Мартин Репинский: «Самое главное, чтобы чиновники работали не в личных интересах, а в интересах самоуправления и его жителей»

247 Views

В Йыхви, хотя и не только в Йыхви, продолжается активное муссирование произошедшего 24 сентября дворцового переворота, в результате которого родилась, точнее, возродилась находившаяся у власти до 30 июня нынешнего года коалиция – фракция Центристской партии и избирательный союз «Jõhvi – Meie Kodu» («Йыхви – наш дом»), а вотум недоверия был объявлен разом всей правящей власти – председателю волостного собрания Нине Негласон, волостному старейшине Максу Кауру и двум его помощникам – Мессурме Писаревой и Марис Тоомель.

Главным организатором очередной смены власти стал член Рийгикогу, руководитель Йыхвиского отделения Центристской партии, бывший волостной старейшина Мартин Репинский, но не участвовал в голосовании на заседании волостного собрания, приостановив несколько месяцев тому назад свои депутатские полномочия.

– Верно ли, как сообщается в масс-медиа, правление Ида- Вируского регионального отделения Центристской партии обсудило ваши действия как руководителя по организации переворота в йыхвиских коридорах власти и дало осуждающую оценку?

– Здесь, как везде и всегда: сколько людей – столько и мнений. Да, одни центристы меня осуждают, а другие одобряют и поддерживают, как и многие жители Йыхви. Так что эти действия я предпринимал, не исходя лишь из собственного мнения-решения видения нынешних реалий, происходящих в Йыхвиской волости с июня этого года, когда к власти пришла новая коалиция, в составе которой была и наша фракция. Я понял, что это была ошибка. И её надо было исправлять, и чем раньше, тем лучше, чтобы не нанести ещё более ощутимый ущерб самоуправлению и его жителям. Надо руководствоваться в работе самоуправления не эмоциями, не личными интересами-выгодами, а делами. А ведь именно в то время, когда фракция Центристской партии была в коалиции с избирательным союзом «Jõhvi – Meie Kodu» («Йыхви – наш дом»), было сделано много хороших дел на благо Йыхвиской волости и йыхвисцев. Перечислять их нет нужды, ведь всё сделанное, как и продолжающиеся начатые проекты, – перед глазами самих йыхвисцев.

– То есть, вы хотите сказать, что всё познается в сравнении?

– В результатах деятельности коалиции… Что касается результатов, то государством, как раз параллельно с этой переменой власти в Йыхви, было принято решение, что крытый футбольный стадион, первый в Ида-Вирумаа, будет построен именно в Йыхви, на что предусмотрены средства в государственном бюджете. И это, я считаю, как одобрение государством того, что (государство, наверняка, видит) коалиция – фракция Центристской партии и избирательный союз «Jõhvi – Meie Kodu» («Йыхви – наш дом») – в предыдущий свой период работала стабильно, было очень многое сделано и те задачи, которые были поставлены государством, – выделенные инвестиции были реализованы в правильном направлении. Если было бы действительно так, как кричит оппозиция (вторит ей и местная пресса), что мы позорим Йыхви в глазах государства, что нам не дадут никаких инвестиций, то эти деньги – строительство футбольного стадиона – ушли бы в Силламяэ или Нарву. Крытый футбольный стадион в Йыхви – это было одно из моих предвыборных обещаний, когда я баллотировался в Рийгикогу, и теперь, считаю, выполню своё обещание. Кстати, главной причиной моих разногласий с Максом Кауром, как со старейшиной волости, стало то, что я больше года уговаривал его начать проектирование крытого футбольного стадиона. Объяснял ему, что договорюсь о финансировании строительства из государственного бюджета, но сделать это будет легче, если проект будет готов. Но дальше обещаний ничего не продвинулось, даже детальная планировка до сих пор не сделана. И теперь надо проследить, чтобы всё это было сделано как можно быстрее, чтобы мы успели построить данный стадион в следующем году.

– Но, тем не менее, бытует утверждение, что частая смена власти в Йыхвиской волости плохо влияет на её развитие?

