«Гоните их вон! Чтобы духу их тут поганого не было! Собрать их всех – и на необитаемый остров!», а то и более радикальные призывы раздаются в обществе, которое решает, как следует обходиться с наркозависимыми. И вдруг к ним обратились как к людям…

В одной из социальных сетей, на странице Кохтла-Ярве появилось обращение сотрудника Кохтла-Ярвеского Центра помощи наркозависимым «Allium» Евгении Дворник, в котором приглашает наркоманов прийти в Центр, если у них есть необходимость в одежде. Помимо помощи в снижении вреда, в Центре можно покушать, посмотреть телевизор, воспользоваться компьютером, получить помощь медсестры и психолога, вместе с социальным работником, которым является сама Евгения, решить очень разные проблемы – от консультации по долгам до оформления личных документов.

Журналист откликнулся на это обращение и пришел в Центр «Allium», естественно, не для того, чтобы «покушать и помыться», а поближе познакомиться с Евгенией Дворник и задать ей несколько вопросов.

— Евгения, сколько вы работаете в этом Центре?

— Со дня его основания – семнадцать лет.

— Стало быть, вы способны сравнить: больше или меньше наркозависимых людей с каждым годом пользуются вашими услугами?

— В связи с пандемией количество немного уменьшилось. Был период, когда совсем было плохо. Надо заметить, что наш контингент взрослеет.

— Согласны с тем, что эти люди – больные? Сначала больные, потом уже все остальное?

— Конечно. И отношение у нас к ним, как к больным, зависимым людям. И мы искренне рады, что среди наших бывших подопечных есть те, кто поборол зависимость, оформил документы, работает, создал семью. Но большинство тех, кому мы помогли, и кто победил, к нам не приходят: люди не любят вспоминать прошлое. Зависимый человек – он или умирает от передозировки, или же, победив зависимость, спешит уехать из Кохтла-Ярве, чтобы больше не соприкасаться со своими «друзьями».

— Тут у вас зависимый, если он дошел до крайнего состояния, может помыться, привести себя в порядок, даже постирать вещи. Ведь часто с желания выглядеть по-человечески начинается обратный путь в общество. А как зависимые люди воспринимают такую помощь? Или с благодарностью, или же с нагловатостью: мол, вы нам это должны?

— Конечно, люди нам благодарны. Ведь порой мы единственные, кто их не гонит. Хотя общество к ним относится по-разному. Но негатива все-таки хватает. Правда, когда мы только начинали работать, было значительно хуже.

— Евгения, вы же помните, как лет десять тому назад из каждого утюга вопили о проблеме наркомании. Особенно перед выборами. Не было такого политика, кто бы ни использовал тему в своих целях. Сейчас вот прошли местные выборы, а что-то никто из политиков не спекулировал на эту тему. Словно проблема в городах и волостях исчезла. Что случилось?

— Наркоманов в обществе не любят. И если вдруг политик заявит: мол, я хочу наркоманам помогать, его рейтинг упадет вместе со шляпой. На местном уровне мало что решается, вот когда будут выборы в Рийгикогу, опять об этом вспомнят.

— Общество смотрит криво на зависимых, в том числе и из-за зависти. Нет, конечно, им завидуют не потому, что они совершают «путешествия в иную реальность», которые иногда заканчиваются крышкой гроба. Но мы часто слышим: мол, наркоман ВИЧ-инфицированный, гепатитный, на нем пахать, а у него группа инвалидности! Так ведь?

— Дело в том, что наркозависимые люди получают инвалидность по своим болезням, в частности, из-за проблем с психикой. Не потому, что у него стоит диагноз «наркоман», нет, а потому что у него другие заболевания.

— Вот сейчас у вас был посетитель – не такой уж и старый, но уже убеленный сединой. Вы ему помогали оформить документы. Но трудно представить, что он пришел, разделся и начал пользоваться стиральной машиной – прямо как в американских фильмах…

— Бывают ситуации, когда человек из-за своей зависимости оказывается на улице, грязный, источающий специфическое амбре. Пришел к нам с утра, мы ему дали халат, он постирал одежду, высушил в сушилке, мы ему дали мыло, шампунь, полотенце, он помылся – и уже почти другой человек.

— А он за такой «банно-прачечной» помощью приходит стесняясь, или обращается требовательным тоном?

— Обычно как-то люди стесняются, но мы создаем домашнюю атмосферу, и стеснение уходит. Люди видят что у нас очень чисто, мы постоянно всё дезинфицируем, они это видят и понимают, что о них здесь заботятся, — уверена Евгения Дворник.

Вячеслав Акимов – координатор НКО «Allium», утверждает, что ему повезло с персоналом Центра. Евгению он вообще считает «лучшим социальным работником Кохтла-Ярве и его окрестностей».

— Так как она помочь восстановить и оформить человеку утраченные или просроченные документы, мало кто может. Да и все работники Центра не испытывают дефицита доброты по отношению к зависимым людям, — говорит Вячеслав.

А ведь даже несмотря на то, сколько зла причинили зависимые люди своим близким, знакомым и незнакомым, сотрудники Центра «Allium» делают так, чтобы они подольше задержались на этом свете. Ведь зло эффективно лечить добром. А добра, как известно, много не бывает.

Евгений Капов
Фото автора

Подписывайтесь на наш Telegram-канал и следите за новостями Ида-Вирумаа