Сколь же оказался хрупким, бессильным мир перед возникшим из небытия невидимым врагом – коронавирусом. Опустевшие дворы – не слышно детских голосов и смеха (все вынуждены сидеть в четырёх стенах), на улицах – редкие прохожие, с хмурыми, неулыбающимися лицами… Вмиг ставший беспомощным мир погрузился в своеобразное военное безвременье, хотя небо над головой иное – мирное.

Как же живётся людям в состоянии коронавирусной войны, сражениях-сопротивлениях – об этом решил узнать еженедельник «Панорама», проведя онлайн-опрос.

Мария, 82 года: – Нет, не случайно, что этот коронавирус опутал весь мир – связал по рукам и ногам. Закрыл мир масками. Взял всё и всех в плен, вверг в страх, неуверенность и хаос. Породил бессилие. Былая жизнь как бы остановилась – и кажется нам теперь совершенно другим миром. Это, я считаю, кара небесная всем нам: давно живём под мирным небом, заелись, перестали ценить то, что имеем – саму жизнь, каждый её миг, принимали всё как должное. И вот оно, далеко не случайное испытание-наказание для всех, пришло. Сегодня, когда нет войны, умирает в мире очень много людей. Уму непостижимо, что в той же Америке, где самое высокое развитие экономики, самое большое в мире число умерших от коронавируса – уже свыше полумиллиона человек

Павел, 39 лет: – Сегодняшняя жизнь – как зона боевых действий: полностью опустели школьные здания – даже ученики младших классов переведены на дистанционное обучение. Детей в детские сады рекомендовано приводить только в случае крайней необходимости. Изрядно опустели рабочие кабинеты, а двери многих предприятий и заведений вовсе закрыты на замок… И какой-же прекрасной кажется сейчас былая, предкоронавирусная, жизнь – без масок, ограничений, запретов…

Яна, 24 года: – По-видимому, в стране наступил самый критический момент (хотя, возможно, самое страшное ещё впереди). Каждый день сообщается о более чем полутора тысячах новых инфицированных, как и о том, что больницы работают на пределе своих возможностей. Фактически у нас чрезвычайное положение, хотя официально его, как это было в прошлом году, никто не объявлял – лишь вновь введены более строгие ограничения. Всё чаще мелькает в масс-медиа и информация о том, что самоизоляция, постоянное чувство опасности-тревоги всё больше отражаются на душевном состоянии населения. Действительно, уже и я схожу с ума, сидя сутками в своей скорлупке – четырёх стенах квартиры: работа на удалёнке, общение лишь по телефону, никаких спортзалов, культурных мероприятий… Напрочь запугали этим коронавирусом. Тем более, что среди ближайшего моего окружения уже немало тех, кто заболел или переболел этой болезнью, к сожалению, есть и умершие.

Александр, 33 года: – Нравится это нам или не нравится, но маски, например, в магазине или в общественном транспорте, надо всё же носить обязательно. И не только потому, чтобы обезопасить себя (даже если в это не веришь), а больше – подумать о других. Ведь тут на первый план выходит нравственный, моральный момент, культура человека. Но, судя по сегодняшней картинке, этим руководствуются далеко не все, так что я поддерживаю введение штрафа за неношение маски в тех же магазинах. Хотя, конечно, до 800 евро – уж очень он большой, учитывая размер зарплат в нашем хронически безработном крае, да и за время коронавирусной пандемии безработица стремительно увеличивается. Но тут, как говорится, каждый – хозяин своего положения.

Наталия, 35 лет: – У нас заболела коронавирусом вся семья. Первым был муж – принёс его с работы: коллега попал в больницу. Однако, когда у мужа подтвердился положительный тест, его, почему-то, не изолировали, не определили в больницу, а оставили болеть-лечиться дома. От него заболела я и дети. Дети, вроде бы легко перенесли саму болезнь, но последствия её – осложнения – оказались более тяжёлыми. Я же, вообще, попала в больницу, в отделение интенсивной терапии. И до сих пор мы пока на карантине. Ни с кем не общаемся. Никуда не выходим. Лишь в магазин – за продуктами. Так как их нам купить-принести некому.