– Да, есть такая точка зрения, но, с другой стороны, например, по другим некоторым городам Ида-Вирумаа, наоборот, говорят: несменяемая годами власть закостенела, плохо влияет на развитие самоуправления. В принципе, критиков не устраивает ни то, ни другое – и стабильность не нравится, и перемены не нравятся. Но я считаю, самое главное, чтобы результат был хороший, чтобы люди видели, что самоуправление развивается, что происходит улучшение, что чиновники работают не в личных интересах, а в интересах самоуправления и его жителей. Как я уже говорил много раз, чиновники это обслуживающий персонал, а депутаты и вовсе слуги народа И это именно так, правильно, должно восприниматься – и тогда всё будет развиваться в нужном направлении, и тогда жители будут чувствовать, что власти о них заботятся, ведь не народ для власти, а власть для народа.. Но об этом, к сожалению, забыли наши предыдущие партнёры по коалиции, в составе которой были депутаты из избирательного союза «Jõhvi Eest» Нина Негласон, Кайа Калдвеэ, Майт Сепп, Лийна Михкельсон; члены фракции Партии реформ Айвар Сурва, Марис Тоомель, Пауль Паас; перешедшие из фракции «Jõhvi – Meie Kodu» («Йыхви – наш дом») Велли Набер, Александр Романович, Роман Граф; представитель ранее распавшегося избирательного союза «Jõhvi» Теэт Энок.

– Почему в первый раз, в июне, вы отстояли Макса Каура, причем большой ценой – не только рухнула коалиция с избирательным союзом «Jõhvi – Meie Kodu» («Йыхви – наш дом»), но и пали жертвой за инициативу объявления вотума недоверия Максу Кауру два ваших однопартийца: были исключены из партии Артхур Сепперн и Эдуард Эаст, который также лишился и занимаемого поста председателя Йыхвиского волостного собрания (его, в который уж раз, заняла Нина Негласон), но во второй раз, в конце сентября, вы были не против отстранения от должности Макса Каура, хотя и не принимали участия в голосовании?

– В произошедшем есть и моя ответственность. Когда меня избрали в Рийгикогу, я немножко отдалился от дел Йыхви. Сразу сказал Максу Кауру, как и другим коллегам по коалиции, что не хочу быть серым кардиналом, который дёргает за все ниточки, а хочу, чтобы депутаты действительно работали сами, самостоятельно, так же, как и самостоятельно работало бы волостное управление. Поскольку я тогда не был депутатом волостного собрания (мои полномочия здесь были приостановлены), то очень понадеялся на них. И в какой-то момент у нас возникли разногласия с нашим тогдашним коалиционным партнёром – избирательным союзом «Jõhvi – Meie Kodu» («Йыхви – наш дом»). Я стал защищать Макса, потому что мне казалось, что он ничего порицательного не совершил, за что его надо было бы снимать с должности. И получилось, что тогда, в июне, я оказался с Максом на одной стороне, а в итоге мы, Центристская партия, создали другую коалицию. Но очень быстро стало понятно, что новый наш коалиционный партнёр абсолютно не думал о развитии Йыхвиской волости, её будущем, а на первый план выносились личные интересы. Например, ещё на переговорах создания коалиции депутат-реформист Айвар Сурва поставил условие, что если он не будет директором Йыхвиской спортивной школы, то он вообще не готов находиться в создаваемой коалиции. Насколько я знаю, на эту тему был длинный разговор – его очень долго уговаривали войти в коалицию.

– Пообещав ему эту должность, которая и была ему предоставлена под прикрытием формального проведения конкурса?

– Я был категорически против, но меня не послушали. Как я и предупреждал, это была первая ласточка. А потом, когда новая коалиция обрела власть, стали создавать новые рабочие места специально для своих людей. Например, советника волостного старейшины по сельской жизни – для Велли Набер, ещё одного советника – для Сирли Таммисте… Как и стали перетряхивать ранее назначенные кадры. Повторю, много такого было, когда члены коалиции думали о своих интересах, лоббировали как их, так и свои идеи, в том числе бизнес-идеи. Что было чуждо нашей фракции. И стало понятно: люди пришли к власти не для того, чтобы действительно стараться что-то сделать для самоуправления, его развития, а чисто в своих интересах. И когда я пытался поднимать какой-то вопрос или обсуждать какие-то проекты, то очень быстро выяснилось, что это невозможно делать сообща с некоторыми депутатами избирательного союза «Jõhvi Eest», что стало последней каплей, переполнившей терпение, – и тогда наша фракция пришла к выводу, что необходимо воссоздать коалицию с «Jõhvi – Meie Kodu» («Йыхви – наш дом»). При встрече с представителями этой фракции обсудили все те наши конфликтные моменты, которые существовали между нами, решили все проблемные вопросы и поняли, что для развития волости, улучшения жизни её жителей будет лучший вариант, если мы вернёмся к прежней коалиции, с которой мы работали, но будем избегать тех проблемных моментов, из-за которых она распалась. И когда мне говорят, это плохо для самоуправления, надо было ради стабильности продолжать работать с винегретной (так её окрестили в народе) коалицией, но, я считаю, это абсолютно не выход: сидеть-терпеть и смотреть как разрушается всё то, что выстраивалось нашей прежней коалицией за несколько лет. И разрушается из-за личных амбиций и личных интересов. Этого, конечно, не мог позволить, по¬этому и пошёл на то, чтобы воссоздать предыдущую коалицию, которая, на мой взгляд, была очень деятельной. Да и вообще, если посмотреть-проанализировать все коалиции, которые раньше, за многие годы, существовали в Йыхви, то она, считаю, была самая продуктивная, самая дееспособная. Сложно представить, чтобы ещё где-то так же быстро, оперативно, и правильно решались вопросы, которые возникают. Взять, к примеру, тот же стадион возле Йыхвиской русской основной школы, его основательную реновацию, по сути, строительство нового. Мы и здесь, как и всегда, старались находить и находили консенсус.

