Вода, вода. Кругом вода…

172 Views
Вода

В интересное время живем! Школьники уверены, что булки на деревьях растут, а сланцы – это не полезное ископаемое, а пляжные тапочки. На вопрос, откуда в ваш кран поступает вода, отроки отвечают по-разному. Версии разнятся от «из озер» до «через опреснители из моря». Даже некоторые люди, находящиеся в солидном возрасте затрудняются сказать, откуда поступает в краны вода. Знают, что из «Biopuhastus», а откуда ее берут там для последующей очистки, знают не все. Некоторые пожилые отвечают однозначно: мол, в наш дом воду из болота качают – такая она вонючая. Но таких жалобщиков не смущает, что в соседнем доме из кранов бежит кристально чистая водица без посторонних запахов и привкусов. О некоторых аспектах водоснабжения «Панорама» решила побеседовать с руководителем предприятия «Järve Biopuhastus» Владиславом Корзановым.

– Действительно, Владислав, biopuhastus переводится как биоочистка. Вы очищаете сточные воды. А где берут воду для питья, которая поступает в наши дома?

– Если мы рассматриваем регион Кохтла-Ярве и Йыхви, то основное количество воды приходит с водозабора, который расположен в районе Куртна – Вазавере. Здесь находится подземный водоносный горизонт, с которого и поступает вода. Это около 70 – 75 процентов всей воды. Еще один водозабор находится в районе Ахтмеской части города Кохтла-Ярве. А третий, основной водозабор расположен в Ярвеской части города в районе улицы Оутокумпу. Есть еще маленький водозабор, который находится в деревне Кукрузе. Все эти подземные водозаборы в совокупности обеспечивают водоснабжение Йыхви и Кохтла-Ярве. Основная часть этой воды поступает на водофильтровальную станцию в Ахтме. Уже оттуда она раздается по магистральным водопроводам потребителям.

– Многие думают, что воду для питья берут в Куртнаских озерах. Так ли это?

– Из озер в Куртна осуществляется забор технической воды для нужд химпредприятия VKG.

– Сколько километров трубопровода для водоснабжения принадлежит «Järve Biopuhastus»?

– Свыше двухсот километров.

– Зима на носу. Если предположить, что она будет суровой, то трубы готовы к такой зиме?

– Конечно. Все трубы прокладываются ниже глубины промерзания.

– Как часто вы ремонтируете трубы?

– В Эстонии срок жизни труб определен 40 лет. Естественно, за такой срок без ремонта ничего не обходится. Большие ремонты делаются один раз лет в двадцать. Однако ремонт по устранению утечек и строительство мы делаем постоянно.

– А как по поводу мнения жильцов некоторых домов о том, что вы, мол, воду подаете из болота – такая она грязная и вонючая? Причем, в соседних домах вода кристально чистая. В чем дело?

– Мы свою воду контролируем в точках нашей ответственности – на границе участка недвижимости. Как правило, дополнительный привкус, мутность воды, ее непрозрачность объясняются неисправностью сетей внутреннего водоснабжения. Товарищество такого дома должно чистить или менять трубы.

– Один вопрос, который задал читатель, находящийся уже не в столь нежном возрасте, может показаться наивным, но ответить на него надо. Этот вопрос звучит так. «Вода находится под землей, стало быть – в недрах. По закону недра принадлежат народу. Так с какой радости народ должен платить за воду»? Не хотите ответить?

– Хороший вопрос. Мы платим налог за использование природных, в частности, водных ресурсов. Штат сотрудников «Järve Biopuhastus» 80 человек. За свою работу они должны получать зарплату. Вся система водоснабжения и водоотведения стоит несколько десятков миллионов евро. У нее есть сроки амортизации, ее постоянно надо менять.

– Владислав, это были вопросы из серии наивных. Теперь вопрос очень серьезный. Проблема зловонных запахов, чувствуется, решается, но амбре все же витает над Ярвеской частью города. Что делается в этом направлении?

– Последние полтора года мы занимались проектными работами, подготавливали предварительный проект. Наша первоначальная идея была построить сооружения термической очистки. Их стоимость превышала бы 5 миллионов евро. В процессе проектирования мы поняли, что этот вариант не самый рентабельный и не самый лучший в настоящее время. Во время работы над проектом Министерство окружающей среды изменило законодательное регулирование. Министр издал постановление, по которому наш высушенный ил запрещено использовать для рекультивации, в сельском хозяйстве, для озеленения. Оставалось его только сжигать. Завод в Кунда отказался принимать этот ил. Возить на сжигание в столичную ТЭЦ Иру очень дорого и непродуктивно. Наш проектировщик параллельно разрабатывал и альтернативные варианты. Мы пришли к варианту, который будет ограничивать неприятные запахи в той же самой мере: они уменьшатся на 34 – 37 процентов. Мы реконструируем систему принудительной очистки. Этот проект мы намерены осуществить, возможно, к концу 2021 года. И стоить он будет не больше 1,5 миллионов евро, вместо 5 миллионов, которые были предусмотрены.

– За последние два года повысилась цена на воду. Читателей интересует, с чем это связано.

– С тем, что налоги на использование водных ресурсов государство постоянно повышает. Повышаются требования к очистке стоков, водоподготовке, что также вызывает удорожание. Сказывается также отток клиентов: вы же знаете, что в Ида-Вирумаа – отрицательный прирост населения. Число клиентов уменьшается примерно на 2 процента в год. Количество потребляемой воды и количество стоков постепенно уменьшаются, соответственно уменьшается и водопотребление, а расходы и требования к качеству – наоборот, повышаются, – сказал Владислав Корзанов.

Руководитель предприятия отметил, что в условиях пандемии коронавируса на всех участках «Järve Biopuhastus» созданы условия, отвечающие рекомендациям и требованиям Департамента здоровья. Случаев заболевания COVID-19 среди персонала не было.

Евгений Капов
Фото автора

Подписывайтесь на наш Telegram-канал и следите за новостями Ида-Вирумаа