Лидия, 46 лет: – Нам всем известно, что время не стоит на месте, и вместе со временем меняется всё: общество, отношения, приоритеты, сами люди. И иногда складывается так, что изменения эти происходят очень быстро и не зависят от людей. Сейчас как раз и случился такой переворот – с ног на голову: люди не знают, что делать, как победить этот вирус, как научиться жить с ним. В связи с чем, общество раскололось надвое. Одни пытаются принять реалии и найти решение, а другие отвергают всё и обвиняют в происходящем политиков, врачей, учителей… Сейчас всем тяжело, независимо от профессии, образования, семьи, страны… Никто раньше не сталкивался с подобным вирусом, стремительно распространяющимся и мутирующим, поэтому никто не знает, как ускорить решение этой проблемы. Приходится действовать вслепую, ошибаться, снова действовать. Ясно одно: нельзя пускать на самотёк и воевать с масками, законами, вакцинами – таким образом нам не победить этот вирус.

Ксения, 35 лет: – К сожалению, мир перестал казаться радушным: уже второй год живём в смуте и хаосе. Не живём, а выживаем, как в военное лихолетье. Взять те же человеческие отношения. Если раньше мы могли, когда угодно и где угодно, встречаться, общаться, обниматься, целоваться. Ни тебе никаких ограничений, ни масок… То сейчас шарахаемся друг от друга, даже при случайных встречах видим в каждом, даже в близком родном человеке, возможный источник этой заразы – боимся обмолвится лишним словом, памятуя о том, что коронавирус распространяется воздушно-капельным путем, не говоря уже о встречах-посиделках, пикниках, праздниках – всё это как бы осталось в иной, былой, жизни.

Светлана, 66 лет: – Меня приглашали на вакцинацию от коронавируса, но я отказалась. Не доверяю вакцинам. Честно говоря, боюсь побочных последствий. Да и та же вакцина AstraZeneca, созданная на основе аденовируса шимпанзе, чем это потом аукнется – об этом сегодня ведь никто не знает. Вообще-то, я, скорее всего, привилась бы российской «СпутникV», показавшей свою высокую эффективность, надёжность и безопасность, но она, к сожалению, опальная в Эстонии. Странно, но даже вакцина в это безумное время разгула страшной болезни воспринимается как рычаг влияния. Даже тут вмешалась политика, а ещё больше – бизнес, конкуренция, захват рынка. Развернулась своего рода вакционная война… Использование той же вакцины – AstraZeneca приостановили из-за образования тромбов почти 20 стран (в их числе Германия, Франция, Италия, Дания), но наша страна почему-то этого не сделала. Да и появляются всё новые разновидности этой опасной болезни – новые штаммы: будет ли эффективна против них ныне сделанная прививка. То есть, конца этому не видно. Так что пусть лучше Господь защищает, а если уж умирать, то лучше от самого коронавируса, чем от побочных последствий прививки. Где гарантия, что этот смертельный случай негативного действия прививки-вакцины не скажется именно на мне. Жить-то хочется.

Максим, 35 лет: – В нашей семье – полнейший коллапс: сначала я, а теперь и жена, попали под сокращение, так как деятельность предприятий, где мы работали, в связи с коронавирусом, замерла. Теперь мы безработные, но в Кассе страхования от безработицы никакой другой работы нам не предлагают (ведь и на других предприятиях сокращения и увольнения) – нет вакансий, а у нас двое детей, их надо растить, кормить, учить, а тут ещё кредит в банке…

Нина, 73 года: – Прошлой весной никто из нас не верил в существование коронавируса, потому что он как бы был, но как бы его и не было. А сейчас он уже рядом, среди нас: болеют наши друзья, родные, мы сами. И не только болеют, но и умирают… Увидеть всё в истинном свете можно только тогда, когда попадёшь в больницу, как это было со мной – своими глазами увидела, что там творится… Наверное, первое, что мы должны сделать, – это объединиться в решении проблемы. Нужно помогать и врачам, и учителям – всем, именно всем нужна помощь сегодня. А также мы должны поддерживать друг друга, а не разобщать и говорить всем о свободе выбора ношения маски, вакцинации, соблюдении правил поведения в общественных местах. В данном случае свобода может слишком дорого обойтись. Хотим-не хотим, а надо принять тот факт, что сам по себе вирус не пропадёт. И если мы не можем помочь в его устранении, тогда не надо мешать это делать другим людям, облачённым соответствующими полномочиями.