– Что касается кадров и создания рабочих мест для своих приближённых. Но ведь и вас, в бытность волостным старейшиной, упрекали, что вы снимали с должностей десятилетиями проработавших руководителей?

– Но здесь большая разница. Да, общеизвестная мировая практика: приходящий в коллектив новый руководитель формирует свою команду, которой можно доверять, с которой ему предстоит работать, добиваться результатов, делить ответственность… И менять работников я начал не с первого дня работы волостным старейшиной, а почти через год, когда присмотрелся, увидел-оценил, кто как работает, понял, что не все подходят для моей команды. Безусловно, многолетний опыт – это хорошо, но если это не закостенелый опыт. Когда все катится по инерции – нет развития ни учреждения, ни самого руководителя. Некоторые вообще не могли идти в ногу с сегодняшним временем, не говоря уже о будущем. И такие работники не подходят в команду. И когда я делал кадровые изменения, то исходил из того, как будет лучше для волости и её жителей. И считаю, что это было оправдано. Если, к примеру, мы возьмем ту же библиотеку, то с приходом туда на пост исполняющей обязанности директора Эвелин Данилов многое измени¬лось в лучшую сторону, даже Министерство культуры признаёт, что библиотека расцвела, то есть многолетний застой там уже закончился. Тогда меня местная печать резко критиковала – целая кампания была развёрнута: писали, что происходит какой- то геноцид, чуть ли не увольняю по национальному признаку – убираю эстоноязычных работников и беру русскоязычных. А когда была создана предыдущая коалиция, и тот же Айвар Сурва, когда пришел в спортшколу директором, то первое, что он сказал в интервью прессе, что ранее созданные там места – политические, их надо убирать, но когда поработал там немножко, понял, что рабочие места появились не просто так – не зря ведь уговаривал Андрея Оямяэ, депутата фракции «Jõhvi – Meie Kodu» («Йыхви – наш дом»), остаться и продолжать там работать, но, естественно, те люди, которых он, не отработав там ещё ни дня, заранее таким образом оскорбил, то они, как Андрей Оямяэ, так и Екатерина Васильева, ушли оттуда по собственному желанию, отказавшись работать с таким директором. А вот про фракцию Нины Негласон, как и фракцию Партии реформистов, когда они, находясь в предыдущей коалиции, создавали рабочие места для своих, то что-то ярых статей газетчики не писали. Но пусть это останется на их совести.

– Как вы считаете, не породила ли одна ошибка другую ошибку, имею в виду, исключение из партии Артхура Сеп¬перна и Эдуарда Эаста. Какова их дальнейшая судьба – смогут ли они восстановиться в её рядах?

– Не хочется копаться в прошлом и рассуждать о том, кто, в чём виноват и как могло бы быть. Ведь это отнимает драгоценное время и силы, которые лучше направить на будущее и на решение сегодняшних проблем. А дел у нас много, помимо волостных, ежедневных вопросов, необходимо заниматься сохранением имеющихся и создавать новые рабочие места, которые оказались под угрозой в первую очередь из-за туманного будущего сланцевой промышленности… Я уже говорил и с Эдуардом, и с Артхуром о их возможном восстановлении в партии. Эдуард, он очень хороший профессионал, опытный политик, как и Артхур, с которым мы вместе создавали-формировали йыхвиский избирательный список Центристской партии, он привёл к нам многих людей, благодаря которым нам в дальнейшем удалось стремительно развивать Йыхви. Конечно, у них, по-видимому, осталась какая-то обида на партию, что всё так произошло, но если они захотят вернуться, то мы с удовольствием это обсудим.

– Вы можете прокомментировать заявление Нина Негласон в интервью журналистам, что нынешний переворот – постыдное явление, что должно быть стыдно за такую политику, за обман, за создание нестабильности?

