Продолжавшийся несколько месяцев театральный онлайн-марафон «Театрикус -2.0», успел завершиться до введения в Ида-Вирумаа жестких ограничений. В течение всего этого времени творческие группы из многих уголков Эстонии пытались для себя выяснить, что же это такое — «онлайн-театр», и где проходит та грань, отделяющая «живой» театр от фильма-спектакля и видеоконференции.

Вопрос актуален, тем более что 2020 год застал человечество врасплох, и, естественно, мир искусства не остался не затронутым ограничениями, направленными на борьбу с пандемией коронавируса. Театралам, как и представителям других сфер искусства, пришлось адаптироваться: искать и развивать иные способы общения со зрителем во имя выживания самого театра. В рамках проекта «Театрикус» молодые артисты разрабатывали новые форматы театра – так, как видят это они сами. Безусловно, работу каждой из команд, которых в этом году набралось более десяти, курировали отдельные менторы: профессиональные актёры, режиссёры, сценаристы.

Концепцию постановки нужно было не просто представить, а довести идею до воплощения в жизнь. И здесь любительские театры столкнулись с рядом сложностей, с которыми они справлялись кто как смог.

К слову, если уездный фестиваль школьных театров, состоявшийся в октябре, прошёл в более или менее привычной для артистов обстановке, пусть и при ограниченном количестве зрителей, то «Театрикус» этого года прошёл у многих молодых актёров в стенах собственных квартир перед экраном мониторов и объективом веб-камеры. Это потребовало от руководителей команд и организаторов засучить рукава и провести серьёзную техническую подготовку. Результат же превзошёл все ожидания: каждая из пяти пробившихся в финал работ, имела свою «изюминку».

Выпускник Школы-студии «МХАТ», нынешний актёр Русского театра Эстонии и создатель проекта «Театрикус» Александр Кучмезов считает, что введённые ограничения лишний раз показали необходимость разработки новых форматов театра, а связанные с требованиями сложности создают благодатную почву для появления новаторских решений.

— Всё получилось очень интересно: «Театрикус», хоть и задумывался как «онлайн-марафон», но мы всё-таки планировали провести финал здесь, в Нарве, а значит — встретиться с участниками, пообщаться с ними, получить обратную связь, проанализировать вместе всё то, что прошло. Всё-таки сегодня никто не может точно сказать, каким должен быть «онлайн-театр». Не написано ещё по этой теме ни одного учебника. Да и сами условия изменяются. Так за неделю до финала были введены новые ограничения, что изменило наши планы: показ работ финалистов пришлось проводить в онлайн-среде, как и последующее наше с ними общение.

— То есть можно с уверенностью сказать, что цели, ради которых создавался «Театрикус» (имею ввиду, поиск ответа на вопрос «Как может существовать театр в мире, где есть угроза самоизоляции»), достигнуты?

— Уверен, что мы — на верном пути, и наши поиски уже приносят результаты.

— Если уж мы говорим о любительских театрах, не возникло ли у вас ощущения, что постановки были упрощены по причине слабого технического оснащения?

— Вопрос не в оснащении: видеокамеры есть практически у всех. К тому же видео можно снимать и на камеру мобильного телефона. Дело касается программного обеспечения, а точнее – умения или неумения работать с ним. Немаловажным является и наличие желания участвовать в этом. К примеру, среди участников были те, кто до этого момента не сталкивались с приложением «Zoom». Но они справились. Были и те участники, которые смоги найти помощь со стороны. Я надеюсь, что наш проект помог кому-то из них улучшить навыки общения с гаджетами.

— Вам, как профессиональному театральному деятелю, что дал «Театрикус» этого года?

— В первую очередь, он дал мне возможность понять, сколь ценны моменты встречи с живым партнёром на настоящей театральной сцене. Во-вторых, напомнил, что сегодня, в эпоху пандемических ограничений, для того чтобы не впадать в панику и отчаяние в момент, когда артистам запрещают выходить на сцену, необходимо быть готовым к разного рода вызовам, в том числе — и к уходу театра в «онлайн», — считает Александр Кучмезов.

Сложно сказать, сколь негативное влияние на настроение участников оказали весенняя, осенняя волны пандемии и связанные с ними локдауны, но в постановках разных команд неоднократно поднималась тема депрессии и, что более ужасно, молодёжного суицида.

Вопрос, почему эта тема стала актуальной, еженедельник «Панорама» задал участнице Йыхвиской театральной студии «Экспромт» Валерии Кравченко, которая вместе со своей труппой представила постановку «Выход есть». В ней Валерия выступила в ролях и автора сценария, и режиссера, и главной героини Сони, жизнь которой после переезда в новый город пошла под откос, а одноклассники, роли которых сыграли друзья Валерии, и вовсе довели героиню до попытки самоубийства.

— Основной причиной того, что решилась взяться за эту тему стали социальные сети. Вот ты заходишь в них и видишь своих сверстников, у которых, быть может, неразделённая любовь, или же нет взаимопонимания с одноклассниками, имеются сложности в общении с родителями. Это их убивает: не имея никаких, в общем-то, интересов и не видя перспективы в жизни, они занимаются саморазрушением. Вот он, одноклассник, пришёл в школу, отсидел уроки и всё. У меня, конечно, в жизни столь сложных ситуаций, как у моей героини, не случалось. Но Соня ведь собирательный образ. Это то, что я вижу каждый день в школе, среди моих друзей. Хотя, мы ещё в некоторой степени дети, но у нас ведь есть проблемы, и мы хотим, чтобы нас слышали. Особенно в нынешнее время, когда мы учимся на «удалёнке». Это крик души…

— Твоя работа, к счастью, с оптимистичным финалом, к тому же и название постановки – «Выход есть» лишний раз подчеркивает, что любая жизненная проблема разрешима. Как ты думаешь, с учетом того, что постановки можно сейчас в Интернете пересматривать, для кого просмотр был бы более полезным? Для взрослых или подростков?