Юрий, 26 лет: – Да, правительство принимает решения по борьбе с коронавирусом. Но не все решения я понимаю, некоторые для меня кажутся непродуманными и неоправданными, так как не имеют целостности и логичности, когда одно закрывается, а другое остается в обычном рабочем режиме… Но это мое субъективное мнение. Я могу сообщить о нём, а также написать свои советы и пожелания правящей власти, а не подогревать злобу недовольных в Фейсбуке. Вся эта борьба с вирусом затянулась на слишком долгий период, что, безусловно, ухудшило жизнь и здоровье (в том числе и психическое) почти всех людей. И, к сожалению, сегодня света в конце туннеля совершенно не видно.

Елена, 47 лет: – Я – учитель, работаю и в начальной школе, и с учениками старших классов. Сейчас у нас дистант для детей любого возраста. Я каждый день читаю присылаемые мне по электронной почте высказывания родителей, слушаю по телефону их предложения и пожелания: к сожалению, негатив родителей направлен против учителей, но учителя так же, как и родители, добровольно не выбирали такую форму обучения. Это вынужденная мера для нераспространения вируса, и мы это понимаем и принимаем. Не только у родителей, но и у учителей увеличилась нагрузка. К сожалению, не все родители хотят это признавать. Но, несмотря ни на что, учителя меняются вместе с происходящим, учат детей, объясняют материал, проводят дистантные уроки (в разных формах, к которым обязательно надо подготовиться), знакомятся с программами и платформами ИТ-технологий и применяют их, чтобы образование ребенка не пострадало, успокаивают и поддерживают детей и их родителей – находимся на связи 24 часа в сутки. Наши семьи отошли пока на второй план. Нельзя свой негатив выливать на детей, наоборот, их надо стимулировать, поддерживать, подбадривать. Это очень важно! Давайте ценить и уважать каждого, помогать друг другу – так быстрее мы справимся с любой бедой.

Алексей, 49 лет: – Я антимасочник. Маску не носил и носить не буду – пусть штрафуют. Ни в какой коронавирус не верю. Всё это блажь, выдумка. А куда, в таком случае, подевался грипп, ОРЗ, ОРВИ, что-то о них теперь ничего не слышно – они что, исчезли. Или их подменили тем же коронавирусом. Да и прививку делать не буду, тем более, что нынешние вакцины – далеко не совершенны. Их просто теперь в уже глобальных масштабах продолжают испытывать на людях, а чем это аукнется для них: кто выживет – тот выживет, а кто умрёт – тот умрёт. Главное теперь – декларирование процента вакцинированных (кто вырвется в лидеры в вакционной гонке), а я этим процентом быть не хочу. К сожалению, для нашей Эстонии – это стало самоцелью, а не вовсе здоровье людей, например, если на сегодня уже почти 20 стран приостановили использование вакцины AstraZeneca из-за плохих последствий – образования тромбов, то в Эстонии продолжается такое вакцинирование.

Михаил, 56 лет: – Я не верил в коронавирус до тех пор, пока не заболели несколько человек из нашей компании (по-видимому, последствия празднования дня рождения), но если два моих друга перенесли заболевание сравнительно легко – находились на лечении дома, то мне пришлось тяжко – попал в больницу, в том числе и в отделение интенсивной терапии. Да и сейчас всё ещё восстанавливаюсь – сказываются последствия болезни. Но мне повезло: я всё же выжил, в то время как в моём ближайшем окружении уже несколько человек умерли от коронавируса, и не только пожилые люди. Так что коронавирус – это серьёзно. И к введенным правительством ограничениям надо относиться со всей ответственностью. Надо сократить общение, контакты – побольше находиться дома. Тем более, что специалисты предрекают третью коронавирусную волну.

