Как важно жить неправильно, мой друг,
 чтобы однажды в странном пробужденьи
 вдруг ощутить незримое рожденье
 предощущенья правды поутру.
 А. Левин

Мы живём в Эстонии и хорошо знаем, как обстоят дела именно в нашей стране. Я имею в виду пандемию коронавируса и меры по борьбе с ней. Какие ограничения вводятся, какова заболеваемость, как проходит вакцинация. Знаем, что сейчас в основном всё достаточно хреново, с уклоном в катастрофу. Мы субъективно убедились в слабости правительства, принимающего, на наш взгляд, несвоевременные, бесхребетные либо неумные меры. Возмущаемся туризму из Эстонии на курорты на фоне кризиса. Ведь новые штаммы коронавируса не с песком из Сахары принесло. (Недавно от пожелтевшего на полях снега радостно повизгивали доморощенные СМИ. Жёлтый снег мы и сами можем сделать, немного постаравшись, не правда ли?) Новые штаммы привезли неугомонные эстонские путешественники. На мой взгляд, не только безответственные, но и безмозглые туристы. А может, я не прав и не объективен? Поэтому решил поинтересоваться у своих друзей, проживающих в других странах, как обстоят дела у них по всему ряду вопросов, которые нас волнуют.

В первую очередь меня интересовал Израиль. Мы знаем, что в этой стране вакцинация населения проходит намного быстрее, чем где-то ещё. К утру 23 марта первую дозу вакцины получили 5 189 210 израильтян, а вторую 4 601 075 – пишет израильская газета. Это на страну с населением в 9 136 000 человек. Для сравнения: в Эстонии против COVID-19 привиты 169 435 человек, две дозы вакцины получили 57 559 пациентов. В 30 раз меньше, чем в Израиле!

Портрет Александра Левина кисти А. Игонина

Я решил написать своему бывшему однокашнику, доктору Михаилу Александровичу Левину, который живёт в Израиле более 30-ти лет. Наверняка многие люди старшего поколения помнят его отца, красивого и умного человека, врача-кардиолога и поэта Александра Борисовича Левина, который практиковал сначала в Кохтла-Ярве, потом в Таллинне. Нас, Мишкиных друзей, восхищало его дружеское, внимательное, но при этом не панибратское отношение к нам. Зная моё увлечение чтением, он дал мне возможность забрать домой и прочитать несколько томов из собрания сочинений Уильяма Фолкнера. Во времена тотального дефицита и погони за книгами это был серьёзный поступок по отношению к подростку девятикласснику, потенциальному разгильдяю. Помню и ценю это. Рано ушедший из жизни доктор Александр Левин был примером для нас мальчишек… Так вот, я написал своему старинному другу, и мне показалось, что наша переписка в WhatsApp на тему коронавируса может быть интересна читателям. Если это так, то соберу ещё неофициальную информацию на эту тему от друзей из других стран и опубликую. В нашей переписке, которую вы найдёте ниже, я почти ничего не менял, поэтому текст живой и непосредственный.

[17:22, 21.03.2021] – Миша, пишут, что у вас почти всех вакцинировали. Как дела обстоят на самом деле? Что с количеством заболевающих? Очень снизилось?

[18:41, 21.03.2021] – Да, Дима, у нас с этим получилось здорово. Несмотря на вечный израильский бардак, один провал за другим по выполнению карантинных мер, вакцинация идёт на редкость хорошо. Мы пережили три «волны» и три карантина, после чего народ ринулся прививаться, как на баррикады. Статистика показывает, что это работает, и довольно хорошо.

На сегодняшний день мы имеем почти 5 миллионов привитых двумя дозами – это больше 50% населения 9-миллионной страны. Если учесть, что в группе риска (старше 65) привито больше 90%, то это, разумеется, уменьшило нагрузку на больницы как минимум вдвое. Те, кто сейчас попадает в больницы, это в основном не привитая молодежь и люди среднего возраста. Если добавим к тем, кто привился, ещё 800 тысяч переболевших, мы получаем заветный «стадный иммунитет» (когда более 60% населения имеют антитела), и поэтому эпидемия идёт на спад по всем параметрам. Уменьшилось количество новых случаев заболевания (с 8-9 тысяч в день в конце января-начале февраля до полутора тысяч сегодня). Уменьшился процент положительных анализов среди всех, которые делаются, с 8-9% до 1,5%. Уменьшился коэффициент заражения – он был больше единицы, до 1.25 на пике, теперь 0,7. Как я уже говорил, уменьшилось количество тяжёлых больных, госпитализированных в больницы (было более 1200, сейчас около 500).

