Житель Ида-Вирумаа Илья М-в задал резонный вопрос: почему в истории Эстонского сланцевого бассейна есть факт поставки бытового газа из Кохтла-Ярве в Ленинград, а мы сегодня вынуждены платить огромные день за привозной газ? И не он один интересуется тем, почему сегодня Эстония не использует собственные возможности. Вопрос читателя мы переадресовали Николаю Анатольевичу Куташову – кандидату экономических наук, возглавлявшему в прошлом Сланцехимический комбинат имени В.И.Ленина (ныне концерн VKG) и завод минеральных удобрений – АО «Nitofert». И из его ответа узнаем, что все, оказывается, не так просто, как кажется.

— Николай Анатольевич, возможно ли возродить производство бытового сланцевого газа в Эстонии?

— Вспомним историю. После победы Советского Союза в Великой Отечественной войне, И. В. Сталин решил отблагодарить ленинградцев за то, что они выстояли 900 дней блокады, и пообещал пустить  в квартиры горожан бытовой газ. И начиная с 1947 года, бытовой газ, полученный из сланца в камерных печах на производстве в Кохтла-Ярве, потёк в дома города на Неве. Этот проект изначально носил не экономический, а политический характер, поэтому уже через 10 лет в Ленинград природный газ стал поступать по газопроводу из Ставропольского края, что было значительно дешевле, чем газ из Эстонии, произведенный из сланца. Вырабатываемый в Кохтла-Ярве сланцевый газ, было решено использовать в пределах Эстонской ССР, что и осуществлялось вплоть до 1980 года.

В 1980 году в Москве провоходили ХХ11 Олимпийские игры. К открытию Олимпиады в столице СССР проводились масштабные работы, направленные на улучшение имиджа Москвы. На город  Таллинн, где должна была проходить олимпийская регата, тоже обрушился поток инвестиций, часть из которых было решено направить на замену сланцевого бытового газа на газ природный. Начинали с Таллинна, а заменили по всей Эстонии. Срочная замена сланцевого бытового газа была связана с улучшением имиджа эстонской столицы: нельзя было допустить, чтобы в олимпийском городе был бытовой газ низкого качества.

— Почему тот газ низкого качества?

— Во-первых, газ имел специфический запах, хорошо знакомый жителям Кохтла-Ярве. Во-вторых, на посуде (кастрюлях, чайниках, ковшах), даже после недолгого использования оставался слой парафина, создававший впечатление грязи и жира на поверхности посуды. В-третьих, он был менее калорийным, чем природный газ, поэтому процесс приготовления пищи был более длительным. Читатели (вероятно, после получения январских счетов), спрашивают: можно ли сейчас возродить производство бытового сланцевого газа, выпуск которого был прекращен более сорока лет назад? Я полагаю, что нет. Само по себе строительство установки по производству бытового сланцевого газа (так называемых камерных печей), очень затратное мероприятие. Чтобы обеспечить Эстонию собственным бытовым газом, потребуется от 500 млн. до 1 млрд. евро — в зависимости от требований службы охраны окружающей среды к качеству полученного газа и технологического процесса. При эксплуатации камерных печей, помимо целевого продукта – газа, получается и побочный —  камерная смола (50 кг смолы из 1 т сланца).  Эта смола в своем составе имеет вещество бенз(а)пирен, который является возбудителем онкологических заболеваний, а также оказывает мутагенное воздействие на человека.

— А прежде об этом не догадывались?

— До 1980 года то ли по причине незнания, то ли по каким-то другим соображениям, на это обстоятельство не обращали внимания и камерную смолу использовали в народном хозяйстве как топливный компонент. Думаю, что в настоящее время этот номер вряд ли пройдёт. Поэтому необходимо достаточно объемное финансирование, чтобы решить проблему изъятия нежелательных веществ из камерной смолы. Возродить камерные печи возможно только на деньги частных инвесторов, так как государство, взяв на себя обязательства по «зеленому переходу», не может финансировать проект, оставляющий углеродный след. А частный инвестор, запуганный Гретой Тунберг, вряд ли станет рисковать своими деньгами. Кроме того, остаётся неясным, кто будет оплачивать работы по замене горелок на всех газовых аппаратах, начиная от газовых плит, кончая бытовыми газовыми котлами и промышленными агрегатами. Это обязательная процедура для газового оборудования, обеспечивающая безопасность эксплуатации в связи с переходом на менее калорийный газ.