Кирилл, 41 год: – У нас в семье трое детей. Старшая дочь давно на удалёнке, а вот двое младших тоже теперь на удалёнке. И мы с женой на удалёнке. Представляете, 5 человек каждый день по 24 часа в сутки находятся дома, в четырёх стенах. И все должны быть у компьютеров, всех надо оснастить компьютерами… Это, наверное, и есть ад на земле. Честно говоря, до психиатрической больницы осталось совсем не далеко.

Валерий, 60 лет: – С 11 марта в Эстонии вступили в силу новые масштабные ограничения, введенные для борьбы с распространением коронавирусной инфекции. И до 11 апреля, как означено, придётся жить в мире этих запретов. В то же время, запретительные меры странные и далеко не логичные: тут можно, а тут нельзя. Если правительство настоятельно рекомендует избегать контактов, то надо было в первую очередь полностью закрыть границы.

София, 19 лет: – Как же надоело это дистанционное обучение. И не только из-за отсутствия живого общения и с одноклассниками, и с учителями, но ещё больше – в получении знаний, качественных знаний. А тут в образовании гимназистов – очень большие пробелы, к прошлогодним, когда учились на удалёнке, прибавились нынешние. Вообщем, почти два года потеряно в учёбе. Совершенно ушёл покой – я ведь мечтала поступить в университет, как и то: насколько успешно смогу теперь сдать выпускные экзамены. Несмотря на коронавирус, занимаюсь с репетитором, чтобы хотя бы как-то восполнить провалы.

Милана, 23 года: – Наши отношения с мужем не выдержали испытаний ни коронавирусом, ни удалённой работой: мы развелись. Тесно нам оказалось быть в одной квартире в течение круглых суток. И теперь я осталась одна с сыном. И коронавирусом. Мы находимся на карантине, так как у моей мамы, приходящей к нам в гости, был определён положительный тест на коронавирус.

Сергей, 50 лет: – Такое чувство, что второй год живём в условиях военного времени – видоизменённой свободы и демократии. Коронавирус превратил каждого из нас в какое-то бесправное существо, подчинил своей власти и воле – поставил всё с ног на голову… У меня в этом году был юбилей, ещё года за два начал планировать его проведение – хотел сделать широко и весело. Один раз в жизни (раньше это сделать не было возможности) – собрать в ресторане всех родственников, друзей, коллег, хороших знакомых. Сделать специальную программу. Но не позволил осуществить задуманное коронавирус – пришлось провести юбилей дома, лишь в узком кругу близких людей. Безусловно, чтобы быстрее освободиться от коронавируса, зависит и от каждого из нас – необходимо избегать контактов с людьми вне своей семьи, носить маску, не отказываться от вакцинации.

Олег, 35 лет: – К сожалению, Эстония вместо достижения своей высокой мечты – вхождения в пятёрку самых богатых стран Европы, стала чемпионом, заняв первое место по росту заболеваемости коронавирусом. В чём причина этого – ответа пока нет. Так что винить некого. Надо как-то продолжать приспосабливаться, чтобы жить-выживать дальше, иного выхода нет. Станет ли этим выходом вакцинация – неизвестно, хотя надежда, безусловно, должна быть.

Виктория, 42 года: – Как оказалось, коронавирусом болеют все, от мала до велика. В нашей семье болезнь началась с сына-детсадовца, но он не был госпитализирован в больницу, а оставлен на домашнем лечении. Для нас это осталось непонятным. Возможно, свободных мест в больнице не было. А от сына заразилась вся наша семья, но и нас в больницу не забрали, болели-лечились дома. К счастью, все остались живы, хотя последствия болезни плохие – до сих пор не восстановилось здоровье.

Полина, 42 года: – Уже более года как коронавирус стал реальностью на нашей планете, в том числе и в Эстонии. Люди устали от коронавируса – в первую очередь даже не от ограничений, а от того, что он распространяется всё с большей силой. Вот и сегодня огласили, что случаев заражения в нашей стране более 1700. В такой ситуации трудно, но очень важно сохранять позитивное настроение и психическое здоровье. Кризис затянулся. Но надо собраться с силами, ещё потерпеть. Надо как-то с этим жить. А тут весна на дворе, но расслабляться никак нельзя – требуется следовать введенным в стране ограничениям. Не отказываться от вакцинации.

