17 февраля исполнилось 100 лет со дня рождения человека, которому город Кохтла-Ярве обязан тем, что он вообще существует на карте Эстонии в том виде, каком находится сегодня. Фактически, градообразующим предприятием стало то, что сегодня называется частным концерном Viru Keemia Grupp, а при «старом режиме» было сначала Сланцеперерабатывающим комбинатом – СПК, а затем – Ордена Октябрьской революции Производственным объединением «Сланцехим» имени Владимира Ильича Ленина. Более тридцати лет на этом предприятии трудился Николай Дмитриевич Серебрянников, прошедший путь от инженера до генерального директора флагмана советской сланцехимической промышленности.

Старшее поколение жителей Кохтла-Ярве хорошо знало этого уважаемого человека. Сегодняшние же молодые люди понятия не имеют о том, что в Кохтла-Ярве был такой руководитель, сделавший для их бабушек и дедушек столько, что не смог бы сделать никто.

Некоторые факты биографии Николая Дмитриевича Серебрянникова, связанные с Кохтла-Ярве.

Работа на Сланцеперерабатывающем комбинате (СПК):
1950г. – начальник цеха;
1957г. – гл. инженер;
1972г. – генеральный директор.
1986г. – Почётный гражданин г. Кохтла – Ярве.
Дата смерти: 3 июня 1991г.
Свободно владел 3-мя зыками:
– немецким,
– финским,
– французским.

15 февраля, в канун векового юбилея Николая Дмитриевича, в здании Вирумааского колледжа собрались те, кто хорошо знал этого человека, работал с ним, строил и развивал город в те годы, которые сегодня нередко охаивают. Это бывшие руководители Кохтла-Ярве Роман Иванович Шеремета и Геннадий Петрович Смирнов, коллеги по «Сланцехиму» Станислав Петрович Баснев и Николай Анатольевич Куташов, а также близкий Серебрянникову человек – Виктор Александрович Андреев, ставший инициатором этой встречи.
Накануне юбилейной даты журналист встретился с Николаем Анатольевичем Куташовым – продолжателем традиций, заложенных Николаем Дмитриевичем Серебрянниковым, и попросил поделиться воспоминаниями об этом выдающемся человеке.

– Николай Дмитриевич – фронтовик Великой Отечественной войны. В 1947 году пришел на комбинат рядовым инженером, а уже в 1949-м был начальником цеха. Дорос до генерального директора крупнейшего в СССР сланцеперерабатывающего предприятия.
Хочу сказать, что это был настоящий, стопроцентный русский интеллигент, который помимо живописи, литературы, музыки еще глубоко понимал и инженерное дело. Главное, что отличает интеллигентного человека – умение задаться вопросом о правильности своих поступков. Поэтому Николай Дмитриевич всегда очень внимательно слушал своих оппонентов, анализировал свои мысли, но когда принимал решения – четко представлял себе конечный результат, направлял коллектив на его достижение.

Когда надо было восстанавливать СПК, инженера Серебрянникова, получившего образование в Ленинграде, направили в Кохтла-Ярве. Он сюда пришел строить так называемые камерные печи, в которых из сланца производился газ. Этот бытовой газ направлялся в Ленинград, жителям которого Сталин пообещал дать в квартиры бытовой газ за то, что они выдержали ужаснейшую фашистскую блокаду.

– Николай Анатольевич, не могли бы вы сказать, какие у Серебрянникова были отношения с местной властью? Время ведь было такое, когда «партия приказала – разбейся, но сделай»!

