«История о стойкости. Жизнь на фоне упадка в Ида-Вирумаа». Так назвали свое коллективное исследование студенты и аспиранты факультета дизайна и урбанистки Эстонской Академии искусств. Так они обозначили и тему выставки в Белом зале Кохта-Ярвеского Музея сланца, осторожно приоткрывшего свои двери после смягчения карантинных ограничений.

Такое «романтическое» определение темы вызвано не попыткой каким-либо образом унизить или пожалеть регион и его жителей. Студенты, в отличие от политиков и руководителей местных самоуправлений, пытаются осмыслить действительность с художественной точки зрения. Скорее всего, результат их исследований не найдет практического применения, по крайней мере – в ближайшее время. Потому что воплощение идей участников исследования и авторов проектов потребовало бы больших денег, которых никто вкладывать в это не будет. Потому что сегодня в Ида-Вирумаа речь идет не о жизни, а выживании. Однако мечтать, как говорится, не вредно.

Инсталляции и онлайн-архивы, представленные в Белом зале, уводят в мир художественного осмысления пространства, которое стало результатом нескольких проектов. Например, взяв за основу Сомпаскую часть города, художники представляют единение «города и деревни» — сочетание городского пространства с естественной природой. Тема исследования, обозначенная как «Дача», отражает Ярвескую часть города, и снова речь идет о гармонии строений и природы, с учетом опыта таких стран, как Германия и США. (Хотя, в этих странах вряд ли есть нищие квартирные товарищества, на которые местные власти взваливают ответственность за внешний вид городов региона).

Еще один проект под названием «Адаптация фасадов времен упадка». Авторы проекта исследуют эстетическое изменение центральной улицы Кохтла-Ярве – Кескалее, и трансформацию фасадов «сталинской» архитектуры. А вот студентки Академии Вера Гончугова и Дарья Хритич задались вопросом: «Сохранять или не сохранять? Переоценка хрущевок». Их проект представляет собой онлайн-архив, «целью которого является восстановление общественного имиджа типологии массовых жилых построек советских времен, известных как хрущевка». Вера рассказала, что в ходе работы над проектом авторы достаточно глубоко знакомились с Кохтла-Ярве, его архитектурой. И тогда ей был задан вопрос: устраивает ли ее современное состояние города с точки зрения художника, дизайнера? Ответ последовал отрицательный.

Заведующая галереей Белый зал Хельги Коплиорг – старожил Кохтла-Ярве. Ей был задан прямой вопрос: неужели когда-нибудь исследования „академиков“, направленные на преобразование имиджа города, воплотятся в жизнь? «Возможно, в будущем», — последовал ответ.

Чтобы „академики“ получили более объемное представление о том, где они работали над своими исследованиями, куда приехали, директор Кохтла-Ярвеского Музея сланца Айнар Варинурм пригласил их в главное здание музея, где они ознакомились с основной экспозицией. А на церемонии открытия выставки в Белом зале директор вручил гостям диски и книги, изданные Музеем сланца. Айнар Варинурм представил городских художников и преподавателей местной Школы искусств. После вернисажа журналист задал пару вопросов преподавателю факультета дизайна и урбанистки Академии искусств Кейти Клявин.

— Откуда такое название экспозиции – «Жизнь на фоне упадка»?

— Студенты сами так решили назвать выставку, вероятно – на основании того, что они здесь увидели, изучили.

— На ваш взгляд, их работа имеет какое-либо практическое значение?

— Возможно. Ведь они думают над тем, как сделать жизнь людей более удобной в существующих обстоятельствах.

— Вы видели в Кохтла-Ярве архитектуру советского периода. Ваши студенты мыслят по-новому. И как же они думают сочетать старое, не разрушая его, с новым?

— На это и существует их свежий взгляд. Люди постарше привыкли к такому жизненному пространству, а студенты смотрят по-новому и предлагают интересные решения. Исследования были направлены на возможные преобразования конкретных объектов, и неважно, когда они были построены – в тридцатых, семидесятых годах или вчера.

— Откуда ваши студенты?

— В основном из Эстонии. Три человека выросли примерно в таких же условиях, какие существуют сегодня в Кохтла-Ярве: один из Ида-Вирумаа, один из Украины, один из России.

Евгений Капов
Фото автора

Подписывайтесь на наш Telegram-канал и следите за новостями Ида-Вирумаа