Максим, 19 лет: – Да, молодёжи тусоваться на улицах запрещено, как и в торговых центрах, но мы теперь устраиваем, так сказать, подпольные вечеринки в квартирах или на дачах. Ведь очень хочется общаться – мы же молодые, а тут, получается, уже второй год жизни приходится вычёркивать из этой жизни, тем более, что эти годы, юные годы, не повторятся. Причём, если вводятся ограничения, то они должны быть обоснованными и понятными. А пока всё лишь – такое сумбурное, никакой логики.

Артём, 43 года: – У меня жесточайшая астма, поэтому маску не ношу. Конечно, боюсь заразиться. А ещё больше боюсь принести заразу домой. Хотя не верю, что спасают именно маски. Никто не доказал полезность или неполезность маски. Не верю я и в нынешние вакцины, их эффективность, но вакцинироваться всё же надо, ради семьи и других людей. Сохранения своего рабочего места. Ведь в Эстонии, в связи с коронавирусом и спадом экономики, большая безработица. Надо принимать все меры для налаживания нормальной жизни, выправления экономики.

Никита, 28 лет: – Зачем скрывать, очень сложно приходится сегодня нашей семье. Учеников начальных классов отправили на дистанционное обучение. И это ужас: считаю, что первоклассники и дистант – вещи несовместимые, требующие всемерного контроля и помощи со стороны родителей. А мы, родители, работаем не на удалёнке. С кем же детей-близнецов сейчас дома оставлять – не с кем. И одних – не оставить. Взять отпуск – не получилось. Так что усиленно учимся совмещать работу и удалённую учёбу детей. Сосуществовать с коронавирусом.

Дарья, 30 лет: – Утверждается, что вакцинация от коронавируса является у нас добровольной, но на деле это не всегда так. Вот и у нас в коллективе работодатель выстроил и приказал пройти вакцинацию всем, кто хочет остаться работать дальше. В то время как большинство не хочет делать прививку – опасается побочных последствий. В нашем коллективе, как, наверное, и всюду, есть заболевшие – одни находятся на домашнем лечении, а другие были госпитализированы в больницу. Конечно, в Эстонии очень высокий показатель заболеваемости, эпидемиологическая ситуация крайне серьезная. И, возможно, если откладывать вакцинацию, то распространение заболеваемости будет расти дальше ещё быстрее. По-видимому, надо всё же вакцинироваться – проявить, как считает наш работодатель, благоразумие.

Вадим, 48 лет: – Зарплату на нашем предприятии резко снизили, но это всё же лучше, чем вообще лишиться работы. Человек я законопослушный, хотя мне не нравится этот локдаун, но все коронавирусные требования стараюсь выполнять, хотя это во многом перечеркнуло мою былую, нормальную, жизнь. Даже от занятий в спортзале пришлось отказаться, да и в магазин стараюсь ходить как можно реже: за раз закупаюсь по полной. И эта чертова маска, как она уже надоела. Хотелось бы побыстрее вновь начать дышать полной грудью – жить прежней жизнью.

Екатерина, 55 лет: – Наверное, привыкнуть к ежесекундному сосуществованию с коронавирусом, его вездесущему присутствию – новому порядку жизни всё же невозможно. А вот к ограничениям, той же маске уже привыкли – она стала практически неотъемлемым предметом нашей одежды. Понемногу привыкаем и к вакцинации, первую дозу вакцины получила и я – чуждо воспринял её мой организм: были болезненные ощущения в месте укола, головная боль, боль в мышцах, усталость, озноб. Возможно, таким образом уходил из меня коронавирус… Конечно, будем жить и верить, что когда-то всё же придёт этот день – день победы на коронавирусном фронте, хотя не все (что очень больно осознавать) смогут дожить до него – уже миллионы людей умерли в мире (да и в Эстонии более 700 человек). И, безусловно, той, былой, предкоронавирусной, жизни уже не будет. Она будет другой, как и мы будем другими. Но не надо сидеть и ждать её, а надо жить здесь и сейчас – радоваться сегодняшней жизни, обычным мелочам И почаще, всё же, улыбаться.

Монологи в онлайн-опросе слушала Антонина Васькина

Подписывайтесь на наш Telegram-канал и следите за новостями Ида-Вирумаа