Если утверждение о том, что наркозависимость – это болезнь, которую можно и нужно лечить, ещё как-то находит отклик в сердцах людей, то мнение, что желание пройти лечение и изменить свою жизнь зависит от каждого члена нашего общества, может вызывать непонимание или вовсе раздражение.

«Почему проблемы наркозависимых должны интересовать меня, человека, который не употребляет наркотики»? «Почему я должен мириться с тем, что ВИЧ-инфицированный может являться моим коллегой по работе? Это малая доля вопросов, с которыми сталкиваются люди, по разным причинам, оказавшиеся по другую сторону от общества. За бортом. Их много. Это люди, имеющие статус ВИЧ-инфицированных, живущих с диагнозом СПИД, судимые или наркоманы. Кстати, сам термин «наркоман» сегодня выходит из употребления. Подоспевший ему на смену термин звучит так: человек, употребляющий наркотики или человек с проблемным употреблением наркотиков. Но почти неизменным остаётся другое: этих людей удобно не замечать, а если и попадаются на глаза на остановке, в магазине, автобусе, то проще отвести взгляд в сторону. И всегда есть оправдание – они сами виноваты. Каждая сторона найдёт аргументы и будет по-своему права. В конце концов, каждый делает свой выбор сам, но не каждый остаётся равнодушным.

Екатерина Смирнова уж точно не из числа последних. Сегодня она работает в Нарвском представительстве Сети людей, живущих с ВИЧ, координирует проект по психосоциальной помощи в Нарве и Йыхви.

На вопрос, что вас сюда привело, девушка сказала: судьба. В детстве она, как и многие в её возрасте, мечтала стать актрисой, но когда пришло время определяться с жизненным путём, по совету мамы сделала выбор в пользу социальной педагогики. После окончания университета уехала в Англию, но через шесть лет вернулась в Эстонию и успешно защитила степень магистра по своей специальности.

– В то время, когда я училась в магистратуре, со мной за партой сидела девушка, которая на тот момент уже была социальным работником в Сети людей, живущих с ВИЧ. Она всегда интересно рассказывала о своем деле, мероприятиях, которые проводятся. Во время учебы ей часто кто-то звонил, она давала советы по телефону. Было видно, что человек счастлив. Однажды я спросила, нет ли вакансий, на что получила отрицательный ответ. Примерно через полгода вакансия появилась. Я помню, как прибежала к маме и сказала, что нашла работу своей мечты. На вопрос, что же это за работа, я ответила: Эстонская сеть людей, живущих с ВИЧ. Моя мама, человек верующий, тогда мне сказала: «Подай CV. Если Господу угодно, то ты там будешь работать».

– Екатерина, какими были ваши первые впечатления от работы здесь?

– Первое время я была социальным работником. Это профессия меня полностью захватила. Мне очень нравилось смотреть на рост каждого человека, то есть на то, каким человек приходит и то, кем он становится через год или два после начала консультаций. У многих появляются семьи, они разбираются со своими долгами, становятся полноценными членами нашего общества. Помимо этого, я пишу множество проектов. Это могут быть различные творческие мастерские для детей и родителей, социальные театры и так далее. Могу сказать, что получила от своей работы всё, чего желала. Ожидания оправдались.

– Идя на работу, какие задачи вы перед собой ставите, менялись ли они с годами?

– Если сравнивать те задачи, с которыми я сталкивалась в начале своей работы, это была борьба с высоким уровнем дискриминации и низким качеством услуг. В начале 2000 годов люди старались обходить наши палатки стороной, а на предложения протестироваться на ВИЧ реагировали отрицательно. За последние несколько лет ситуация в Эстонии в целом изменилась, в Ида-Вирумаа менее значительно, но тоже потихоньку отношение меняется. Теперь, если предлагаем на улице пройти тестирование на ВИЧ, люди проявляют больший интерес, подходят к палатке, знакомятся с материалами, тестируются и даже благодарят за работу. Да, этот труд берёт время. Годы потребовались на то, чтобы началось изменение отношения человека к другому человеку, но этим надо заниматься. Необходимо информировать людей.

– Со взрослыми и тем, как их информировать – всё более или менее понятно. Но как наладить контакт со школьниками, родители которых предлагаемую подросткам информацию о наркотиках, безопасном сексе могут принять за пропаганду?

– Такие противоречия возникают, и это не новость. Важно самим взрослым, тем людям, которые работают непосредственно с молодёжью, предоставить всю информацию и дать понять, что подростки так или иначе об этом узнают. Не в школе, так на улице. Вопрос же заключается в том, будут ли они к этому готовы, – сказала Екатерина Смирнова.

Социальный специалист с воодушевлением смотрит на предстоящую встречу с работниками молодёжных организации, представители которых входят в состав молодёжной комиссии Йыхвиского волостного собрания. Председатель комиссии Елена Безводицкая посетила йыхвиский комьюнити-центр, в котором свою деятельность ведут сразу две организации – представительство Эстонской сети людей, живущих с ВИЧ и Общество людей, употребляющих наркотики.

