В средствах информации и нашей повседневной жизни тема отходов по-прежнему актуальна. Мы обсуждаем умную сортировку и цены услуг вывоза отходов. Более просвещенные в теме высказываются по поводу вторичного использования отходов или методах производства новых видов горючего топлива. Политики разного уровня соревнуются в критике по поводу всей отрасли оперирования отходами, а наши предприниматели жалуются на высокие налоговые сборы. Создается впечатление, что в теме отходов у каждого свое собственное мнение. «Панорама» попросила рассказать об отходах человека, который реально ежедневно связан с отходами – руководителя производства свалки Уйкала Максима Данилова.

Беседа с Максимом Даниловым началась с почти часовым опозданием. Но в этом нет вины нашего собеседника. В день нашей беседы свалку Уйкала инспектировали сотрудники Департамента окружающей среды, и рабочая встреча затянулась. Вполне естественно, что наш первый вопрос был связан с результатами очередной инспекции. Максим Данилов сообщил, что никаких грубых нарушений не было отмечено, также не было составлено никаких предписаний. Нарушений норм и законодательства не обнаружено. Такая оценка работы свалки радует. Но все же, чем живет сегодня современная свалка? Как справляются рабочие с тоннами мусора и отходов? Что такое культура сортировки? Какие отходы можно повторно использовать?

С ответов на эти вопросы Максим Данилов начинает знакомство с организованным оперированием отходами. Сразу стоит отметить, что сказанное руководителем свалки, разрушит многие привычные мифы. География нашего разговора будет намного шире, чем это наш домашний контейнер или сама свалка Уйкала.

Свалка Уйкала была создана в январе 1998 года пятью – городами Йыхви и Кохтла-Ярве, волостями Йыхви, Кохтла и Тойла. Уже скоро стало ясным, что муниципальная собственность и отсутствие возможностей инвестирования тормозит развитие региональной отрасли оперирования отходами. С 2004 года круг акционеров изменился, предприятие стало  частным. Это значит, что средства для инвестирования и заработную плату 80-ти рабочим должен заработать владелец свалки. Вполне логично, что эти средства поступают от продажи услуг. Проще сказать из тех денег, которые поступают от оказания услуг организованного вывоза отходов. Кто-то более просвещенный скажет: «Но вы ведь продаете отходы для дальнейшей переработки!» Нам все время твердят, что отходы можно использовать в системе повторного использования или в качестве топлива. Максим Данилов разрушает этот миф. На свалке Уйкала за последние годы сделаны огромные инвестиции, свалка стала современным предприятием по переработке и утилизации отходов. По сути, мы имеем дело со специфическим комплексом.

Несколько лет одной частью рабочего процесса свалки Уйкала была подготовка смешанных отходов для Кундаского цементного завода. Отходы сжигались при производстве клинкера,  «аппетит» Кундаского завода был действительно большим. На территории свалки образовался нужный запас отходов для того, чтобы планомерно снабжать кундаские печи. Все шло без перебоев, пока не пришло сообщение о закрытии производства клинкера. Отходы в виде горючего для печей оказались без дела. Кундаский цементный завод после реорганизации производства получил европейскую и государственную помощь, нашей свалке «показали на дверь».

В Эстонии есть еще одно место, где в большом количестве используют отходы в виде горючего, это – Ируская электростанция. Несмотря на расстояние от Вирумма до Таллинна со свалки Уйкала в Иру отправляются смешанные отходы. Это связано с увеличением расходов, до Кунда расстояние было заметно меньше. Следовательно, оператор обработки отходов вынужден постоянно корригировать цены своих услуг. Хотя повышение цен во всех отношениях плохое решение. Увеличение тарифов не нравится потребителям, а также политикам, которые тут же включают рупор критики.

Максим Данилов рассказывает, что у него часто спрашивают, почему отходы со свалки Уйкала не вывозят куда-либо подальше? Например, в Швецию? Это же так просто – погрузили на паром и вперед, к шведскому берегу. Но мы не задумываемся, что при такой системе никуда не денется оплата за сдачу отходов, добавятся еще транспортные расходы.

