В понедельник, 26 апреля, исполнилось 35 лет со дня аварии на Чернобыльской атомной электростанции. 13 июня 2015 года в Йыхви возле колумбария был открыт первый в Ида-Вирумаа памятник ликвидаторам последствий аварии на Чернобыльской атомной электростанции. Затем 2 июля 2016 года был открыт памятник чернобыльцам в Нарве на территории православного храма Двенадцати апостолов ЭПЦ Московского патриархата. А 13 ноября 2020 года в Силламяэ на территории православной церкви Казанской Божией Матери открыли третий в Эстонии памятник ликвидаторам. Все это было осуществлено трудами и заботами Нарвского Союза чернобыльцев, который объединил в своих рядах ликвидаторов, живущих в Ида-Вирумаа. Вернее, доживших до этого трагического «юбилея».

Организация нарвских чернобыльцев, которою после ухода из жизни Анатолия Печерицы возглавил Сергей Непримеров, много сил отдает сохранению памяти о тех днях, когда около 2000 резервистов из Ида-Вирумаа были призваны военкоматами на так называемые военные сборы. Они были переправлены в район ядерной катастрофы, где на территориях Украины и Белоруссии дезактивировали зараженные населенные пункты. Однако первыми столкнулись с наиболее опасным врагом – сильными дозами радиоактивного облучения – шахтеры Эстонского сланцевого бассейна, которые занимались самой опасной работой: проходкой под аварийным реактором. Они и открыли список погибших в результате радиоактивного облучения.

По штату военного времени был развернут кадрированный Йыхвиский полк гражданской обороны. Из Пярну в район аварии был переброшен полк химзащиты. Всего, по словам Сергея Непримерова, из Эстонии было призвано и направлено в район работ по обеззараживанию населенных пунктов до 3000 резервистов.

В скорбный день 26 апреля члены Нарвского Союза чернобыльцев участвовали в панихиде, которую отслужил священник в нарвском храме Двенадцати Апостолов, возложили венок на могилу своего первого руководителя Анатолия Печерицы, ушедшего из жизни в январе 2012 года, украсили цветами памятники ликвидаторам в Силламяэ и Йыхви.

Прошло 35 лет. А они как раньше чувствовали себя брошенными всеми, так ощущают себя такими и до сих пор. Политики, чтобы дать им хоть какие-то льготы, навесили на них ярлык «репрессированных». Девять лет назад в местечки Пилиствере на территории мемориала жертвам репрессий был открыт памятный камень пострадавшим от радиационных катастроф. На открытие этого камня прибыли и ликвидаторы из Нарвы. Один из них, Валерий, сказал тогда журналисту, что его немного покоробило, что памятный камень чернобыльцам стоит по соседству с аналогичным камнем в честь лесных братьев: «Да какие же мы репрессированные? Но раз нас эстонский закон приравнял к этой категории пострадавших, то и на этом спасибо».

Полгода назад, на открытии памятника в Силламяэ, был задан вопрос руководителю Нарвского Союза чернобыльцев Сергею Непримерову:

— Господин Непримеров, вы — жертва каких репрессий? Как вам живется в статусе репрессированного? — Я не чувствую себя репрессированным. Это эстонские власти решили: раз нас забирали советские военкоматы, значит, они нас репрессировали. У нас, действительно, есть льготы. Независимо от гражданства, все ликвидаторы выходят на пенсию на пять лет раньше. Другие льготы распространялись до 2015 года лишь на граждан Эстонской Республики по рождению. После 2015 года — они действуют для всех граждан Эстонии.

Но ведь в ликвидации аварии принимали участие не только те, кто стал гражданином Эстонии. Среди ветеранов-ликвидаторов есть граждане Российской Федерации, лица без гражданства. По словам Сергея Непримерова, ветераны-ликвидаторы сегодня нуждаются в укреплении здоровья, многим необходимо лечение. Как решается проблема? – был задан вопрос руководителю Союза чернобыльцев Нарвы на открытии памятника в Силламяэ. — Никак не решается. Мы никому не нужны, — с горечью констатировал он.

В 2012 году после открытии того самого памятного камня «репрессированным» чернобыльцам удалось поговорить с руководителем Объединения чернобыльцев Харьюмаа Юри Рейманном. В частности, ему был задан вопрос:

— Вы считаете справедливым, что чернобыльцев в Эстонии приравняли к репрессированным?

— Я всегда выступал против включения чернобыльцев в категорию репрессированных. Я лично не чувствую себя репрессированным. Это была общая беда, и если бы мы не пошли туда, она могла бы усугубиться. Когда мы прибыли на место и увидели весь этот кошмар, поняли, что последствия надо срочно ликвидировать. Фактически мы спасали Европу, потому что облака радиоактивной пыли были уже над Европой. Первыми стали кричать «караул» в Скандинавии. А сейчас это стали забывать. Для нас нужен отдельный закон, причем, на европейском уровне. Думаю, Евросоюз при желании мог бы нам помогать. А то придумали приравнять чернобыльцев к жертвам сталинских репрессий. Я не считаю нас репрессированными. Причем тут ГУЛАГ? Пусть репрессированными останутся те, кто был в сталинских лагерях, и пусть этот закон работает на них. И сколько бы я не направлял писем – канцлеру права, в Рийгикогу, ни у кого не находил поддержки. Только оппозиция два раза вносила наше предложение об отдельном законе для нас, а также ветеранов первой афганской войны.

Действительно, когда жахнуло в Чернобыле, вся Европа ощутила «легкий привкус радиации». Всполошились шведы, когда до их страны добралось радиоактивное облако. Даже анекдот тогда гулял: мол, в Чернобыле установили памятник Петру, где царь стоит с рукой, протянутой в сторону Европы. И на памятнике надпись: «Отсель грозить мы будем шведу»! Прав был Юри Рейманн, сказавший, что ликвидаторы Эстонии спасали Европу. И бывший руководитель бывшего объединения чернобыльцев Кохтла-Ярве Аркадий Басов в свое время долбил дверь Евросоюза, пытаясь добиться хоть какого-то внимания к проблемам чернобыльцев. Но все его попытки разбивались «как рыба об лед».

Сегодня в Эстонии мечтают о своей атомной электростанции. И местечко для нее выбрали – на территории Вирумаа. Работавший в радиоактивной зоне в составе медицинского батальона доктор Михаил Ижнин – ныне пенсионер, призывал политиков пятнадцать лет назад «включить голову», учесть сюрпризы, которые несет ядерная энергетика. Да и Фукусима, зараженные воды которой сегодня намерены спустить в океан, тоже должна была чему-то научить.

А вот кто научит политиков по-настоящему, а не на словах, заботиться о людях, спасавших 35 лет назад мир, этот вопрос остается риторическим.

Евгений Капов
Фото автора

Подписывайтесь на наш Telegram-канал и следите за новостями Ида-Вирумаа