Весна бушует за окном, но окунуться в неё, по-видимому, не придётся – в Эстонии из-за пандемии коронавируса действует чрезвычайное положение и режим самоизоляции, что напрочь перевернуло образ жизни эстоноземельцев, в том числе и жителей Йыхвиской волости.

Как же чувствуют себя йыхвисцы, находясь в вынужденном заточении в стенах квартиры, — решил поинтересоваться еженедельник «Панорама».

Наталья, 25 лет: — Стараюсь не терять бодрости духа. Хотя режим самоизоляции переношу очень плохо: человек я коммуникабельный, а тут никакого общения. Имею в виду живого общения, а не по телефону или в социальных сетях. Чтобы как-то скрасить-сгладить такое горькое существование, повышаю уровень своих знаний, занимаюсь самообразованием. Даже написала Таллиннский диктант, который транслировался в удаленном формате — на ETV+. Как известно, международная акция «Тотальный диктант» перенесена на осень, но Таллинн решил не изменять традиции и написать 4 апреля в 14:00 свой диктант – он был о Георге Отсе. На радость себе, сделала лишь одну ошибку: вместо двоеточия поставила тире, но филолог, комментируя по телевизору проверку диктанта, сказала, что в этом случае можно поставить и тире. Так что я молодец.

Ольга, 40 лет: — Это ужас! Страх обуял! От негативной коронавирусной информации, льющейся мощным потоком по радио, телевидению, Интернету, газетам, можно сойти с ума: жить-то хочется — очень страшно заболеть. А тут ещё получила уведомление об увольнении с работы… И чтобы как-то переключиться на прежний свет жизни, её радость – слушаю музыку (к счастью, у меня есть музыкальный центр), читаю книги и даже вернулась к своему былому увлечению – рисованию, кстати, это занятие очень даже помогает отвлечься от мрачных мыслей.

Сергей, 34 года: — Надоело ругаться с женой, брак на грани развода. Да и с детьми нет сладу. Невозможно неделями в течение почти 24 часов безотлучно находится вчетвером в квартире. Поэтому сбежал на дачу, хотя делать там сейчас пока особо нечего. Но наслаждаюсь одиночеством, тишиной, весной… Так сказать, релаксация с самим собой. Но всем терпения и дожить до посткоронавирусного времени.

Анне, 47 лет: — Надеюсь только на лучшее. Стараюсь стоически переносить коронавирусное заключение. Но, честно говоря, очень устала. Хочу на работу, в свой родной коллектив. Хотя совершенно не предугадать, что будет с нашим коллективом дальше. Уже сегодня известно, что будут сокращения-увольнения. И это тоже страшно – вдруг лишусь любимой работы.

Максим, 28 лет: — Скучать совершенно некогда – работаю дистанционно. И работы много. В целях разминки устраиваю физминутки. А ещё катаюсь на велосипеде. Хотя, честно говоря, делаю это с опасением – коронавирус коварен и с ним можно встреться где угодно. Привезти домой на том же велосипеде – у нас ведь улицы не подвергаются дезинфекции. А дома маленький ребёнок и жена.

Мария, 36 лет: — Живу в постоянном волнении и страхе за семью: только бы никто не заболел! Стараюсь радовать детей и мужа вкусностями, на приготовление которых раньше обычно не хватало времени. Как и создать, хотя это непросто, и комфортный мир в четырёх стенах. С учетом того, что дети, их двое, находятся на школьном дистанционном обучении, а муж и я – на дистанционной работе. То есть, всем одновременно нужен компьютер. К счастью, в последнюю неделю напряженность несколько разрядилась: спасибо школе за предоставление детям компьютера во временное пользование.

Надежда, 73 года: — На мой взгляд, это не случайно, что на нас свалился этот коронавирус: мы заелись — перестали ценить то, что имели. Повседневную спокойную жизнь. А теперь попали в лихое время, чтобы всё сравнить, живя в перевернувшемся мире. Может, сейчас, помимо разного рода занятий вынужденного безделья в четырёх стенах, оглянуться назад, проанализировать-оценить ещё столь недавнюю обычную радость нашей жизни. Изменить себя, стать духовно богаче.

Татьяна, 33 года: — Эти недели нахождения в самоизоляции прошли для меня совершенно незаметно. Сделала генеральную уборку в своей трёхкомнатной квартире, пересмотрела-перебрала вещи в шкафах-ящиках, до чего руки не доходили годами, выбросила ненужное. Ежедневно балую семью вкусными обедами. Единственное, что плохо, — не забраться в Интернет, не пообщаться в соцсетях, так как дети находятся на дистанционном обучении.

Нина, 54 года: — Зачем мучиться-переживать: жизнь и без того коротка и быстротечна. Да и сейчас нет никакой уверенности: выживем-не выживем под натиском этого коронавируса, тем более, что Эстония пока ещё находится в фазе усиления вспышки заболеваемости. Так что сидим, едим, толстеем… Стараемся и сегодня обретать радость жизни. Конечно, контакты свели до минимума. Чтобы не способствовать распространению заразы.