– Естественно. Но он, как депутат Верховного Совета Эстонской ССР многих созывов, мог поспорить с партией по вопросам целесообразности. И с ним вынуждены были считаться по одной простой причине: Николай Дмитриевич, развивая комбинат, развивал город. Комбинат, который превратился в производственное отъединение, вместе со строительством цехов, установок, развивал и инфраструктуру Кохтла-Ярве. Дворец культуры, Дом пионеров – это же всё построено на сланцехимовские средства. Я даже скажу больше: церковь, которая стоит на Паванду, тоже была на балансе у «Сланцехима» как… цех. Это выяснилось, когда всё начали приватизировать. А дома в Северном микрорайоне, на улицах Комсомолии и Ныукогуде, которые теперь Олеви и Пярна, это же всё сланцехимовский жилой фонд! Весь 32-й квартал строился на деньги «Сланцехима». Это Серебренников добивался, чтобы его рабочие получали жилье не в промышленной, а «зеленой» зоне. Советская система как была устроена. Вот, строят завод, допустим, минеральных удобрений. Одновременно с выделением средств на строительство предприятия, выделяют столько же денег, если не больше, на строительство жилья для рабочих, которые приедут в город.

– Сегодня на базе ПО «Сланцехим» работает частный концерн VKG. Что досталось частникам в наследство от Серебрянникова?

– Дальновидность Николая Дмитриевича заключалась в том, что он, поднимая экономическую эффективность сланцепереработки, создал большое количество сопутствующих производств. Это сланцефенольная химия, пиролиз, получение бензола, толуола, завод минеральных удобрений, производство бензойной кислоты – все его дети. Их и «усыновили» новые хозяева.

– В 1986 году Николаю Дмитриевичу было присвоено звание Почетного гражданина Кохтла-Ярве. В здании мэрии есть стена с барельефами Почетных граждан. Там есть изображение Ивара Рокса – главного инженера «Сланцехима», а генерального директора Николая Дмитриевича Серебрянникова почему-то там нет нет. Вы, случайно, не знаете, почему?

– А это вопрос не ко мне, а к местной власти.

***

Геннадий Петрович Смирнов по характеру своей работы сначала заведующим промышленным отделом, потом – вторым секретарем городского комитета партии, вплотную сотрудничал с Николаем Дмитриевичем Серебрянниковым. Вот как бывший партийный руководитель отзывается о генеральном директоре «Сланцехима».

– В семидесятые и первой половине восьмидесятых годов прошлого века в Кохтла-Ярве не было ни одного человека, который не знал имени Николая Дмитриевича Серебрянникова. Это имя непременно вызывало у людей особое уважение и чувство благодарности. Это был умный, эрудированный, интеллигентный, понимающий других, человек. Будучи на голову выше собеседника, он вел себя очень скромно, не старался выделить себя. С ним не нужно было «темнить», надо было прямо говорить о задачах, которые поставлены. Ему было бесполезно диктовать чью-то волю, мы обсуждали, как можно помочь директорам предприятий. Вопросы были разные; например, была негласная договоренность в условиях высокой текучки кадров не переманивать строителей. Решали проблемы обеспечения жильем.

– А как генеральный директор Серебрянников работал с людьми? Методами кнута и пряника?

– На «Сланцехим» приезжали люди из разных мест Советского Союза. Разные люди – и по национальности, и по обычаям. Николай Дмитриевич умел сплотить коллектив. При нем рабочие и специалисты гордились своим предприятием.

Николай Дмитриевич был очень интересным руководителем. Задачу ставил твердо, но в то же самое время мог доходчиво объяснить, как ее выполнить. Например, на заводе минеральных удобрений на строительстве цеха аммиака или серной кислоты работала куча разных субподрядчиков, и всё должно быть скоординировано так, чтобы не сорвать сроки. И знали: если Серебрянников пообещал, сроки будут соблюдены. Гарантией было его слово.

– Геннадий Петрович, как вы думаете: если сегодня зайти в городские школы и спросить детей, кто такой – Серебрянников Николай Дмитриевич, дети ответят на этот вопрос?

– Вряд ли. Люди, которые с ним работали, возможно, рассказывали своим детям о нем. Что же касается внуков… А ведь он – Почетный гражданин Кохтла-Ярве. А то, что в горуправе среди портретов Почетных граждан нет его барельефа, думаю, это несправедливо.

Евгений Капов
Фото из частного архива

Подписывайтесь на наш Telegram-канал и следите за новостями Ида-Вирумаа