их не красит. Их поставили, пусть они работа­ют и отчитываются о сделанном. А итог их сегодняшней работы можно увидеть, например, на только что построенной Музыкальной площади возле Концерт­ного дома – народ обозвал это «конц­лагерем»: за, так сказать, дизайнерскую ржавчину. Но обычно волостной ста­рейшина Макс Каур утверждает, что он ни при чём, это проглядели его замести­тели, то пусть возьмёт устав Йыхвиской волости и прочитает, за что отвечает волостной старейшина. А он отвечает за всё. И первым делом – за организа­цию и качество работы волостного уп­равления, за правильный, рачительный, расход денег волостного бюджета. И пусть не обманывает ни себя, ни других – не ищет несуществующих оправданий, а работает. Как волостной старейшина. И никто не будет предъявлять ему воту­мов недоверия.

— И снова о том же: политика как нар­котик. Та же Нина Негласон постоянно в интервью заявляет, что вовсе не рвется к власти, но как только вновь забрезжила эта власть, она мгновен­но встала у руля ведения заседания волостного собрания (хотя, согласно закону, это должен был быть старший её по возрасту депутат), где проходи­ло инициирование вотума недоверия председателю волостного собрания Эдуарду Эасту. А теперь и вовсе вы­ясняется, что его проведение, как и властный переворот, были, вроде бы, незаконны. Или это лишь народная молва? Да и верно ли, что уже подано заявление в суд для выяснения прав­ды и справедливости?

— Нет, это не народная молва, как вер­но и то, что подано заявление в суд. Ибо, действительно, проведение этого волостного собрания заслуживает пра­вовой оценки. И на сегодняшний день, исходя из полученного из министерства письма, утверждается, что и собрание, и право проведения собрания, было не­законно. По мнению юристов, решения, принятые на собрании, как и все после­дующие до сегодняшнего дня, считают­ся ничтожными, с вытекающими отсюда последствиями. Поэтому обе фракции — «Jõhvi – Meie Kodu» («Йыхви – наш дом») и Центристской партии обратились в суд, чтобы дать правовую оценку всему произошедшему. И представлять инте­ресы обеих фракций будет Эдуард Эаст.

— И, что же, снова может поменять­ся власть – всё может вернуться на круги своя, но ведь нынешняя коали­ция уже быстренько раздала посты-должности?

— Здесь вердикт должен вынести суд и никто другой.

— Возможно, в завершение интер­вью, вам хотелось бы ещё что-то ска­зать?

—  Хочу сказать жителям Йыхвиской волости: мы ваши, мы с вами, мы будем работать ради вас. На благо дальнейшего обустройства, развития и процветания, Йыхвиской волости. А если кто-то зажигает звёзды (скандалы), то кому-то это нужно, но ни нашей фракции, ни мне лично. Думаю, что йыхвисцы прекрасно понимают, кому это нужно.

Антонина Васькина
Фото автора

Подписывайтесь на наш Telegram-канал и следите за новостями Ида-Вирумаа