Максим, 36 лет: — Ясно пока одно: жизнь разделилась – до и после коронавируса. И прежней она никогда уже не будет. Иным будет и мир. Сегодня же, во время чрезвычайного положения и жесткого режима самоизоляции, важно не только не заболеть COVID-19, но и сохранить душевное равновесие, поскольку картина далеко не оптимистичная. Оптимизм надо искать в себе. Стараться и в плохом найти хорошее. Чтобы было не столь муторно сидеть в четырёх стенах, надо найти какое-то занятие, дарящее положительные эмоции. Я занимаюсь медитацией, знаете, помогает. Или же устраиваю сеансы видеосвязи.

Вальве, 66 лет: — На сегодня прогноз распространения коронавируса неизвестен, но премьер-министр Юри Ратас заявил, что ситуация ухудшится. Уже объявлено о возможном продлении чрезвычайного положения ещё на месяц, хотя всё громче звучит предположение, что оно может распространиться и на лето. В связи с чем, не перестаю, наблюдая из окна, удивляться-возмущаться поведением тех людей, которые, несмотря на требования чрезвычайного положения и ужесточение режима самоизоляции, пренебрегают мерами по нераспространению коронавируса, подвергая опасности заражения не только себя, но и других. Да, и мне надоело сидеть дома, но что делать – надо как-то продержаться-пережить это страшное время. Чтобы обеспечить приход будущего.

Александр, 41 год: — Я фаталист. Считаю: кому суждено заболеть, тот заболеет; кому суждено выздороветь, тот выздоровеет, а кому-то — и умереть. Хотя, конечно, не хотелось бы. В шоке от другого: только что вычитал на postimees. rus.ee и delfi.rus.ee, что в случае ещё большего разгула коронавируса лечить всех не удастся – не хватит медицинских мощностей. И кого спасать, а кого не спасать – здесь будут руководствоваться ныне разработанными принципами деятельности клинической этики. Этот документ уже поступил в больницы. Бедные врачи: каково же им выносить вердикт (решение принимает консилиум) – спасать-лечить человека или же отдать в лапы смерти. Вот лишь один из пунктов этого документа: «При прерывании активного лечения делают все возможное, чтобы уменьшить страдания пациента и обеспечить человечное и заботливое обращение с ним». Так что сидели дома, сидите и дальше – надо беречь себя самим. Всё очень серьёзно.

Яна, 37 лет: — Можно сказать, уже привыкла-сжилась с коронавирусными изменениями своего образа жизни. Впасть в уныние не дают дети. Я их одна ращу. Материально сложно, и было бы к стати доставляемое на дом горячее школьное питание. Но если в школе его получали все, то теперь, на дистанционном обучении, лишь некоторые. Мне же лично обращаться с таким заявлением не хочется. Как- то не очень удобно: может, эти обеды кому-то нужнее, чем нам. Да и понимаю, всех ведь и не обеспечить: кто столько – сотни обедов – будет доставлять. И сколько же нужно термопосуды. Так что приходится надеяться на себя да на Бога.

Алексей, 44 года: — Особого дискомфорта не чувствую, хотя предпочитаю работать на рабочем месте, а не на удалёнке. Но и здесь есть преимущества: автомобиль возле дома отдыхает, топливо покупать (экономия денег) не надо, утром можно подольше поспать, по¬чаще и не второпях поговорить-пообщаться с детьми, да и с женой (хотя она работает по сменам)… То есть, появилось больше свободного времени, что наконец-то позволило начать делать ремонт в квартире, хотя стройматериалы были куплены два года тому назад.

Ксения, 41 год: — От этого режима самоизоляции уже схожу с ума – живу в вечном страхе. Сижу в квартире, ведь не знаешь, где можешь подцепить эту заразу – в магазине, на улице, в подъезде своего же дома… Одно спасение – работа на удалёнке, но и тут никакой уверенности нет: фирма сокращает свой штат.

Вадим, 42 года: — А мне даже нравится находиться дома в режиме самоизоляции. Наконец- то я могу уделить больше внимания и заботы своим любимым – жене и детям. Раньше такой возможности почти не было: рано уходил на работу и поздно возвращался с работы, часто приходилось работать и в выходные. Да и жена теперь тоже дома. Она работает дистанционно, а я в отпуске, поэтому с детьми занимаюсь в основном я. Младшего сына учу играть в шашки, а старшего – в шахматы, как и на гитаре. Чтобы было веселее, устраиваем концерты – поём вместе с женой и детьми под моё гитарное сопровождение. Но плохо: не удалось нынче отпраздновать свой день рождения.

Общалась по телефону
Антонина Васькина