Как же стремительно и быстротечно время – вот уже и лето на исходе: отсчитал свою половину август. А это значит, что до начала нового учебного года, 1 сентября, остаётся лишь несколько дней.

Как же встречает его Йыхвиская русская основная школа – об этом, и не только об этом, – в интервью с её директором, депутатом Йыхвиского волостного собрания Ириной Шульгиной:

– Да, приближается учебный год и мы, как и все общеобразовательные учреждения, готовимся к нему, и готовимся в обычном режиме – у нас отлаженная система.

– Но, тем не менее, жизнь вносит коррективы – ту же непредсказуемость окончания ремонтных работ?

– (Улыбается.) К счастью, нас это миновало: после проведенной два года тому назад основательной реновации здания нам никаких особых ремонтов делать было не нужно, так что школа уже готова принять учеников.

– Всюду по Эстонии, как и в Ида-Вирумаа, нехватка учителей – в преподаватели идут случайные люди, не имеющие педагогического образования. А у вас?

– У нас нет дефицита кадров – не без труда, но педагогический состав укомплектован полностью. Есть и новички – молодые учителя. Это два учителя эстонского языка и учитель физической культуры, кстати, наш бывший ученик – Денис Шалкаускас. Он окончил Тартуский университет по этой специальности, хорошо известен в спортивных кругах – легкоатлет, неоднократный призер различных спортивных соревнований, как в Эстонии, так и за рубежом.

– И, всё же, по всей видимости, тревога остаётся, имею в виду вновь поднимающий голову в Эстонии коронавирус, который может не позволить устроить чудесный праздник – День знаний?

– Очень надеемся, что всё пойдет по плану и День знаний можно будет провести в виде торжественных линеек, куда традиционно приходят не только ученики, но и их родители, родственники, а также гости и представители местного самоуправления. Думаю (улыбается), что в этом учебном году в школу с особой радостью отправятся и учителя, и ученики, так как во время дистанционного обучения все соскучились по школе (одноклассникам и учителям, школьным мероприятиям) и жаждут активного живого общения, а не круглосуточного сидения за компьютером. Очень не хотелось бы, чтобы случилась новая волна коронавируса, так как на осень у нас запланировано множество мероприятий, одно из которых должно начаться уже в конце августа и продолжится в сентябре. Это международный проект, инициированный руководителем проектной деятельности нашей школы Галиной Сафроновой под названием «Предприимчивый учитель», получивший поддержку (около 20000 евро) от целевого учреждения «Archimedes». В рамках этого проекта пятеро учителей смогли бы пройти обучение и поделиться своим опытом работы в Италии.

– Невозможно не спросить о тех, кто нынче приходит в первый раз в первый класс?

– Конечно же особенным и незабываемым первый учебный день является для первоклассников. И мы постараемся, чтобы этот праздник надолго оставил след в их душе. В нынешнем году у нас открывается 4 первых класса, что за последние 10 лет случается впервые. Особый интерес родители проявили к классам раннего языкового погружения, но и два класса с русским языком обучения не останутся в стороне от более глубокого изучения эстонского языка. В этом учебном году в школе стартует пилотный проект «Профессиональный эстоноязычный учитель в основной школе», организованный Министерством образования и науки. Подобный проект уже на протяжении двух лет успешно действует во многих детских садах Эстонии, в том числе и в йыхвиских. Отзывы исключительно положительные, поэтому было решено продолжить удачно начатое дело, имеющийся опыт, и в основной школе. К нашей великой радости, два конкурсанта (учителей для участия в данном проекте выбирало само Министерство образования и науки) изъявили желание прийти именно в нашу школу, поэтому в двух первых классах параллельно с русскоязычным учителем будет работать и эстоноязычный учитель.

– Недавно, 1 августа исполнилось ровно 7 лет, как вы, победив в конкурсе, встали у руля этой школы. Какими же они были, эти годы?

