В редакцию еженедельника «Панорама» продолжают поступать письма от йыхвисцев, касающиеся уже несколько замшелых событий увольнения директора Йыхвиской центральной библиотеки Ингрид Спитц, а также признанного несостоявшимся конкурса на эту должность, где был единственный кандидат, как и того, что действительно ли в библиотеке полтора года длится управленческий кризис, о чём пишет местная газета.

Согласно проведенному еженедельником «Панорама» возле здания библиотеки мини-опросу среди её читателей, не встретился ни один, кто был бы недоволен её работой. Все утверждали, что нет никаких сбоев, несмотря на сложный нынешний коронавирусный год: не только осуществляется обмен книг, но и устраиваются различные мероприятия, с учётом соблюдения коронавирусной безопасности. Причём мероприятия проводятся не только в стенах библиотеки, но и, как оказалось, вне их. Например, особенно восторженно отзывались о недавнем двухдневном (для русскоязычных – в субботу, эстоноязычных – в воскресенье) романтическом путешествии (в сопровождении-участии поэтов и музыкантов) по походной тропе болота Селисоо…

Об этом же, слаженной работе коллектива, говорила и исполняющая обязанности директора Йыхвиской центральной библиотеки Тийа Линнард. «Почему-то местная газета считает, что у нас существует управленческий кризис, что обязанности директора не выполняются. Но и библиотека работает, и обязанности директора я выполняю в полном объёме. Нет у нас никакого управленческого кризиса, единственное, что плохо – с 8 декабря библиотека уходит на несколько дней на самоизоляцию, так как один наш работник заболел коронавирусом».

За разъяснениями, чтобы внести ясность и в уже сравнительно далёкие события, связанные с увольнением многолетнего директора Йыхвиской центральной библиотеки Ингрид Спитц, еженедельник «Панорама» обратился к Мартину Репинскому, который был в то время волостным старейшиной (ныне депутат Рийгикогу).

По словам Мартина Репинского, он предложил Ингрид Спитц уволиться не просто так, а потому, что было много замечаний-нарушений в её работе. «Но выноситьоглашать их публично я не стал из уважения к Ингрид Спитц, её многолетней работе, — уточняет Мартин Репинский. — Конечно, можно было инициировать и дисциплинарное производство — были на то причины, бесспорные конкретные факты. Но опятьтаки просто не хотелось это делать публично. Поэтому, я предложил ей уйти по собственному желанию, рассчитывая на её порядочность. И сделал ей это предложение по-человечески, без предъявления конкретных претензий, не стал сначала говорить о её недостатках в работе. А она потом обратилась в прессу: и на голом месте началась война против нас — именно на основе того, что Ингрид Спитц было сделано предложение об увольнении без предъявления каких-то конкретных причин. Это и посчитали нарушением, что уволили её просто так. А если бы мы публично вынесли все имеющиеся негативные моменты, то всё, конечно, было бы по-другому. Всё можно было бы решить иным путём, но хотелось как лучше, однако совсем не красиво поступила противоположная сторона, чего я от неё не ожидал, ведь это же человек, работавший много лет в культуре, и что стало для меня неожиданностью. Тут, как говорится, век живи – век учись: жёстко-не жёстко, а надо поступать так, как велит закон – наивно полагаться на человеческую порядочность».

После Ингрид Спитц исполняющей обязанности директора библиотеки более года была (до своего перехода на новый пост – помощника волостного старейшины) Эвелин Данилов, которой и пришлось устранять оставшийся от предшественницы ворох недоработок-проблем.