— Значит, мечта некоторых читателей об использовании сланцевого газа так и останется мечтой?

— Следует отказаться от иллюзий возрождения производства бытового газа из сланца, а использовать природный газ по тем ценам, которые предлагает рынок, или просто-напросто отказаться от его применения. Можно ещё попытаться договориться с «Газпромом» (когда-то это удавалось), о более щадящей цене для Эстонии. Тут есть как плюсы, так и минусы. Основным плюсом является то, что Эстония граничит с Россией и, следовательно, в цене на газ должна отсутствовать существенная плата странам–транзитёрам. Основным же минусом при формировании цены на газ является низкое потребление голубого топлива в нашей стране. Годовое потребление газа в Эстонии равно 8-часовым естественным технологическим потерям  «Газпрома», то есть потерям всего за одну рабочую смену. Для снижения цены на природный газ Эстонии необходимо срочно увеличить потребление газа. Для этого было бы хорошо построить завод по его переработке. Например, завод по производству водорода — наиболее перспективного топлива обозримого будущего. В настоящее время 75 процентов водорода производится из природного газа, 23 процента — из угля, 2 процента — путем разложения воды на кислород и водород.

В дальнейшем доля производства водорода из природного газа будет только увеличиваться, так как природный газ состоит в основном из метана, который также как и углекислый газ, является парниковым и, следовательно, должен подлежать утилизации. Производство водорода из угля отпадет само собой, так как этот способ используется исключительно для производства синтетического жидкого топлива: бензина, керосина, дизельного топлива. Прогнозируемая тенденция снижения потребления жидких нефтепродуктов полностью свернёт производство синтетического топлива из угля.

— По школьным урокам химии помним формулу воды – H2O. Что мешает получать этот самый «Н» исключительно из воды?

— Получение водорода из воды требует колоссальное количество электроэнергии, что дорого даже сейчас, а после существенного «позеленения» электричества, этот способ будет сравним с научной фантастикой. Строительство завода по производству перспективного высокого ликвидного продукта – водорода позволит без вложений в газотранспортную систему (советское наследие по возможности перекачки газа в трубопроводах «Eesti Gaas» используется, в лучшем случае, на одну треть), существенно увеличить объем потребления и, как результат, снизить издержки на реализацию каждого кубического метра газа. Кроме того, постоянное потребление газа заводом и зимой, и летом, а не только в отопительный сезон, ведёт к резкому снижению среднегодовой цены на голубое топливо.

— Все-таки, почему природный газ не идёт к нам напрямую из России?

— Эстония — одна из немногих стран Европы (если не единственная), куда газ из России можно подавать через три точки ввода: Нарва, Вярска и из газохранилища, расположенного в Латвии. Через Нарву в настоящее время газ не подаётся из-за малого объёма потребления этого вида топлива в Эстонии. Подача российского газа в Эстонию производится через измерительную станцию в посёлке Вярска. В связи с тем, что магистральный газопровод, идущий в Таллинн, является для «Газпрома» тупиковым объектом (за «спиной» Таллинна Финский залив, труба через который пока не проложена), то через Вярска в Эстонию поступает столько газа, сколько его осталось в трубе после долгого пути по просторам России. Как правило, газ поступает в объёмах,  достаточных для обеспечения нормальной жизнедеятельности страны, но в отопительный сезон, в сильные морозы, может возникнуть недостача, или же из-за этих морозов Эстонии самой  потребуются дополнительные объёмы голубого топлива. В этом случае дополнительный газ начинает поступать из газохранилища, расположенного в Латвии. Это газ российского «Газпрома», который закачивается в хранилище в течение всего летнего периода, что позволяет «Газпрому» стабильно обеспечивать поставки потребителям независимо от изменений климатических условий. Для Эстонии безразлично, откуда поступает газ – из хранилища или из трубы, так как источники и объёмы поставок оговорены заранее и учтены при формировании цены.

— Николай Анатольевич, спасибо за разъяснения. От имени читателей поздравляем вас с Новым годом, желаем вам здоровья, что сегодня необходимо абсолютно всем жителям Эстонии.

Беседовал Евгений Капов
Фото автора

Подписывайтесь на наш Telegram-канал и следите за новостями Ида-Вирумаа