В канун православного праздника Рождества Христова, в Кохтла-Ярвеском музее Славянских культур появился новый экспонат: икона Спаса Нерукотворного, выполненная в технике так называемой «алмазной» вышивки. Этот подарок преподнесла руководителю музея, бывшему учителю Славянской основной школы Розе Андреевне Ивановой ее коллега – бывший педагог той же школы, а ныне – пенсионер, Маргарита Николаевна Реутова.

Нынче время такое, что этот музей посещают по одному – два человека. Но ведь не зря говорят: мал золотник, да дорог. Пуcть этот экскурсант в маске, находится на положенной дистанции, но глаза и уши у него широко открыты. Особенно в эти рождественские дни. Ведь празднование православного Рождества Христова корнями уходит в русскую, славянскую культуру

– А что значит Рождество для вас – основательницы и хранительницы этого музея? – поинтересовалась «Панорама» у Розы Андреевны Ивановой.

– Праздник посвящен появлению на земле Спасителя. И для меня, как и для всех верующих людей, это надежда на будущее. Всё, что происходило на земле, история делит на две части: до Рождества Христова, и после Рождества Христова.

– Католики отметили Рождество в конце прошлого года, православные люди – 7 января. Как эти два Рождества уживаются вместе?

– Не два, а одно Рождество: Бог-то один! Благодаря Ему, человек понял, что душа бессмертна! В условиях, когда все храмы закрыты, настоящие верующие не остались без праздника. Дома зажгли свечи, приготовили праздничную трапезу, уделили особое внимание детям, потому что это – семейный праздник. Я вспоминаю свое детство, когда на Сахалине училась в пятом – шестом классе. Шли с мамой по городу, и я обратила внимание, что на подоконниках стоят тарелки, в которых рис с изюмом. Спросила маму, что это такое. Она мне объяснила, что это кутья, которую готовят не только на проводы человека, но и на Рождество.

– Это было тогда, когда газеты призывали бороться с празднованием Рождества как с позорным явлением?

– Именно в те годы. Но люди отмечали, несмотря на политику агрессивного атеизма. Мы знали, что Рождество – большой праздник. Украшенная новогодняя елка для нас была символом праздника Рождества Христова.

– Тридцать лет назад РПЦ в Эстонии оказалась православной церковью за рубежом. Как вы, живя сегодня за пределами России, воспринимаете эту «зарубежность»?

– До тех пор, пока я вплотную не соприкоснулась с Пюхтицким женским монастырем, для меня само понятие «Эстонская православная церковь Московского патриархата» не было особо близким. Но когда на базе Пюхтицкой обители прошел ряд мероприятий, посвященных духовно-нравственному воспитанию детей и молодежи, русской культуре, поэзии, я глубже поняла, что это и есть та частица святости, духовности, что объединяла нас прежде. За это я очень благодарна настоятельнице обители игуменье Варваре, которая ушла из жизни в 2011 году, и которую мы будем помнить до конца своих дней. Именно матушка Варвара и Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II благословили обитель на проведение научно-практических конференций по воспитанию молодежи, республиканских конкурсов русской поэзии. Они сами понимали, что без этого русскоязычному жителю зарубежья будет очень сложно. К этим конференциям и конкурсам подключились с энтузиазмом учителя, некоммерческая организация «Сретение», которой руководит Михаил Богрый.

– Никто не спорит с тем, что церковь должна заниматься духовно-нравственным воспитанием. Не случайно при некоторых храмах работают воскресные школы. А обычные общеобразовательные школы справляются с таким важным делом, как воспитание ребенка высоконравственным человеком? У вас педагогический стаж превышает 50 лет. Что вы думаете по этому поводу: справляются ли школы с этой задачей?

– Нет. И не только в Эстонии.

– А что вы думаете об изучении русскими детьми и молодежью русского языка?

– Современные люди сумели засорить наш красивейший русский язык иностранным «мусором», и это уже считается нормальным. И это – позор.

– Роза Андреевна, на этом удручающем фоне конкурсы русской словесности, которые проводятся в Пюхтице, выглядят так, словно время повернулось вспять, и можно услышать настоящую русскую речь. Но вернемся к вашему музею. Здесь, над макетом Успенского собора Пюхтицкого монастыря расположены гобелены – иконы. Откуда это?

– Когда создавался наш музей, я четко понимала необходимость советоваться с матушкой Варварой. Она мне назвала три иконы, которые должны составить основу нашей экспозиции: это Казанская икона Божией Матери, икона Умиление, и Серафим Саровский. И когда у меня появилась такая возможность, я заказала в Белоруссии все эти три иконы.

– И о новом экспонате, пожалуйста.

– Эту икону сделали мои бывшие коллеги под руководством Маргариты Николаевны Реутовой – учителя истории, находящейся ныне на заслуженном отдыхе. Этот подарок внушает надежду на лучшее. Пока же, было очень печально: не было привычного праздника. Мне, как матери, было очень грустно из-за того, что не пришли, как обычно, сын с внуком, чувствовала себя немного скучновато и неуютно. Но, что поделать, надо соблюдать требования. Лучшую оценку минувшему году дала моя дочь, которая сказала: «Мама, не гневите Бога, год был хороший – он прошел для нашей семьи без потерь». Я с ней согласна.

Как подметила Роза Андреевна, после появления младенца Христа, события в мире стали делить – «до Рождества Христова» и «после рождества Христова». Потом пришла новая идеология, и историю поделили – «до нашей эры» и «после нашей эры». Правда, нынешние «детки» дают новое толкование сокращениям до н.э. и после н.э. – «до начала эпидемии» и «после начала эпидемии». Ну, если со знаниями проблемы, то хоть с чувством юмора все в порядке. И это радует!

Евгений Капов
Фото автора

Подписывайтесь на наш Telegram-канал и следите за новостями Ида-Вирумаа