– Очень интересными и насыщенными – плодотворными. Без ложной скромности скажу: за это время мы успели очень много сделать, изменить к лучшему, в нашей школе. В частности, кардинально изменился подход к учебному процессу, потому что мы меняли учебную программу, внедряли предприимчивое обучение для наших учеников, очень активно вводили проектное обучение. И делалось это не в единичном, а массовом порядке – нам удалось за 7 лет привлечь в школу более 200000 евро проектных денег на развитие учебно-образовательного процесса. Также мы внедрили «обучение через открытие», чего раньше в нашей школе не было. «Открытие» – это исследовательское обучение, которое проводится в сотрудничестве с Тартуским университетом. Он, согласно нашим запросам-заказам, присылает нам так называемые «чемоданчики» – специальное оборудование, которое позволяет уже ученикам начальной школы выполнять различные практические исследовательские работы – своего рода научные опыты. Например, наши дети (улыбается) выращивали бабочек и выпускали их в мир, выращивали и растения, проводили (конечно, на элементарном уровне) различные физические и химические опыты… Используется на уроках, начиная с начальных классов, и робототехника. Основы программирования… Да и потом, когда школа после основательной реновации, получила вообще суперусловия, где есть абсолютно всё необходимое оборудование, которое позволяет уже основательно и досконально изучать школьные предметы, то, конечно, могу сказать, что у нас сегодня процесс обучения происходит на самом высоком уровне.

– По-видимому, за эти 7 лет изменился и коллектив?

– Да. Интересно то, что он трансформировался за этот период времени, ведь был изменён (в рамках государственной реформы) наш статус – вместо гимназии мы стали основной школой. И отток гимназистов оставил меньшее количество учеников (чуть более 500), а соответственно – уменьшился и кадровый состав. К счастью, сокращений у нас было не так и много, ведь часть учителей перешла в гимназию – в основном те, кто и работал с гимназическим звеном. И на сегодня у нас сложилась очень сильная команда: творческая, профессиональная, слаженная – все, можно сказать, работают в унисон. Учителя понимают, какие требования предъявляются нам со стороны Министерства образования и науки, какие задачи ставит государственная программа… Безусловно, я немножко сожалею, что у нас не так много молодых учителей, как этого хотелось бы. Но зато наши учителя очень опытные, с очень высоким уровнем знаний. Об этом говорит и то, что каждый год наши ученики участвуют в олимпиадах, занимают призовые места.

– Как известно, славится ваша школа и сильным эстоноязычным направлением?

– Тут можно (улыбается) и похвастаться: мы одна из немногих русскоязычных школ Ида-Вирумаа, где эстонский язык преподают в основном носители языка, а предметы на эстонском языке ведут те учителя, у которых уровень его знания соответствует высшему. Наша школа как школа языкового погружения получила в прошлом году Знак качества в сфере руководства и лидерства именно среди школ языкового погружения.

– Но можно сказать, что 7 лет директорства – это и своеобразные потрясения: пришлось на своих плечах вынести очень тяжелую ношу – имею в виду, и осуществление перехода из статуса гимназии в основную школу; и основательная реновация здания (как и связанный с этим переезд на временную «квартиру» – организация там полномасштабного учебного процесса); и коронавирусное безвременье?

– Коронавирусный период для нас, как и для всех общеобразовательных учреждений, оказался неожиданным. Никто к этому готов не был. И пришлось очень быстро, очень гибко подстраиваться под те условия, которые, в принципе, диктовало государство. Точнее, каждый день шла информация – какие ограничительные меры, в целях безопасности, вводятся, как должны школы выстроить свою работу… И было понятно, что всем (и большим, и малым – ученикам и учителям) придётся осваивать в срочном порядке разные образовательные платформы. Но особенно сложно пришлось тем, кто не очень умел этим пользоваться. Мы даже участвовали в опросе, который проводило Министерство образования и науки (совместно с Таллиннским университетом), по поводу тех мер, которые школа предпринимала в этот период времени. Таллиннский университет, который взял на себя эту функцию, запросил от нас очень много материалов – сколько онлайн-уроков проводилось в неделю; какие приказы издавались директором; как мы работали в онлайн-режиме с педагогическим коллективом; какие мы ежедневно рекомендации-инструкции, письменно и устно, предпринимали в онлайн-режиме с нашими работниками… И хочу сказать, что здесь наша учебная часть – завуч и все, кто курирует разные вопросы в учебной работе, они очень чётко предоставляли рекомендации-инструкции – руководство к действию. Так, чтобы учителя чувствовали себя уверенно. Не растерялись. Те коллеги, которые оказались более подготовленными, освоившимися в дигитальном мире, взяли под свою опеку тех учителей, кто побаивался более активного использования этой системы, – было введено своего рода менторство. Мы постоянно анализировали результаты своей деятельности – срез тех учебных результатов, к чему мы пришли. Когда проводился последний педсовет, завуч подытожила, что результаты у учеников оказались лучше, чем во втором триместре.