На встрече присутствовала и Елена Антонова – руководитель Эстонского сообщества людей, употребляющих наркотики. Она рассказала еженедельнику «Панорама», с какими сложностями сталкиваются их клиенты.

– Как быть тем, кто уже оказался над пропастью, но хочет найти выход из сложившейся ситуации?

– Первое, не всех можно реабилитировать. Это становится возможным в том случае, если человек капитулировал перед своей зависимостью и признаётся, что сам уже не справляется с жизнью. Тогда он открывается специалистам, начинает воспринимать предлагаемые ему программы по реабилитации. В том случае, если человек закрыт, а его гонят на лечение криминальный надзиратель, тюремные службы или социальные работники грозят забрать ребёнка – иногда этот метод срабатывает, но может дать и совершенно обратный эффект. К каждому должен быть индивидуальный подход. Тогда будет и результат. Не стоит забывать, что даже если человек употребляет наркотики, он всё равно остаётся человеком, и если желает что-то в своей жизни изменить, то должен иметь на это шанс и право. Мы – организация, которая защищает права и отстаивает интересы людей, употребляющих наркотики. В рамках государственной программы «Sütik», пришедшим к нам людям мы оказываем всестороннюю поддержку. Кто-то хочет вылечиться или проконсультироваться. И тем и другим часто некому рассказать о своей беде.

– Допустим, человек прошел процесс реабилитации. Казалось бы, можно начинать жизнь с чистого листа. Но ведь это не так. С какими препятствиями человек может столкнуться уже на пути возвращения в социум?

– Хотим мы или не хотим, но многое в нашей жизни зависит от наличия работы, возможности зарабатывать деньги, обеспечивать себя. Часто, уже найдя рабочее место, человек может легко его лишиться, так как коллеги или руководство узнали, что тот раньше употреблял наркотики или употребляет сейчас. Ведь как привыкли многие мыслить: если человек употреблял или употребляет наркотики, то он наверняка вор, преступник, у него имеется диагноз ВИЧ, СПИД, гепатит. Немаловажным является и то, что дети наших клиентов также могут сталкиваться с непониманием, агрессией и часто становятся жертвами стереотипного общества.

– Сложно усмотреть смысл что-либо менять в своей жизни, если люди вокруг заведомо считают тебя изгоем. Елена, как вы думаете, когда наше общество пересмотрит отношение к людям, зависимым от наркотиков или прежде употреблявших вредные вещества? Когда их станут воспринимать такими, какие они есть?

– Это долгий процесс, на который потребуются годы. У многих перед ВИЧ есть страх. Я могу сколько угодно говорить, что жизнь при выполнении ряда предписаний, продолжается и при диагнозе ВИЧ, но другой человек, который здоров, скажет: мол, мне всё равно, чем ты болеешь, я не хочу об этом слышать. Выходит, каждый из нас живёт в своём маленьком мире, где ему комфортно. Для существенных изменений в обществе необходимо выходить из зоны комфорта, иметь желание общаться, находить точки соприкосновения.

– Елена, вы получили приглашение посетить молодёжную комиссию Йыхвиского волостного собрания, на заседании которой сможете рассказать более подробно о своей деятельности. Какова роль таких встреч, что они значат для вас?

– Как уже говорилось выше, все процессы, связанные с либеральной наркополитикой, требуют времени. Но это не значит, что этими темами не стоит заниматься. Конечно, намного проще абстрагироваться, внушить себе мысль, что проблемы наркозависимости не существует, или она есть, но где-то там, далеко, а не рядом с нами. Кому-то так жить проще. Мне приятно, что этими вопросами хотят заниматься в волостных структурах. Когда инициатива идёт сверху, есть надежда, что информация дойдёт до народа.

Война с наркотиками уже проиграна. Всевозможные запреты привели к появлению тяжелых химических препаратов. Сегодня наша задача предоставить людям больше информации о наркотиках, их вреде.

– Это борьба с уже последствиями, а как предостеречь от неверного шага детей, молодёжь?

– К нам часто приходят подростки, которым не с кем поделиться своими переживаниями. Они не могут признаться своим близким в том, что имеют опыт употребления наркотиков. Это молчание приводит к закрытости и ещё большим последствиям. Немалую роль играют родители. В первую очередь они должны понимать, что такое наркотик, уметь объяснить ребёнку, почему опасно вставать на этот скользкий путь, какова цена этого решения. Но чтобы это объяснить, родитель и сам должен владеть информацией. Кроме этого, взрослый человек должен быть готов к статусу родителя не только экономически, психологически, но и духовно. Нельзя наполнить кружку будучи пустым кувшином, – заключила Елена Антонова.

Илья Тельнов
Фото автора

Подписывайтесь на наш Telegram-канал и следите за новостями Ида-Вирумаа