Предприниматель и депутат Кохтла-Ярвеского городского собрания Евгений Салтыков — наш сегодняшний собеседник. 

— Ваша предпринимательская деятельность, как давно она началась? 

— Почти 15 лет тому назад. И связана она была со спортом – спортивным клубом «Ровесник» (создал МТЮ), существовавшим ещё с советских времён, где я был сначала учеником, потом тренером (чтобы получить тренерскую категорию, проходил обучение, сдавал экзамены), а затем стал его собственником. Там проходили занятия по кикбоксингу, а потом мы расширились – прибавился фитнес для женщин… Но в 2014 году пришлось закрыть спортивный клуб, так как город не продлил аренду помещения… Через несколько лет, почти одновременно, открыл ещё две фирмы. Одна из них — сеть салонов красоты.

— Кстати, красотой по-прежнему озадачены только женщины, а мужчины? 

— (Улыбается.) Но и мужчины всё чаще посещают салоны – они тоже хотят хорошо выглядеть. 

— Если не секрет, вы тоже пользуетесь этими услугами – уколы красоты не делаете?

— (Улыбается.) Нет, я же ещё молодой – мне 41 год. Иногда, всё же, хожу в солярий. Но это чисто для здоровья. Ведь в нашем северном климате у людей хроническая нехватка витамина Д, что негативно влияет на весь организм и в первую очередь на кости. 

— Можно ли сказать, что услуги салонов красоты пользуются сегодня повышенным спросом – многие ли жаждут внешне отсрочить старость и продлить молодость?

— Пользуются, всегда пользовались. По крайней мере, я знаю об этом со слов мастеров. Дело в том, что у меня своя специфика работы. Как когда-то сказал один из основателей Макдональдс: «Я не занимаюсь ресторанным бизнесом, я занимаюсь недвижимостью». То есть, основной доход не от продажи гамбургеров. Так же и я: не занимаюсь салонами красоты, а занимаюсь недвижимостью. У меня ни с кем нет трудовых договоров, со всеми только договоры об аренде. Точнее, я приобретаю недвижимость, привожу в порядок, создаю условия для занятия предпринимательством и предоставляю площади мастерам. Вообщем, мой доход не от стрижек-покрасок, а от аренды. 

— А вторая ваша фирма, с чем она связана?

— (Улыбается.) Тоже в какойто мере с индустрией красоты. Продажа-установка-обслуживание оборудования — соляриев, коллагенариев (как и специальной косметики для этих процедур): являюсь в Эстонии дистрибьютором немецкой компании – завода, который производит данное оборудование… Но на сегодня эти обе фирмы объединены в одну. 

— Какова цель объединения, или же это коммерческая тайна? 

— Никакой тайны нет: эти оба направления частично взаимосвязаны.

— Предпринимательство манит многих, но многие фирмы попадают в банкроты. На ваш взгляд, в чём сложности-трудности занятия бизнесом? 

— Прежде чем начинать эту деятельность, надо всё хорошо продумать — тогда не будет серьёзных проблем. Надо иметь хозяйственную жилку, как и множество других качеств-умений, ведь и предпринимательством могут заниматься не все. Самое сложное для всех предпринимателей – и крупных, и малых — откуда взять стартовые деньги, начальный капитал, где взять кредит, причём под хорошие, низкие, проценты. Да и после всю полученную прибыль не тратить на себя, а вкладывать её в развитие фирмы. И уже потом, когда будет создана основа, прочный фундамент, актив и пассив будут в равновесии, можно позволить себе крутую машину, дом, дачу… Хотя постоянное развитие бизнеса требует постоянных вложений – останавливаться здесь нельзя: надо ведь выдержать и конкуренцию. 

— Верно ли, что у вас несколько высших образований?

— Верно. Три специальности – юриспруденция, организация работы местного самоуправления, молодёжная работа. 

— Почему вы пошли в политику? 

— Кохтла-Ярве – мой родной город. И мне далеко не безразлична его жизнь, всё, что происходит в нём. Хотел участвовать в его преобразовании. Я несколько лет жил за границей, в разных странах, но всегда возвращался домой – даже мысли не было остаться где-то в другой стране. Моя цель — внести свой вклад в развитие города… Но политика – командная работа, и здесь в одиночку ничего особо не сделаешь: всё ведь решается большинством депутатских голосов. Так что лично мои устремления не всегда, конечно, реализовывались, хотя и полезного, в составе команды, сделано немало… А начал я баллотироваться в депутаты на местных выборах по примеру отца. Он первым стал баллотироваться, а я наблюдал, но с первого раза отец не смог получить достаточное количество голосов избирателей. Через четыре года, на следующих выборах, он снова баллотировался. В этот раз я включился в его избирательную кампанию – помогал ему. И он стал депутатом. А спустя ещё четыре года, на очередных выборах, я решил баллотироваться вместе с ним. И мы оба прошли в горсобрание. Потом я уже один баллотировался. 

— В течение скольких лет являетесь депутатом?

— Это мой третий созыв. 

— Вы сейчас занимаете пост заместителя председателя ревизионной комиссии? 

