Горноспасатели Эстонии отмечают 75-летний юбилей своей службы

Сланцевые шахты не такие взрывоопасные, как угольные. Но чрезвычайные происшествия случаются и на них. Поэтому горняки Эстонского сланцевого бассейна уважают труд горноспасателей – «ангелов подземелья», всегда готовых прийти на помощь.

В эти дни 75 лет отмечают горноспасательные службы всех предприятий Эстонского сланцевого бассейна. Образованное в Эстонии в 1947 году военизированное подразделение Министерства угольной промышленности СССР принимало участие в ликвидации пожаров и аварий в различных угольных бассейнах бывшей общей страны. А в ноябре 1988 года военизированный горноспасательный отряд (ВГСО) объединения ”Эстонсланец” вступил в борьбу с масштабным пожаром на шахте ”Эстония”.

— До 3 ноября 1988 года все было так, по мелочам, — вспоминает многолетний командир горноспасателей, ныне пенсионер, Владимир Кочкин. — Но в тот день недра превратились в преисподнюю. В своем интервью, которое он дал автору несколько лет назад, Владимир показал всю важность работы горноспасателей.

В 5 часов 32 минуты поступил вызов на разрез «Октябрьский». Начался пожар в дренажной шахте. Спасатели жили тогда компактно, в своем городке при отряде в Йыхви. Когда завыли сирены, они все прибежали в отряд и приготовились на выезд. И началось нечто странное.

Связь на шахтах устроена так, что дежурный горноспасательного отряда может на своем пульте слышать все переговоры шахтеров, находящихся под землей, с поверхностью. И дежурный по отряду доложил командиру, что с четвертой панели шахты «Эстония» велись переговоры о том, что имеется сильное задымление. Позвонили на шахту, спросили: мол, не пожар ли там у вас? Нет, говорят, все нормально. Нормально, ну и ладно. Взвод спасателей поехал на «Октябрьский» тушить пожар.

Но Кочкин к тому времени на этом деле уже пару зубов съел. Решил все-таки съездить на «Эстонию» и проверить, в чем дело. На месте выяснилось, что в шахте начался пожар, который попытались ликвидировать своими силами. Но не работала установка водозащиты. Стало ясно, что благодаря «самодеятельности», с тушением затянули. И до прибытия основных сил спасателей шахта уже вовсю горела.

Шахту «Эстония» тушили всем миром. Прилетели горноспасатели из «Ленинградсланца», «Тулауголь», Донбасса. Официально доложили о ликвидации пожара в январе следующего, 1989 года. В 1993 году на шахте «Эстония» случился еще один пожар, который теперь спасатели называют «малым». Бывший начальник отряда, на то время – заместитель Кочкина — Николай Кофанов позвонил в Москву, и по «старым связям» пройдясь, запросил помощи. Дали два отделения из «Ленинградсланца». От города Сланцы Ленинградской области до шахты «Эстония» часа два. Но в Нарве уже стояла граница — символ эстонской независимости. Двое суток ушло на то, чтобы через правительство Эстонии пробить ленинградским спасателям упрощенное пересечение границы по списку. Это тогда, когда еще не было таких строгостей на границе, как теперь.

После того, как работающий в Кохтла-Ярве сланцехимический концерн Viru Keemia Grupp (VKG) открыл свое горнодобывающее предприятие – шахту «Оямаа», Владимиру предложили возглавить горноспасательную службу. 10 октября 2010 года он принял это предложение. После закрытия шахты «Виру» горняки и сланцехмики пришли к рациональному решению – заключили договор между Viru Keemia Grupp и Eesti Energia kaevandused об оказании помощи при проведении горноспасательных работ. «Главный горноспасатель Эстонии», как в шутку называют друзья Владимира Кочкина, был рад такому рациональному подходу. «Чего нам делить? Случись что на «Оямаа», все равно бы пришлось прибегнуть к помощи горнодобывающего концерна. Ведь у шахтеров есть самая современная техника, необходимая при ликвидации аварий и спасении людей. Например, приборы, позволяющие «видеть» в сплошном задымлении. Есть и опытные работники».

Горнодобывающий и сланцехимический концерн заключили договор, на основании которого горноспасатели Eesti Energia kaevandused стали оказывать услуги и шахте, принадлежащей сланцехимическому гиганту. Тогда производственный директор Eesti Energia kaevandused Эрик Вяли рассказал журналисту, что идея объединить усилия горноспасателей родилась после закрытия шахты «Виру».