– Коронавирус наглухо закрыл двери школы для учеников, а для учителей?

– Учителя могли приходить в том случае, если они хотели именно на своём рабочем месте, у доски, провести урок – сделать видеосъёмку (что делали они сами) своего урока и представить его ученикам в Интернете. Многие снимали свои уроки, особенно для маленьких учеников. С учётом и того, что некоторые родители, в связи с занятостью на работе, отправили своих детей к бабушкам-дедушкам. И чтобы организовать дневное рабочее время ребенка, нужны были инструкции. Малышам, 1-3 класс, явно нужны были помощники в этом плане, иначе бы они весь день (улыбается) играли бы. Их надо было постоянно направлять, инструктировать – вовремя усадить за уроки. Поэтому были очень разные форматы уроков – и в прямом эфире, и те, которые заранее записывались, а уже потом выставлялись, чем можно было воспользоваться в любое удобное время, например, когда родители пришли с работы и могли вместе с учителем в онлайн-режиме, посмотрев урок, позаниматься с детьми. Но некоторые классы, их, правда, немного было, где родители отказались от онлайн- уроков, а просили всё-таки давать задания через «Stuudium» – это школьная информационная система. И многие родители сказали, что только теперь поняли, переосмыслив-переоценив учительский вклад, насколько тяжёл труд учителя – им практически приходилось работать по 24 часа в сутки. В том числе и потому, что обратная, персонализированная, связь требует гораздо больше времени, как и подготовки… Но и у детей была высокая нагрузка, ведь учителю хотелось выдать весь материал. Реально же каждому ребёнку надо было самостоятельно заниматься 6-7 уроков по 45 минут. Но, тем не менее, мы проводили и так называемые разгрузочные уроки- мероприятия – День здоровья, День позитива, День творчества… В частности, дети присылали очень интересные, эксклюзивные, творческие работы, которые мы отправляли даже в Таллинн, чтобы с ними познакомились-увидели другие школы.

– Требовалось ведь не только организовать дистанционный учебный процесс, но и школьное питание – имею в виду ученические продовольственные пакеты?

– Первые две недели карантина мы о проблеме «дистанционного» питания школьников как бы не думали – этим занималось волостное управление, чтобы дать нам время совершенно по-новому организовать учебный процесс. Адаптация шла постепенно, на что и ушли примерно эти две недели. Также нам надо было выяснить-посчитать скольким ученикам мы должны выдать школьные лаптопы, планшеты, компьютеры – вся школьная техника разлетелась как горячие пирожки. С родителями, которые обращались к нам за помощью – особенно если в семье было несколько учеников, заключали соответствующие договоры (в связи с передачей школьной техники на весь дистанционный период обучения). И они были очень благодарны, что мы её им предоставили. А спустя две недели мы рассмотрели-проанализировали вопрос дистанционного питания школьников и пришли к выводу, что эту функцию (обеспечения школьников питанием – ученическими продовольственными пакетами) возьмёт на себя наша столовая. Многие родители изъявили желание получать именно их, а не горячую пищу. Наш шеф-повар разработала содержимое этих ученических продовольственных пакетов – оно получилось богатое: сливочное и растительное масло, сахар, яйца, молоко, колбасы, сосиски, фарш, мука пшеничная, крупы, макароны, фрукты… Вес каждого пакета – более 10 кг. Причём продукты были хорошего качества. В целях безопасности (не допускать скопления людей) пакеты выдавались сразу на месяц, а потом и ещё на один месяц. Очень хорошим подспорьем это яви¬лось особенно для тех семей, где несколько детей-учеников. Согласно обратной связи, и родители, и дети остались довольны. К сожалению, немало семей из-за коронавируса оказалось в затруднительном положении.