— Думаю, для взрослых. Ведь часто причиной того что подросток решается на этот последний шаг, становятся именно взрослые: родители, учителя, старшие братья и сёстры. Но и школьники смогут для себя что-то почерпнуть. Может быть, узнают себя в каких-то схожих ситуациях. Но они обязательно увидят и то, что выход есть всегда. Нет нерешаемых проблем, — сказала Валерия Кравченко.

Не только один лишь «Экспромт» в своей постановке поднимает тему хрупкости человеческой жизни. Театральная работа «На грани», представленная кохтла-ярвескими школьниками, заставляет зрителя вновь и вновь обращать внимания на то, что жизнь человеку дана лишь одна. Да, она полна испытаний, но пока ты жив, есть смысл бороться. На жизненном пути может случаться множество неприятностей, но никогда не стоит опускать руки, и, тем более, решаться на последний шаг. Ведь всё можно исправить в жизни… ну или почти всё. «Знаете, когда ничего нельзя изменить? Когда родной человек умер…» — эта фраза, сказанная известным психотерапевтом, роль которого в спектакле исполнила руководитель и режиссер студии «Театр ЯРГ» Татьяна Кундозёрова, стала кульминацией всей постановки. По сюжету проходила встреча кохтла-ярвеских школьников с известным и очень опытным психотерапевтом, и, конечно же, согласно сегодняшним реалиям, конференция проходила в режиме онлайн. Школьники один за другим делились со специалистом своими переживаниями, рассказывали о проблемах. Каждый из них был настолько увлечен рассказом о своих бедах, что даже не заметил трагедию, развернувшуюся по другую сторону экрана.

Команде Татьяны Кундозёровой удалось, несмотря на то что постановку показывали в онлайн-приложении «Zoom», выйти за рамки режима видеоконференции и с помощью зажжённых свечей создать камерную атмосферу. Кохтла-Ярвеский «Театр ЯРГ», как и Йыхвиский «Экспромт», стал финалистом фестиваля.

Руководители театральных студий после завершения онлайн-марафона поделились с еженедельником «Панорама» своими впечатлениями:

— Я сама себе доказала, что онлайн-постановка должна быть не дольше 20 минут. Цифровой перфоманс отличается от реального театра, в котором присутствует контакт актёра со зрителем. Это усложняет задачу, ведь теперь в 20 минут надо уместить вступление, завязку, кульминацию и развязку. И при этом должна присутствовать логичность сюжета. В этом и заключает сложность. К тому же, если мы говорим о контакте со зрителем, то в онлайнтеатре надо смотреть не в глаза зрителю на экране, а в объектив видео- или вебкамеры. К этому надо привыкнуть. Безусловно, участие в «Театрикус» дало большой опыт. Если сравнивать сегодняшнюю ситуацию с весенним карантином и уходом на дистанционное обучение, то после участия в «Театрикус» мне стало проще проводить онлайн-репетиции с детьми, встречи с родителями в «Zoom», — сказала Татьяна Кундозёрова.

— Участие в «Театрикус» — это было сложно. В самом начале мы плохо представляли, что такое «онлайн-театр». В моём понимании это — видеокамера, снимающая всё происходящее на сцене, где, как и полагается в театре, играют артисты. Всё происходящее транслируется в Интернет. На практике же мы столкнулись с тем, что не будет сцены в привычном для нас понимании. Никто не ограничивал нас, и мы вольны были представлять своё виденье. Единственное, от чего хотелось уйти, так это от ощущения видеоконференции, ведь постановки пришлось представлять в приложении «Zoom». Также, мы отвергли идею записать постановку заранее, отдав своё предпочтение живой игре. Хотя и понимали, что технически это будет осуществить очень сложно. Пришлось задействовать видеокамеры, квадрокоптер, несколько компьютеров, свет… одним словом – собрать мини-студию, привлечь другие кружки, друзей. Но это был прекрасный опыт, и надеемся, что не последний, – поделился впечатлениями руководитель студии «Экспромт» Йыхвиского Центра культуры и интересов Урмас Лаада.

В финал проекта попали пять команд: «Театр ЯРГ» (КохтлаЯрве), «Art-cherdak» (Таллинн), «Экспромт» (Йыхви), «Неваляшки» (Раквере) и «Адреналин» (Нарва).

Кульминацией всего проекта стало награждение, но и оно прошло, в силу действующих ограничений, в формате «1+1»: Александр Кучмезов посетил театральные студии участников и в костюме Деда Мороза раздал дипломы, угощения и заветных плюшевых слонов – символов театрального онлайн-марафона.

«Театрикус-2.0» завершен. Сейчас, когда школы, Центры культуры, Дома творчества и кружки по интересам ушли на «удалёнку», замерев в ожидании, у театралов есть время осмыслить полученный опыт. Ведь уже сейчас можно предположить, что театр, каким мы помним его до пандемии, таковым уже не будет. Но и повода закрывать занавес, покуда театр живёт в сердцах, тоже нет.

Проект был реализован при финансовой поддержке Британского совета.

Илья Тельнов
Фото из частного архива

Подписывайтесь на наш Telegram-канал и следите за новостями Ида-Вирумаа