— Да, а также являюсь членом хозяйственной комиссии. В предыдущие созывы был членом социальной комиссии, а также молодежной и по спорту. К слову, состою в ревизионной комиссии и одного квартирного товарищества, а также вхожу в состав правления ещё одного квартирного товарищества — дома, где я живу.

— Как вы уже сказали, политика – это командная работа, а, значит, необходимо поступаться своими принципами, интересами, убеждениями, ведь если этого не делать, то надо выходить из этой команды. Не этим ли объясняются ваши политические метания? 

— Я бы не сказал, что это метания. Действительно, сначала был в команде с центристами, но понимал, что не всё делается должным образом – управление городом должно быть иным, перешёл в оппозицию – к соцдемам, где находился в течение многих лет. Сейчас же — в коалиции, точнее, наш избирательный союз «Прогресс», в составе которого я баллотировался на нынешних выборах. Но по-прежнему я против центристов, засилья закостенелой старой гвардии – управление городом требует новых веяний, свежих сил. Против же молодых центристов, которые есть и в горсобрании, я ничего не имею. Как и против Центристской партии вообще. 

— Состояли-состоите ли в рядах какой-то партии?

— Нет. Для меня из всех сегодняшних партий Эстонии нет ни одной симпатичной. Во времена Эдгара Сависаара я был полностью, и умом, и сердцем, за Центристскую партию — даже хотел вступить в неё. Но когда эта партия предала Сависаара, своего лидера, я разочаровался в ней. Сейчас во многих вопросах поддерживаю даже некоторые идеи партии EKRE. 

— Продолжаете ли сегодня заниматься спортом, тем же кикбоксингом? 

— До 2014 года занимался и сам, и тренировал детей в спортзале, а с 2014 года, как я уже сказал, прекратилась моя и спортивная, и тренерская жизнь – город отказал в аренде помещения, да и начинался суд. Так что сегодня занимаюсь только физкультурой, но (улыбается) без фанатизма. Спортзал у меня сейчас на балконе, есть необходимые спортивные снаряды.

— По-видимому, сложно освободиться от чувства ностальгии по активной спортивной жизни, тем более, что вы были хорошим спортсменом, выступали на международных соревнованиях, а сейчас, оглядываясь назад, какое из своих спортивных достижений считаете самым большим? 

— Но освобождаться и не надо. Это ведь часть моей жизни. Это навсегда со мной… По разным видам единоборств (занимался кикбоксингом, тайским боксом, ушу-санга) был неоднократным чемпионом Эстонии. Выступал в составе сборной Эстонии на чемпионате мира по кикбоксингу, где занял 5 место, но не считаю это высоким достижением, хотя участников в моей весовой категории было очень много. Всё же, самое большое достижение – второе место на чемпионате Европы по кикбоксингу, когда стал серебряным призёром. Моим первым тренером был отец. Он с детства, с 14 лет, — военный человек, окончил Суворовское училище, офицер, воевал в Афганистане… Суровый человек, жёсткий, строгий. В таком ключе воспитывал и меня. И если расти в такой строгости, то у меня (улыбается) было мало шансов стать плохим человеком… Человека, правильного и порядочного, с точки зрения закона и вообще морали, как мой отец, я никогда больше не встречал. То есть, он правильный до мозга костей, и поэтому вдвойне обидно, что такого человека обвинили в подделке документов, предоставлении ложных данных горуправлению, получении выгоды — мошенничестве.

— Но, тем не менее, отец и вы были осуждены судом по одному и тому же уголовному делу? 

— Судебный процесс длился более 5 лет. Был уверен, как и мой адвокат, что моё дело окончится оправдательным приговором, поэтому решил пройти через все судебные инстанции, но решение суда оказалось иным – меня, как и отца, признали виновными. Нонсенс: меня обвиняли в подделке документов, в оформлении фиктивных договоров, но у меня не было на это таких полномочий — я был рядовой работник Кохтла-Ярвеского молодёжного центра, у меня не было права ставить подпись (и нигде, ни под какими документами её не ставил), оформлять кого-то на работу, увольнять, а за то, что я распечатал бланк договора — нельзя считать меня соучастником в подделке документов. Здесь нёс ответственность директор – мой отец, хотя я не считаю его преступником или непорядочным человеком, если он пошёл навстречу работнику, который попросил вместо него оформить на работу другого человека, его родственника. В Кохтла-Ярвеском молодёжном центре, где мы работали, договоры были заключены с одними людьми, а фактически работу выполняли другие. Да, это не по букве закона. Но ведь налоги уплачены, работа выполнена и оплачена – это самое главное… На сегодняшний день у меня нет действующего наказания: условный срок и испытательный срок полностью исчерпаны, долгов нет, а ещё через два года будут удалены все записи из Регистра судебных наказаний.

— Насколько мне известно, у вас межнациональный брак: домашний язык общения, какой он? 

— Эстонский: моя жена – эстонка. С дочерью, ей 1,5 года, жена говорит по-эстонски, а я — по-русски. 

— Что для вас дом, семья? 

— Остров спасения в бушующем океане жизни, где всегда тепло, светло, уютно, где тебя ценят, поддержат, не предадут, куда всегда хочется возвращаться и куда всегда спешу после работы. 

Антонина Васькина 

Фото автора

Подписывайтесь на наш Telegram-канал и следите за новостями Ида-Вирумаа