На шахте «Оямаа» была создана своя небольшая горноспасательная служба, которую и возглавил Владимир Кочкин – бывший старейший работник, который очень долго командовал горноспасательным отрядом «Эстонсланца», а затем – «Ээсти Энергия». Он лучше других знает, какой современной горноспасательной техникой мы обладаем и может подтвердить целесообразность такого сотрудничества», — сказал Эрик Вяли.

Ушли из подземелья на небеса Николай Кофанов, Владислав Левковский. На заслуженном отдыхе Владимир Кочкин, который передал командование отрядом «ангелов подземелья» Андрею Позднякову, но старается быть в курсе дел у горноспасателей. А они поддерживают его в борьбе с внезапно свалившимся недугом.

На шахте «Оямаа» кипит работа: добывается и обогащается сланец, который по конвейеру транспортируется на производство сланцевого масла. За обстановкой в недрах наблюдают не только приборы, но и люди. Горноспасатель Петр Белоусов показал журналисту красные шары – как будто для игры в кегли. Но, понятно, что это не боулинг. А что?

— Такие шары расположены в шахте в потенциально опасных местах. В случае возникновения пожара, они взрываются, выбрасывая порошок, который потушит пламя.

Командир спасателей Андрей Поздняков нашел минуточку для беседы.

— Андрей, вы, можно сказать, неплохо устроились, перейдя на предприятие в структуре химического концерна VKG. Хоть вы и шахтер-горноспасатель, но у вас теперь два, а то и три профессиональных праздника: День химика, День шахтера и День спасателя. Какие у вас взаимоотношения со своими коллегами из «Ээсти Энергия»?

— Два года назад у них произошла реорганизация, в ходе которой горноспасателей с шахты «Эстония» объединили со спасателями Аувере. А взаимоотношения самые тесные, рабочие. Ведь случись что у них или у нас, нам вместе придется ликвидировать последствия и спасать людей. По большому счету – делить нам нечего. То есть, у них 25 спасателей Аувере 24 человека — спасатели шахты «Эстония»

— А кто ваши подчиненные?

— Четыре человека – постоянные спасатели, которые пришли с шахты «Эстония». Но есть у нас еще добровольцы из числа шахтеров: 24 человека, которых мы обучаем, и они готовы в случае ЧП прийти нам на помощь.

Говоря о штатных спасателях «Оямаа», Андрей Поздняков отмечает, что они обладают более чем 40-летним стажем. Трудиться начинали еще в военизированном горноспасательном отряде, как он сам и Владимир Кочкин. Петр Белоусов, Виктор Могильников, Игорь Эрлих и Альфред Мецлов – ветераны горноспасательной службы.

— Вы уже два раза приходили на смену Владимиру Кочкину. Один раз – когда он уходил из «Ээсти Энергия» на «Оямаа», потом – когда его проводили на отдых с этой шахты. Вы с ним поддерживаете связь?

— Конечно. Все наши ветераны – друзья Владимира. Мы понимаем, что ему нужна наша поддержка.

— Говорят, «кто старое помянет тому глаз вон». У этой пословицы есть продолжение: «… а кто забудет – тому оба». Так вот: пять лет назад вы утверждали, что ваша служба, которая «и опасна, и трудна», будет нужна до тех пор, пока будут добывать сланец. А это – еще лет на 70». С тех пор вы не изменили свое мнение по поводу семи десятков лет добычи сланца в Эстонии?

— Ни в коем случае. Вы же видите, что постепенно всё возвращается на круги своя.

— А как «непрофильное начальство» — руководство химического концерна – относится к запросам горноспасателей?

— С пониманием. Своевременно выполняются все наши требования, заявки. Своевременно реагируют на требования по нормам безопасности. И со снабжением всем необходимым тоже все в порядке.

— 75 лет горноспасательной службе. Что бы хотели пожелать в этот юбилей всем шахтерам – независимо от ведомственной принадлежности?

— Прежде всего – безопасной работы. И – постоянной работы.

Евгений Капов
Фото автора

Подписывайтесь на наш Telegram-канал и следите за новостями Ида-Вирумаа