Ида-Вируское отделение Кассы по страхованию от безработицы – организация, способная бросить «спасательный круг» утопающему. Хотя некоторые люди считают, что спасение утопающих – дело рук самих утопающих, государство сумело доказать, что и оно способно вытащить человека из крайне трудной ситуации. Например, спасти человека, потерявшего работу и оставшегося без средств к существованию. С начала года прошло полтора месяца. Но как под новогодней елкой мы слышали, что в Ида-Вирумаа безработица – самая большая в Эстонии, так и теперь, когда елки выброшены на свалку, продолжаем слышать то же самое. А ведь «песенка» эта звучит уже не год и не два. Мелодия остается прежней, только аранжировка немного видоизменяется.

По уже сложившейся традиции «Панорама» каждый месяц открывает читателям двери в кабинет заведующей Ида-Вируским филиалом Кассы по страхованию от безработицы Аннеки Теэлахк. На этот раз за ее столом находились еще две дамы: ведущий консультант по услугам для работодателей Катрин Лаар и Рийна Лаар-Шелапугина – руководитель Йыхвиского бюро регионального филиала Кассы по страхованию от безработицы. Так что «Панорама» задавала вопросы сразу трём работникам, и они втроем на них и отвечали.

– Какие кардинальные изменения произошли в работе «биржи» в условиях ограничений, связанных с пандемией?

– Изменился подход к обслуживанию клиентов, расширились их возможности. Теперь клиенты могут получить консультации дистанционно: по телефону, через портал самообслуживания. Прежде можно было связаться через портал самообслуживания, по телефону же – только в качестве исключения. В начале прошлого года по телефону зарегистрироваться в качестве безработного было невозможно, сейчас такая возможность у клиентов есть. Можно по телефону получить услуги. Даже информационные часы и групповые консультации мы начали проводить дистанционно.

– Госпожа Теэлахк, без статистики не обойтись. Какова обстановка на рынке труда в регионе на 8 февраля?

– Сегодня в Ида-Вирумаа на учете состоит 8 505 человек, ищущих работу.

– В первых числах феврали было объявлено, что безработица в Ида-Вирумаа составляет 13,9 процента, и это – самое большое количество безработных в Эстонии. Это так?

– Уточним: самый высокий процент по стране.

– Почему именно в Ида-Вирумаа такая большая цифра?

– Во-первых, почти всегда к концу года безработица была самая высокая. Почему? Во-первых, сейчас это пандемия; во-вторых, к началу года работодатели проводят изменения, в результате которых безработица повышается. Теперь учтем, что у нас туристический сектор и сектор общественного питания сильно пострадали из-за ограничений, которые привели к сокращениям. Однако могу сказать, что на сегодняшний день эта цифра у нас стабилизировалась, трудовой рынок начал «шевелиться»: если в начале года у нас было 200 – 300 вакантных рабочих мест, то сегодня их свыше 500. Катрин может уточнить, кого ищут работодатели.

– Требуются квалифицированные рабочие по металлообработке, весь промышленный сектор ищет работников, как квалифицированных рабочих так и специалистов среднего и высшего звена, – говорит Катрин Лаар.

– Мы видим, что с каждым днем все ближе и ближе время, когда сланцевый сектор окончательно «накроется медным тазом». И в то же время в сланцевом краю требуются работники на промышленные предприятия. Как это понимать?

– Например, в Нарве на завод Fortaco Estonia OÜ требуется 45 работников. Всё зависит от объема заказов. Мы также постоянно встречаемся с руководством промышленных парков, где в ближайшие два года планируется открыть новые предприятия. Так что уже сегодня мы даем работодателям и инвесторам анализ рынка рабочей силы.

– Наверное, все инвесторы хотят, чтобы у них были квалифицированные работники, которым они будут платить «минималку»?

– Мы объясняем работодателям: если вы хотите получить квалифицированную рабочую силу, то вы должны подумать и о достойной заработной плате. Обычно мы называем им цифру – среднюю по Эстонии.

– Рийна, кто является клиентами Йыхвиского бюро, которое вы возглавляете?