– А ещё в своих интервью она постоянно подчеркивает, что для неё это место, председателя волостного собрания, не важно. Конечно, она лукавит: для неё это место – самое важное: из-за этого места она готова была создавать коалицию с кем угодно. И сейчас говорить о том, что все плохие, все негодяи, но почему тогда побежала в своё время в коалицию с «Jõhvi – Meie Kodu» («Йыхви – наш дом»), точно так же побежала в коалицию со мной. Скорее всего, так поступают люди, которыми руководит не желание развития самоуправления, не мысли о его жителях, их благе, а личные интересы, личные позиции – попросту, те же деньги. Нина Негласон часто говорит, что все её оппоненты врут – врут вокруг. Но на самом деле, если посмотреть, самый большой обман, на мой взгляд, за всю историю Йыхви – это, как раз, тот, когда Нина Негласон обманула Тауно Выхмара, когда обещала ему освободить временно занятый ею пост председателя волостного собрания, согласно предварительной между ними договоренности. Об этом сообщалось и публично, что Тауно Выхмар через три месяца после выборов перейдёт с пос¬та волостного старейшины на место председателя волостного собрания, но она его обманула – сказала, что никуда не уйдёт и не ушла. И с этого момента мы потеряли такого замечательного руководителя и человека как Тауно Выхмар, который очень многое сделал для самоуправления и смог бы ещё сделать в дальнейшем.

– Нынешняя оппозиция постоянно заявляет, что возрождённая коалиция долго не продержится, что Нина Негласон продолжает искать перебежчиков именно в вашей фракции, где у неё, как сказала в интервью, есть на примете 1-2 человека, с которыми можно вести переговоры, в то время как из фракции «Jõhvi – Meie Kodu» («Йыхви – наш дом») она уже их всех переманила – Велли Набер, Александра Романовича Романа Графа. А вы, как считаете, доживёт ли возрождённая коалиция до выборов – до октября следующего года?

– Доживёт, обязательно доживёт. Я не вижу сейчас каких-то проблем, потому что в этой коалиции собрались те люди, которые достаточно хорошо знают друг друга, – мы уже работали вместе не один год. Не хочется про Макса Каура говорить что-то плохое, но те проблемы, которые возникали в предыдущее время в этой коалиции, мог решить именно старейшина.

– А можно подробнее, почему Максу Кауру решено было объявить вотум недоверия?

– Это решение было принято большинством волостного собрания, в голосовании я не участвовал, но у меня есть своё мнение. Макс не был избранным в Йыхви депутатом, он был приглашённым на работу человеком. Я его встретил на одном партийном мероприятии, когда занимался поиском помощника волостного старейшины и предложил ему, в то время безработному, прийти к нам. Его кандидатуру поддержала вся наша фракция, как и фракция «Jõhvi – Meie Kodu» («Йыхви – наш дом»). Естественно, от старейшины ожидается, что он будет продвигать интересы жителей волости, а не будет ставить на первый план свои личные амбиции. Но, когда мы обсуждали воссоздание коалиции с «Jõhvi – Meie Kodu» («Йыхви – наш дом»), я предложил ему занять его первоначальный пост, на который он и был приглашен, – помощника волостного старейшины, на что он ответил отказом.

– Сегодня повсеместно муссируется очередная громкая новость о том, что в ноябре вас ждут на пост председателя волостного собрания. Это действительно так?

– Да, если депутаты поддержат мою кандидатуру, то я готов взять на себя такую ответственность. Но для меня эта должность никак не связана с деньгами. Ведь, согласно нынешнему закону, если депутат Рийгикогу занимает какую-то должность в волостном собрании, то работает там бес-платно, не получает ни сента.

– Зачем же вам тогда это надо?

– Это очень важно для Йыхвиской волости, в частности и получения дополнительных инвестиций от государства. Когда я нахожусь в Рийгикогу и одновременно буду являться председателем волостного собрания, то у меня будет большая возможность сказать-убедить «верха», что и почему нужно-требуется нашему самоуправлению. Более того, буду иметь на это официальное обоснование. Причём, в таком случае, я даже политически обязан заниматься получением дополнительных денег от государства для нашего самоуправления. В то же время, будет экономиться волостной бюджет, ведь мне не надо будет выплачивать ни зарплату, ни компенсацию как председателю волостного собрания. Хочу успеть сделать еще как можно больше для Йыхви и йыхвисцев за оставшийся до выборов год. Я вижу, что сейчас особенно требуется моя помощь в продвижении различных проектов: некоторые строительные объекты опаздывают на несколько месяцев, поэтому нужно помогать – постоянно находиться там рядом. Хочу помочь нашему волостному управлению – чтобы и Йыхвиская основная школа была вовремя построена, и все дороги, которые в следующем году можно будет реконструировать, и следующий этап реновации парка. Как и многие другие объекты, тот же крытый футбольный стадион, который надо очень оперативно строить, чтобы не потерять выделенные нам государством деньги.

