Всё во имя человека, всё для блага человека!
Я даже знаю этого человека!
(Анекдот советского периода).

Для начала разберемся с терминологией при помощи толкового словаря. «Номенклатура». (Официальное). Совокупность лиц, назначаемых на должность высшей инстанцией… «Синекура». (Книжное). Хорошо оплачиваемая должность, не требующая большого труда. С одной стороны – одно подразумевает другое. Уж если ты попал в номенклатурную обойму, хлебное место тебе автоматически обеспечено. По крайней мере, такая традиция сложилась со времен, когда в нашей бывшей обшей стране царствовала единственная партия, записанная в Конституции как «основная руководящая и направляющая сила советского общества». Сейчас, когда этих «сил» много, и они ведут ожесточенную борьбу за право руководить обществом (читай – концентрировать и распределять финансы), царствует абсолютно такая же традиция – попадание в номенклатуру гарантирует синекуру. Но есть, правда, номенклатура без синекуры: ее называют оппозицией. В ней находятся люди, как правило, независимые материально от власть имущих.

Номенклатура… Некоторые удивляются: мол, чего это десятками лет во власти одни и те же лица? А чего удивляться? Сами же их и выбирали. Как правило, выбирали по принципу «эти уже предсказуемы, знаем, что от них ожидать, а придут к власти другие – неизвестно, что нас ждет». А неизвестность – она пугает. Вот и оказываются у руля люди, которым впору сложить полномочия и отдаться вокальному творчеству в передаче «Ты – супер 60+». Им бы уступить место во власти молодым, да не тут-то было. Кто ж захочет добровольно отказываться от привилегий, которые сулит номенклатура! Причем бывает так, что выбирали одних, а у власти оказываются совершенно другие люди. И всё на законных основаниях. И не только, когда один депутат передает свои голоса другому. Так бывает в случаях, когда законодательная власть оказывается под влиянием власти исполнительной.

В канун 75-летия города Кохтла-Ярве один депутат городского собрания, находящийся в оппозиции действующей власти, пожелал городу, чтобы депутаты помнили, что они – работодатели исполнительной власти, а не наоборот. Но не только в городе-юбиляре царит такая картина, когда в зале городского собрания на депутатских местах сидят люди, чьи руководящие должности относится к номенклатуре городского управления. Вот и получается парадокс: депутат вроде бы и не зависит от исполнительной власти, но, с другой стороны, он руководит муниципальной организацией и находится в полном подчинении у исполнительной власти. Ну-ка, попробуй в такой ситуации проголосовать против! Такая вот «демократия» получается.

Мы видим по телевидению в новостях, как в «светочах демократии» парламенты «наезжают» на исполнительную власть. От них достается даже самим президентам! А ведь городское собрание – это тот же парламент, только городского масштаба. При истинной демократии любой гражданин может обратиться к своему депутату: мол, я за тебя голосовал, разберись с моей проблемой. А в городе, волости вы пробовали обратиться к своему депутату, за которого вы отдали на выборах свой голос? Иногда оказывается, что свой депутат — уже далеко не свой, он находится на номенклатурной должности, терять которую ему ради отстаивания интересов избирателей совсем не резон. Вот и получается сплошной «одобрямс», как в доброе старое время. Только при «старом режиме» бывало и так, что честные лидеры «руководящей и направляющей», умевшие держать в узде номенклатуру, имеющую синекуру, из-за явного бардака устраивали подчиненным такой разнос, что только брызги летели на всю округу. Теперь же другая картина: поголовный «одобрямс», и тишина от выборов до выборов. Это перед выборами вдруг возникают до боли знакомые лица, которые в свое время натворили черт знает что, а теперь, поливая дерьмом оппонентов, рвутся во власть с новой силой, рисуя в своих обещаниях молочные реки и кисельные берега. Черти появляются из табакерки перед любыми выборами: местными, республиканскими, европейскими. Вдруг возникает ниоткуда персонаж, который четыре года назад пропал из поля зрения после провала на выборах. Так и хочется воскликнуть: «Жив, Курилка»! И слушать, слушать, слушать, до тех пор, пока под тяжестью лапши не отвалятся уши. Год нынче необычный – в стране двойные выборы. К президентским народ отношения не имеет. А вот муниципальные – касаются каждого. Но… Попробуйте в городе, волости остановить на улице любого человека и задать ему вопрос: кто твой депутат? Может оказаться, что этот вопрос повергнет его в полную растерянность. А бывает еще круче: некоторые обладатели красных и серых паспортов, с которыми приходилось разговаривать на тему выборов, вообще не знают, что имея постоянный вид на жительство, они могут участвовать в муниципальных выборах в качестве избирателей. А что вы слышали о депутатских запросах? Разве только отдельные оппозиционные депутаты, не зависящие от исполнительной власти потому, что не имеют «хлебного» места, иногда пытаются «возникнуть» по тому или иному поводу. Сумеют ли люди на предстоящих муниципальных выборах определить, для чего тот или иной кандидат идет во власть? Это зависит от того, окажутся ли жители городов и волостей способными оглянуться в прошлое и заглянуть в будущее. В частности, задать себе вопрос: а что хорошего, доброго уже сделал человек, который сегодня щедро раздает обещания на будущее? Или – как поддержал этот кандидат, и не только материально, ту или иную общественную организацию? Ведь о руководителе следует судить не по тому, как и каким НКО он выделяет деньги, на которых «сидит». Говорят ведь, что благодарить чиновника за выделенные деньги, это все рано, что кланяться банкомату за выданные купюры.

Родина демократии – Древняя Греция. Там демократия была устроена так, что регламент имел очень большое значение. Время для речей, особенно в судах, было ограничено. Тому свидетельством стали песочные часы, предназначенные для судебных процессов, найденные археологами. В Древней Греции был период, когда депутаты Народного собрания выходили на трибуну с веревкой на шее. И если депутат не укладывался в регламент или нес явную ахинею, бывало, что на этой веревке его тут же и вешали. Боже меня упаси от призывов внедрять эти «демократические методы» в современную жизнь. В ней и без того хватает образцов «истинного народовластия», напрочь позабывшего принцип древнегреческих софистов, сформулированный Протагором: «Человек – мера всех вещей». Несколько лет назад, перед выборами в Европарламент, в Кохтла-Ярве побывала бывший министр иностранных дел Эстонии Марина Кальюранд. На встрече с избирателями она предложила, прежде чем определять кандидата на любых выборах, ему следует задавать вопрос: «Чей Крым»? Тогда подумал: а что важнее – как определяет кандидат принадлежность Крыма, или же его отношение к Человеку? Читал ли кандидат пьесу «На дне» Максима Горького, где Сатин произносит монолог, в котором есть такие слова: «Всё – в человеке, всё для человека! Существует только человек, все же остальное – дело его рук и его мозга! Чело-век! Это – великолепно! Это звучит… гордо! Че-ловек! Надо уважать человека! Не жалеть… не унижать его жалостью… уважать надо»! А мы всё – «номенклатура» да «синекура»…

Евгений Капов
Коллаж автора

Подписывайтесь на наш Telegram-канал и следите за новостями Ида-Вирумаа