— Как выяснилось, недостатков-нарушений в работе Ингрид Спитц было очень много, — говорит Эвелин Данилов. – Например, даже было получено предписание от Министерства культуры, согласно которому, библиотека в течение нескольких лет нарушала закон, так как необходимо было нашей библиотеке (в её ведении находятся все библиотеки Ида-Вирумаа) распределять по всем уездным библиотекам не деньги, приходящие из министерства, а только книги, а все счета за эти полученные в централизованном порядке новые книги должна была оплачивать Йыхвиская волость. Однако и в распределении денег были нарушения, почему-то Ингрид Спитц выделяла их Тойлаской библиотеке больше, чем полагалась, а Нарвской – меньше, примерно на 18000-19000 евро ежегодно, за 5 лет — 89000 евро… Не были учтены 5000 книг, которые приняли в библиотеку, но официально не оформили-не зарегистрировали… Как вообще не проводилась инвентаризация за многие годы… Не было порядка и во всех книжных фондах… Но мы всю эту нереального объёма работу смогли сделать, точнее, исправить упущения, допущенные Ингрид Спитц. Были неувязки и по проектам. В частности, по одному из них Йыхвиская волость могла бы получить 100000 евро инвестиций, но не получила, так как Ингрид Спитц поспешила взять 5000 евро и до конца проект не довела, что и не позволило получить больше средств… Не в порядке была и документация, даже не все документы были разработаны. И здесь пришлось предпринимать необходимые меры. Всё это мы делали во время чрезвычайного положения в стране, связанного с пандемией коронавируса. Также ни на один день не останавливали выдачу-обмен книг читателям. Делали это бесконтактно, разработав собственную систему. И работать так стали сразу, в то время как многие библиотеки полностью прекратили свою работу. Но потом, на нашем примере, многие из них тоже стали работать бесконтактно. Проводили мы и виртуальные мероприятия, в том числе и для детей. При всех коронавирусных сложностях, внесённых ими негативных коррективах, продолжалось сотрудничество-координирование уездных библиотек, в том числе и сельских. Хотя, конечно, не хватало виртуального общения-обучения из-за недостаточного технического оснащения этих библиотек. В связи с чем, мы написали проект и недавно получили 20 веб-камер, которые раздадим маленьким сельским библиотекам. Конечно, наша библиотека не могла и не может обеспечить весь уезд техникой — не позволяет это сделать наш бюджет, но ведь у каждой библиотеки есть своё местное самоуправление, которое и должно обеспечить их техническими средствами, создать необходимые условия и в коронавирусное время. Я входила в рабочую группу, созданную при Министерстве культуры, которая разрабатывала план посткоронавирусного открытия, в мае нынешнего года, библиотек, где предлагала учесть все нужды наших маленьких сельских библиотек, то есть боролась за то, чтобы этот план был полезен для их всех — каждая нашла там для себя лучшую возможность. Бесперебойно работал наш отдел комплектации – приходящие к нам в централизованном порядке книги распространялись по всем библиотекам уезда. Осенью же, когда несколько утих коронавирус, представители наших библиотек принимали участие в семинарах, проходивших в Раквере, куда мы их доставляли на автобусах. Так что не было никакого управленческого кризиса. Нет его и сегодня – все эти 1,5 года. К примеру, в Нарве в течение многих лет обязанности директора выполняет заместитель. И ничего — никакого шума. Да и какой управленческий кризис: библиотека никогда в таком хорошем состоянии не была, как это есть сегодня, с учетом проделанной нами большой работы. И сейчас библиотека работает очень хорошо, все стоящие перед ней задачи выполняются. И сегодня я в курсе всего происходящего там. Библиотека составила план работы на следующий год, готов на 2021 год и проект бюджета.

Звучали упреки и в том, что исполняющих обязанности директора назначают без соответствующих знаний. Но тут не всё однозначно и справедливо. Эвелин Данилов, юрист по образованию, заняв этот пост, почти с первого дня приступила к годовой учебе, постигая тонкости новой специальности- квалификации, что и было успешно сделано – получен и подтверждающий это документ. А ныне исполняющая обязанности директора Тийа Линнард сделала это ещё раньше и уже в течение нескольких лет работала руководителем отдела по обслуживанию Йыхвиской центральной библиотеки.

Улёгшийся было шум вспыхнул с новой силой после оглашения итогов объявленного летом конкурса на должность директора библиотеки.

Волостная конкурсная комиссия отклонила единственную кандидатуру — Анне Киппар на место директора библиотеки (в связи с чем, вторично объявленный конкурс провалился).

Более часа длилось собеседование конкурсной комиссии (в её составе были и три члена совета библиотеки) с Анне Киппар, бывшим многолетним работником этой библиотеки и уволившимся, написав заявление об увольнении, в связи с возникшим в коллективе конфликтом с одним из коллег, обосновав это тем, что стала жертвой издевательств — унижений, брани, невежливого обращения со стороны этого коллеги, а руководитель библиотеки не защитила её. И чтобы найти управу, защитить себя, обратилась в Инспекцию по трудовым спорам, запросив с родного коллектива 27000 евро.