– Интересно, как вам удаётся выбивать в верхах сотни тысяч евро инвестиций, ведь благодаря вам началась и реновация парка, о чем говорилось десятилетиями, но с места не двигалось, а вам удалось убедить верха выделить на это 400000 евро из государственного бюджета, в то время как никому раньше это не удавалось?

– Но я же не единолично это делаю, это работа всей команды. И, безусловно, это уровень оценки государством того, что происходит в Йыхви, то есть всей нашей работы. Если бы здесь действительно царил политический хаос, то, бесспорно, мы не получили бы никаких инвестиций. А как удается – просто ежедневная работа в этом направлении на всех встречах – и с министрами, и с коллегами в Рийгикогу. Говоришь-объясняешь, почему в Йыхви должен появиться тот или иной объект, почему для этого нужны деньги. Перезваниваешь-напоминаешь-спрашиваешь. Особенно радует то, что удалось получить финансирование и на основательное обновление дороги на Нарва маантеэ, которую годами не могли реновировать, а в этом году первый её этап уже сделан. Оставшаяся половина будет готова в следующем году. И тут нам без государственных денег было бы не справиться, ведь только на первый этап ушло более миллиона евро. Приходится объяснять, что в Йыхви живут не только йыхвисцы, которые ими пользуются, есть ещё и приезжие, их, решающих здесь в будние дни свои дела, в три раза больше, чем местных жителей, так что без помощи государства нам никак не обойтись.

– Согласно слухам, вы давно не живёте в Йыхви и не собираетесь сюда возвращаться?

– (Смеётся.) Об этом говорят оппозиционеры. Я по-прежнему являюсь жителем Йыхви: никуда отсюда не уезжал и не собираюсь уезжать. Да, вследствие работы, много времени провожу в Таллинне, но всё равно Йыхви для меня – родной город, где у меня есть дом, и куда я всегда с радостью возвращаюсь.

– Невозможно не спросить вас о вашем бизнесе – животноводстве-козоводстве, в связи с чем, вас нередко критикуют в местной печати?

– Нет, бизнес не умер, но мы сейчас переходим на другой его вид – прекращаем заниматься животноводством, по крайней мере, молочным животноводством, и переходим больше на выращивание зерновых и других культур. Ведь чтобы заниматься животноводством на такой ферме – здесь необходимо быть собственнику постоянно на месте, а у меня такой возможности нет, я пытался это тянуть одновременно и будучи депутатом Рийгикогу, и будучи старейшиной Йыхвиской волости, но времени на всё не хватает, не уследить за всем – и страдает тут обычно ферма. Мы уже нашли покупателя наших козочек – недалеко от Санкт-Петербурга строится козья ферма.

– Каким вам видится будущее Йыхви?

– Процветающим. Уже одно его логистическое месторасположение – само по себе является для нашего города огромным плюсом, который никто никогда не отнимет. То есть здесь находится пересечение дорог, причём недалеко от границы Европейского союза и России. Проходит здесь железная дорога, как есть и другие основные транспортные узлы. Хотя всё идёт к тому, что Йыхви становится не только логистическим центром, но и местом встреч, куда приезжают люди из разных уголков Эстонии и даже других государств. Есть у него и культурное предназначение – концерты, проходящие в Концертном доме. Способствует этому, как приятное дополнение, и развивающийся городской старинный парк. Всё это значится в нашей стратегии. Не следует сбрасывать со счетов и то, что государство во всей Эстонии видит в дальнейшем 4 основных центра притяжения – Таллинн, Тарту, Пярну и Йыхви. Так что Йыхви – столица не только Ида-Вирумаа, но в будущем станет столицей всего Вирумаа. Я считаю, что наша коалиция, как раз, работала и работает в этом направлении – развивалась культурная жизнь, спортивная, образование, строились дороги, тротуары, как и другие объекты… Я считаю, что коалиция за этот период уже сделала серьёзные шаги – внесла заметный вклад в развитие. И он, как я уже сказал, перед глазами йыхвисцев.

Антонина Васькина
Фото автора

Подписывайтесь на наш Telegram-канал и следите за новостями Ида-Вирумаа