– Интересно, а после окончания карантина устраивались ли для учеников какие-то дополнительные занятия? Или же нужды в этом не было?

– Нужда была. В середине мая мы организовали частичное обучение в стенах школы для тех классов, где ученики пожелали подтянуть свои знания по программе – устранить пробелы, улучшить результаты.

– Нынешние годовые итоги оказались всё же похуже, чем предыдущие?

– Нет. Очень хорошие результаты. В этом году все дети, 100%, переведены в следующий класс; все, 100%, окончили школу и 50% девятиклассников сдавали экзамены по эстонскому языку… Состоялся у нас и выпускной вечер – одновременно для трёх классов. Приглашены были только учащиеся. А для родителей – мы всё записали на видеокамеру и выставили в социальных сетях. Так что, хотя и виртуально, но и они побывали на нашем выпускном вечере. Он оказался особенно трогательным – сказалась продолжительная самоизоляция. Выпускники были счастливы, что им не пришлось приходить по одному за получением аттестата, а всё же побыть всем вместе на устроенном в их честь торжестве. Даже плакали, когда благодарили учителей… Слава Богу, у нас никто не заболел коронавирусом. По всей школе были развешены дозаторы с дезинфицирующими веществами. В большом количестве имеются и маски.

– В случае второй волны, которую ждут и в Эстонии, готова ли школа к ней – вновь к дистанционному обучению?

– Безусловно, мы готовы, но нам этого очень не хотелось бы. Мы провели специальные курсы для учителей, чтобы выработать единый подход: если начнётся вторая волна, все были бы более подготовленные и опытные. Также, проанализировав, мы пришли к выводу: чем больше используется разных образовательных платформ, тем всем сложнее. Поэтому, когда этот дистанционный период подошёл к концу и учителя уже вживую вышли на работу – июнь был на календаре, то мы провели для них целый ряд внутришкольных курсов, по группам, с целью, если вдруг такая ситуация повторится, мы смогли бы работать в единой образовательной плат-форме. Особенно, если учесть, что есть семьи, где ученики учатся на разных школьных ступеньках, например, 2, 6, 9 классе. Учителя у них разные. И все использовали разные методы, разную методику, разный подход, разные дигитальные средства… Так что и родителям пришлось нелегко – надо было со всем этим разнообразием знакомиться, всё осваивать… Кстати, мы несколько раз проводили опрос среди учеников и родителей на тему степени удовлетворённости тем, что происходит во время этого карантина. Получили обратную связь и от учителей.

– Но сейчас, согласно активно муссируемой информации, на вас надвигается новое потрясение: своеобразный подкоп-требование с тем, чтобы вы ушли из политики и освободили пост директора школы? Или же эта лишь народная молва?

– Нет, не молва. Это действительно так. Приходят письма (причём во время моего отпуска, на которые необходимо отвечать), исходящие от волостного старейшины Макса Каура. Они основаны на запросах депутата волостного собрания Теэта Энока, который вдруг после моей 7-летней работы в этой школе очень заинтересовался организацией учебного процесса. Ему стало интересно: сколько учителей работает; какое образование у наших учителей; с какой нагрузкой они работают; какая у них зарплата и т.д. А ведь ещё не так давно Теэт Энок был председателем волостного собрания. Но тогда, как и раньше, этим не интересовался, а теперь ему понадобилось привести в волостное собрание своего единомышленника, вот он и старается.

– Возможно, в первую очередь это связано с тем, что вы раньше были в коалиции, а сейчас предпочли остаться в оппозиции, хотя, конечно, могли бы перейти-влиться в ряды новоиспечённой коалиции – и всё было бы прекрасно?

– Таков мой нравственный выбор. И так как я не присоединилась к нынешней коалиции, не ухожу добровольно из волостного собрания (считаю, что находиться в нём полезно для нашей школы), то мне уже открыто заявляют, что на спокойную жизнь рассчитывать не стоит.

– А верно ли, что у вас за 7 лет работы – сейчас седьмой по счёту работодатель?