Несколько лет назад свалка Уйкала участвовала в объемном европейском проекте, который координировался из Польши. Суть проекта состояла в том, что польский оператор занимался общеевропейским сбором отходов пластика для дальнейшей передачи в Китай. Этот объемный проект остановился с началом пандемии.

Мы все понимаем, что использование отходов в качестве горючего сырья и создания новых видов энергии – это только один из способов освобождения от отходов. В отрасли организованного оперирования отходами часто используют термин повторное использование. У каждого из нас есть детское воспоминание о металлоломе, из которого изготовляют новые машины, и макулатуре, которая стала основой новой тетрадки. Приятно читать, сколько деревьев осталось в лесу, если на бумажной фабрике используют макулатуру. К сожалению, с позиции владельца свалки, и здесь хватает подводных камней. Наша сознательная сортировка – только видимая часть того огромного айсберга. Остатки салата или банка с краской в контейнере для бумаги превращают макулатуру в смешанные отходы. На свалке бумагу и картон все равно приходится сортировать и готовить к отправке на переработку. Не редкость, когда подготовленная к переработке макулатура надолго задерживается на свалке. Нет спроса на этот вид отходов. Не надо иметь специального образования, чтобы понять – макулатура может уже скоро превратиться в массу, которую бумажная фабрика уже никогда не примет. В Эстонии нет крупного бумажного производства, нуждающегося в большом количестве макулатуры. Возить макулатуру за границу накладно, но и там особого спроса не наблюдается. Недавно в Финляндии закрылся завод по переработке макулатуры. Этим примером Максим Данилов разрушает красивый миф о макулатуре.

Так эти свалки и пополняются нескончаемым потоком отходов. На свалках складируют смешанные отходы, здесь же рядом уже отсортированные отходы, ожидающие отправки на переработку. Владельцы свалки должны постоянно инвестировать в соблюдение норм складирования, очистку воздуха и воды, организацию безопасности. К слову, один строгий норматив определяет сроки временного складирования переработанных и сортированных на свалке отходов – три года. Сегодня свалка Уйкала еще имеет запас территории размером в 40%. Но простой расчет показывает, что уже через 10 лет надо будет думать о новой свалке. Это очень короткий срок!

Различных примеров о повседневности свалки у Максима Данилова хватит на целый роман. К сожалению, с каждым примером, который приводит руководитель производства, рушатся наши представления о повторном использовании отходов. В какой-то миг ловишь себя на мысли, что скоро настанет время, когда хлеб будет стоить в десятки раз дешевле того пакета, в котором хлеб упакован. Следовательно, нам придется платить высокую цену за все, что упаковано. Больше нужно будет платить за услуги организованного вывоза отходов. При этом высокие цены не спасут нас от лавины мусора и отходов. Упаковка составляет сегодня львиную долю наших отходов.

В магазине мы видим на поддонах упаковки топливных брикетов. Одни упакованы в прозрачный целлофан, в упаковке небольшой листок с информацией о товаре. Другие брикеты упакованы в разноцветный целлофан с напечатанной на упаковке информацией о товаре. Понятно, что продавцы брикетов стараются привлечь внимание покупателей, лучше покупаются брикеты в цветной упаковке. Но с позиции оператора отходами, мы имеем дело с двумя разными видами отходов целлофана. Обычный целлофан можно отправить на вторичное использование для производства целлофана, цветной целлофан – это уже смешанные отходы. Все очень просто!

Еще один пример из области упаковок  – плавленый сыр «Меревайк». Было время, когда на пластиковом стаканчике с плавленым сыром информация о товаре была напечатана на самом стаканчике. Теперь производитель использует иную технологию – информация о товаре печатается на специальной бумаге, которая приклеивается производственным способом к пластиковому стаканчику. Ведь красивая реклама служит хорошей продаже! Но такая технология превращает пластиковый стаканчик не в отходы пластика, а в смешанные отходы. Вот вам и домашняя сортировка и вторичное использование!

Похожая ситуация с упаковкой для яиц. Наша логика говорит, что такая упаковка должна быть в контейнере для бумаги. На самом деле, мы имеем дело с биоотходами.