– В большей мере это жители Кохтла-Ярве, Йыхви, Кивиыли, Люганузеской, Алутагузеской и Тойлаской волостей.

– И где из перечисленных вами самоуправлений, больше всего безработных?

– В Кохтла-Ярве. Из всех наших 3488 клиентов 2085 приходится на этот город. Это получается примерно 60 процентов от всех наших клиентов.

– 340 миллионов евро из европейского Фонда справедливого перехода все-таки решили направить в Ида-Вирумаа, куда они изначально и предполагались. По-вашему, на что, в первую очередь, должны быть направлены эти деньги?

(Дамы многозначительно посмотрели на своего начальника, делегируя тем самым ей право ответить на этот вопрос).

– На создание новых рабочих мест, – ответила Аннеки Теэлахк.

А Катрин Лаар уточнила, что сегодня в практике – региональное пособие на создание рабочих мест. Цель которого – способствовать созданию рабочих мест и трудоустройству безработных в регионах, где наблюдается высокая безработица.

– Работодателю, который принимает на работу людей, состоящих у нас на учете, компенсируется 50 процентов от заработной платы, если он нанимает, как минимум, пять безработных, которые зарегистрированы в качестве безработных в Ида-Вирумаа, Пылвамаа, Валгамаа или Вырума, и в течение шести месяцев не были заняты или в общей сложности были временно заняты менее 30 дней деятельностью, которая названа в § 6 ст. 6 пп 3-5 Закона об услугах и пособиях рынка труда.

– «Умный» работодатель принял эти пять человек, получил пособие, а на следующий день их уволил. Что тогда?

– Тогда пособие подлежит возврату. У безработного это своего рода гарантия того, что за ним закреплено рабочее место.

– Что такое – 340 миллионов евро для спасения целого региона? Некоторые утверждают, что это – мелочь?

– Это довольно большие деньги. С другой стороны, у Кассы по безработице есть и свои ресурсы.

– 8 500 безработных. Кто, в основном, эти люди?

– По статистике, основная группа – люди 50-59 лет. Таковых у нас 27 процентов.

– А теперь скажите: перед работодателем два соискателя на место – одному тридцать лет, другому – около шестидесяти. Кого, по-вашему, он возьмет?

– Более опытного, того, кто сможет более качественно выполнить сложную работу.

И тут Аннеки Теэлахк приводит «убийственный» аргумент.

– Мне …лет. Но я ведь способна выполнять свою работу квалифицированно и качественно. Так что, возраст не имеет значения.

– Так. Предположим, что по каким-то соображениям на ваше место все же пришел другой человек. А вы хотите работать. Что вы еще умеете?

– Между прочим, по образованию я учитель – преподаватель русского языка и литературы. Сразу пойду в школу. Учителя в Эстонии востребованы.

– Другой вопрос: работодатель возьмет того, кто более квалифицированный. А если оба обладают высокой квалификацией, но один владеет эстонским языком, другой – нет. Кого возьмут?

– Есть рабочие места, где просто необходим эстонский язык. Работодатель будет смотреть.

– А есть в Эстонии рабочие места, где необходим русский?

– Есть такие места, где необходимы, как минимум даже не два, а три языка. И у нас есть на учете кандидатуры, которые могут заполнить такие вакансии. Кстати, у полиглотов и зарплата выше.

Как объяснили собеседницы, у Кассы по безработице есть масса возможностей помочь человеку обустроиться в жизни: получить новую специальность, выучить язык. Главное – его желание. Большинство клиентов горят желанием вновь приступить к работе после «вынужденного заслуженного отдыха» – сокращения. Есть даже курсы трудовой реабилитации для тех, кто потерял привычку к созидательному труду в местах не столь отдаленных. Все три дамы, с которыми беседовала «Панорама», настроены очень оптимистично. Они верят, что эта полоса пандемии когда-нибудь закончится, всё войдет в свою колею, люди вернутся к прежней жизни. А пока работники «биржи» делают все от них зависящее, чтобы помочь людям удержаться на плаву.

Евгений Капов
Фото автора

Подписывайтесь на наш Telegram-канал и следите за новостями Ида-Вирумаа