– (Улыбается.) Верно. Это говорит о том, что в Йыхвиской волости нет никакой стабильности. Но никогда раньше не было в отношении меня политического преследования-давления, как это есть сейчас.

– Как уже изначально предполагается, если директор школы является одновременно и политиком, то неизбежно возникает конфликт интересов?

– Тут многое зависит от самого человека и его подхода к политическим решениям. Я пошла в политику только по одной причине: считала, что образование – это одна из самых приоритетных областей в любом самоуправлении (именно на образование выделяется львиная доля местного бюджета), и если человек компетентен, то он может быть полезен для развития сферы образования именно в своём, пусть и маленьком, самоуправлении, внести свой профессиональный вклад. Безусловно, когда в том же Йыхвиском волостном собрании работает человек, который непосредственно знает что и как происходит в сфере образования, то это всегда только на пользу Йыхвиской волости, её жителям… Кстати, первый год, как я стала директором, был годом выборов и меня приглашали баллотироваться, но я отказалась, ибо считала, что сначала надо досконально изучить жизнь-деятельность новой для меня школы (хотя и был уже немалый опыт – в течение 8 лет работала завучем Таммикуской гимназии), вникнуть во все тон¬кости, отладить тот процесс, который по моему представлению нужен в этой школе – привлечь коллектив к единому вращению… И только спустя четыре года, на следующих выборах, я приняла предложение баллотироваться.

– Вы же вместе с Теэтом Эноком баллотировались в одном избирательном союзе «Jõhvi» («Йыхви»). Получается, политическая любовь недолговечна, хотя, вообще- то, как утверждается, любви в политике не бывает, есть лишь интересы?

– Нынче мы оказались по разные стороны: он вошёл в состав новоиспеченной коалиции, а я осталась в ставшей теперь оппозиции.

– Вменяется вам в вину и то, почему приняла на работу в школу свою мать и сына. Хотя в прежние времена это же была гордость – династия, три поколения в одном коллективе. Казалось бы, это надо ценить и сегодня, тем более, что сегодня идти работать в школу особо не хотят?

– С этим вопросом лучше обратиться к Максу Кауру и Теэту Эноку. Скажу лишь о том, что никакой тайны из этого не делала – прежде чем принять на работу и мать, и сына, я ставила об этом в известность своих тогдашних работодателей, получая от них соответствующее разрешение. Все предыдущие мои работодатели знали, кто у меня работает в школе, Каур же решил оформить эти трудовые отношения в соответствии с антикоррупционным законодательством.

– Но создание такой напряженной обстановки мешает ведь подготовке к новому учебному году?

– Я ко всем этим давлениям-подкопам, запросам отношусь философски, как к игре. Хотя мне (улыбается), даже в некоторой степени приятно, что к нашей школе вдруг такое внимание, такой повышенный интерес. Тем более, что в ответ на эти письма-запросы у меня есть много того, о чём написать-рассказать. А если говорить серьёзно, то в случае, когда волостное управление хочет проконтролировать деятельность школы, оно может провести служебный надзор по любому интересующему его направлению. Только заранее за 2 недели, уведомить об этом образовательное учреждение. За 7 лет моей работы в школе были проведены: госконтроль со стороны министерства образования, дважды контроль со стороны ревизионной комиссии волостного собрания, контроль со стороны специально нанятого за деньги человека, проверявшего результаты обучения на государственном языке и дважды контроль со стороны целевого учреждения «Иннове». Так что к проверкам любого рода мы готовы. По поводу же запросов скажу так, что ответы на все вопросы можно было бы получить при непосредственном живом общении, на что ушло бы значительно меньше времени и сил – ответы прозвучали бы моментально… А что касается подготовки к новому учебному году, то такое давление никаких негативных корректив не вносит, ведь школа, как я уже сказала, к новому учебному году уже готова.

– И в завершение: ваши пожелания всем участникам нынешнего учебного года.

– Хочу пожелать всем нашим ученикам и родителям, как и учителям, тёплых, солнечных, августовских летних дней, чтобы окончательно набраться сил перед новым учебным годом! И пусть для всех он окажется интересным и удачным. Счастливым!

Антонина Васькина
Фото автора

Подписывайтесь на наш Telegram-канал и следите за новостями Ида-Вирумаа