На свалке Уйкала не принимают опасные отходы. Соответствующие объявления развешаны в подъездах и возле контейнеров. Но это не является препятствием выбросить в контейнер для смешанных отходов старую батарейку. Маленькая батарейка среди смешанных отходов может стать причиной серьезной аварии. Максим Данилов во время нашей беседы показал видеозапись внутренней камеры, когда в сортировочное приспособление попала маленькая батарейка. Результатом был взрыв, под угрозой оказалась дорогостоящее оборудование и безопасность рабочих.

Вот мы и подошли к теме возгораний. Максим Данилов вновь разрушает миф о свалке, где было очень много возгораний. Считали ли вообще когда-нибудь, сколько возгораний происходит на свалках Эстонии? Зато любой ученик 5-го класса знает, что обычное стекло может при помощи оптического эффекта зажечь мусор, в котором стекло валяется. Но это опять вопрос сортировки – бытовые отходы отдельно и стекло также отдельно. Нам еще долго нужно будет говорить, и разъяснять пока культура сортировки станет нормой поведения.

На свалке Уйкала используется механизировано-ручной способ сортировки отходов. Сегодня уже неверно использовать термин свалка. Уйкала – это центр сортировки, где используется самая современная технология  и техника. Это требует от работников хорошего знания техники. Хотя наряду с механизацией остается и определенная доля ручного труда. К счастью, в Уйкала работают люди, которые хотят и могут делать эту нужную работу. Честь им и хвала!

Вполне естественно, владельцы Уйкала видят реальные и пока еще недостижимые возможности спасения нас всех от растущих гор отходов. Идет активная работа по внедрению технологии пиролизной переработки отходов. Такая технология позволит превратить до 90% отходов в новые виды энергии. Сегодня ведется совместная работа с учеными университета TalTech, изучается опыт аналогичных предприятий за рубежом. Приходится решать много различных бюрократических вопросов, даже проводить сравнительный анализ состава отходов у нас и в других странах, где уже используют технологию пиролизной переработки отходов. Задачей завода по обработке отходов будет термическое разложение (сжигание) и выработка электроэнергии, а также биотоплива. При этом загрязнение воздуха будет равняться нулю. Запуск завода – это не только вопрос переработки отходов, у предприятия Уйкала будет больше самостоятельности и независимости. Пример с Кунда – хорошее этому подтверждение.

Кроме создания своего энергетического комплекса, по-прежнему, актуальным остается сортировка отходов.

Следующий круг определяется нашими производителями. До тех пор пока маленькая USB-флешка будет в двойной упаковке размером с лопату, отходов меньше не станет. Производитель знает, что при повышении экологических налогов, он будет увеличивать цену товаров. Получается, что мы платим за товар в упаковке и еще и за вывоз отходов.

Максим Данилов отмечает недостаточность государственного подхода к организованному оперированию отходами. Отсутствует государственная программа по отходам. В стране заметен явный перекос – деньги важнее, чем природа. Именно на это указала Президент Эстонии Керсти Кальюлайд. Президент написала в социальной сети Фейсбук: «Здесь есть о чем подумать. Но нужно не только думать, нужно начать активно приводить в порядок этот сектор. Здесь вопрос не только в наших обязанностях и обещаниях. Надо понимать, какой вред мы наносим окружающей среде и природе. Каждый из нас своим поведением может помочь, но нужен системный подход ко всей отрасли. А это уже работа наших политиков».

Максим Данилов уверен, что не каждый политик прочитает эту объемную статью. Политики думают, что они и так хорошо разбираются в вопросах обработки отходов и ценообразования услуг оперировании отходами. Команда свалки Уйкала готова устроить нашим политикам и представителям самоуправлений учебную экскурсию. Во время такой экскурсии гости дорогие смогут воздух понюхать и своими глазами посмотреть на условия складирования. А заодно посмотреть, что выбрасывают в контейнеры  жители Ида-Вирумаа. Может тогда рухнут еще некоторые мифы!?

Яна Куйв

Подписывайтесь на наш Telegram-канал и следите за новостями Ида-Вирумаа