По словам членов комиссии, участвовавшая в конкурсе Анне Киппар не отвечала в полной мере конкурсным условиям-требованиям. В частности, перспективный план работы библиотеки был представлен очень узко (о филиале библиотеки в посёлке Таммику – вообще ни слова), он был в основном на уровне той работы, которую кандидат в своё время выполняла, её прежние должностные обязанности – главного специалиста библиотеки. Не была убедительной программы развития, особенно с учетом планирующегося строительства нового здания библиотеки… Но не менее важным было и ещё одно препятствие – опасение: будет ли, с приходом туда Анне Киппар на должность директора, создан рабочий настрой, должный созидательный микроклимат. Не проявится ли вновь конфликт с тем же работником, который и сейчас там работает. Не окажется ли коллектив, заняв позиции противоборствующих сторон, в разных группах поддержки. В то время, как в коллективе должен быть здоровый, дружелюбный микроклимат. То есть, комиссия решила, что утверждение на пост директора библиотеки Анне Киппар ни к чему хорошему не приведёт, никакой стабильной работы, как и развития этого учреждения культуры, не будет. Поэтому и решено было объявить данный конкурс несостоявшимся.

Действительно, своего рода нонсенс: совершенно не понятно, как можно ставить во главе коллектива человека, который конфликтовал в этом самом коллективе, да и, вообще, как можно претендовать на пост руководителя — приходить в тот же коллектив, в котором был конфликт, да ещё приходить в качестве руководителя. Безусловно, опыт — великое дело, тем более столь большой – более 30 лет отработала в библиотеке на разных должностях Анне Киппар, но на роль вожака, руководителя, этого, всё же, мало. Объединить, повести за собой коллектив, с которым у неё, по сути, судебное дело, невозможно. Помимо квалификации, есть ещё человеческие качества.

— К сожалению, на заседании комиссии по трудовым спорам нас даже слушать не стали, отказали в этом и тому человеку, у которого с Анне Киппар был конфликт (что удивило и нашего юриста — впервые видит такое в своей практике) — сразу стало понятно, что решение комиссией уже принято, и не в нашу пользу, решение не справедливое, — таково мнение Эвелин Данилов. – И востребовали с библиотеки в пользу Анне Киппар почти 7000 евро, вместо заявленных ею 37000 евро. С решением комиссии по трудовым спорам я не согласна и обратилась в суд, заседание которого состоялось на этой неделе, но решение суда будет оглашено в январе следующего года. Причём, Анне Киппар не выполняла должным образом обязанности, которые, согласно трудовому договору, должна была выполнять. Написала заявление об увольнении, оставив кучу невыполненной работы.

Как считает лидер избирательного союза «Jõhvi – Meie Kodu» («Йыхви – наш дом») Николай Осипенко, этот шум вокруг библиотеки возник не просто так. «Он, искусственно созданный и разжигаемый, — своеобразное политическое давление, — подчёркивает Николай Осипенко. — Всё ведь началось с обычного, казалось бы, момента — со смены многолетнего руководителя библиотеки Ингрид Спитц. Такое решение принял, будучи волостным старейшиной, Мартин Репинский и у него на это, по-видимому, были весомые причины. К сожалению, я лично госпожу Спитц не знаю — ни разу мы с ней не встречались и даже по телефону не общались. Но я в курсе того, что во время её работы на посту директора было далеко не всё хорошо и благополучно. Например, протекала крыша здания библиотеки, вода заливала книги, в том числе и редкие, особенно ценные. Но приняла действенные меры по решению этой проблемы только Эвелин Данилов, исполнявшая обязанности директора библиотеки после увольнения госпожи Спитц. И надо сказать, что Эвелин Данилов прекрасно справлялась со своими обязанностями, в том числе и с учётом сложного коронавирусного времени. Опыт этой библиотеки был признан лучшим Тартуской городской библиотекой имени Оскара Лутса и предложен для использования другим эстонским библиотекам. Поэтому не случайно, что наш избирательный союз «Jõhvi – Meie Kodu» («Йыхви – наш дом»), войдя в состав новой коалиции, предложил на пост помощника волостного старейшины именно Эвелин Данилов, где она с 1 октября и работает. Но в орбиту её нынешних обязанностей входит и курирование этой библиотеки, тем более, что она, пройдя специальное обучение, получила образование и в области библиотечного дела. Так что и с её участием работа библиотеки будет двигаться дальше – развиваться, несмотря на то, что конкурс на должность директора библиотеки признан несостоявшимся. Что же касается этого конкурса, то, к сожалению, насколько мне известно, кандидатуры (а была она одна единственная), которую могла бы конкурсная комиссия утвердить и быть уверенной, что и дальше библиотека будет развиваться – выполнять свои задачи и функции, возложенные на это учреждение культуры, не было представлено. А это значит, что будет проведен новый конкурс – будут искать человека, который, на взгляд волостной комиссии (и комиссии компетентной), сможет продолжить развитие, дальнейшее совершенствование деятельности библиотеки.

 Антонина Васькина

Подписывайтесь на наш Telegram-канал и следите за новостями Ида-Вирумаа