Всё это, разумеется, позволило «открыться», и у нас уже работают кафе и рестораны, магазины и каньоны, дети вернулись в садики и школы, начались занятия в университетах. Начал работать внутренний туризм – открылись отели и циммеры. Даже театры и спортивные стадионы потихоньку начинают открываться. Единственное, что пока ещё работает по карантинной системе, это аэропорт Бен Гурион, – боимся «впустить мутантов». Но думаю, это ненадолго – после Песаха все откроют.

– Миша, что такое циммеры, это апартаменты? Что такое каньоны?

– Дима, циммеры (нем.) или апартаменты — это маленькие домики для отдыха в кибуцах и мошавах (вне города), разного уровня, от дешёвеньких до эксклюзивных. Каньоны – так у нас принято называть большие многоэтажные торговые центры с различными магазинами, кафе.

– Песах это праздник Пейсах?

– Да, это еврейский праздник Песах (Passover), в ашкеназском произношении, принятом на территории бывшей Российской империи, – Пейсах. Часто по времени совпадает с христианской Пасхой (Easter) – ведь Христос пришёл в Иерусалим на праздник Песах, и поэтому все события «Страстной недели» развивались в пасхальную неделю. Позже календари разделились. Так что сам суди: прививки — это хорошо или плохо. Я привился одним из первых ещё в конце декабря. Могу сказать, это совсем другое ощущение: ушёл страх, в котором мы жили почти год. Я спокойно хожу на работу, принимаю больных и играю с внуками. Надолго ли? Время покажет…

– Я тоже укололся, но в целом ситуация в Эстонии поганая.

– Я в курсе. У меня троюродный брат в Таллинне в больнице работает (анестезиолог). То, что привился – молодец, давно пора. Сегодня у нас выбор небольшой: либо привиться, либо переболеть… отсидеться не удастся.

– Либо ноги протянуть…

– Ситуация у вас изменится к лету, вот увидишь, в мае-июне всё потихоньку успокоится. Мы через это уже прошли…

– Надоело уже всё. Стресс постоянный. Прививок не хватает для всех. И для детей вакцины нет. И появляются новые штаммы, на которые уже существующие вакцины не действуют.

– Да, это, к сожалению, суровая реальность, которая не изменится по нашему желанию, поэтому надо приспосабливаться. Все верно, новые штаммы, новые «волны» … все это будет, но то, что на сегодня есть эффективная вакцина, вселяет большую надежду. Если появится какойнибудь злое..чий мутант, который будет устойчив к имеющимся вакцинам, то для того, чтобы «перезаточить» их на него, уже будет не нужен год испытаний, это чисто технический вопрос, который решается за месяц-другой. Так что просто придётся раз в год-два получать апгрейдный «бустер».

(Апгрейд – улучшать систему. Бустер — вспомогательное устройство для увеличения силы и скорости действия основного механизма. – Прим. авт.).

Ничего страшного – я уже больше 10 лет каждый год от гриппа прививаюсь. Привиться надо обязательно. Это другой уровень жизни; я перестал обходить людей, часто ловлю себя на том, что спокойно могу зайти в любое заведение, иногда даже забыв надеть маску (до прививки об этом не могло быть и речи!), вообще ношу маску больше для проформы, не обрабатываю руки санитай зером каждые полчаса, могу смотреть и слушать пациентов (а раньше почти не прикасался), а главное – могу играть и тискаться со своими внуками.

– Миша, но ограничения же были у вас очень жёсткие. Я правильно понимаю?

– Нет, неправильно… Они были жесткими только на словах и на бумаге. Хитро… пые еврейцы всегда найдут способ, как обойти тот или иной запрет – изобретательность на этот счёт у нас на генном уровне. Конечно, были и такие, которые выполняли или старались выполнять карантинные требования (как я, например), но отнюдь не все и всегда. Наш карантин называли «швейцарским сыром», в котором дырок было больше, чем самого сыра.

– Про сыр смешно придумали. Наглядно! А хасиды (Ортодоксальные иудеи. Так называют евреев, последователей Израиля Бешта, создателя религиозного мистического учения в иудаизме) как себя ведут по отношению к прививкам?

– Они в большинстве уже переболели… Они основа нашего «стадного иммунитета» … Но сейчас стали приходить на прививку (переболевшим положена одна доза, минимум через 3 месяца после болезни).

Сложнее всего с арабами – самый низкий процент привившихся.

[11:11, 23.03.2021] – Миша, а как с въездом-выездом из страны? У нас турфирмы отправляют людей в Египет и на Канары. А у вас как организовано?

– С туризмом никак, – его нет! Въезд в Израиль был ограничен все лето, ещё после первого карантина. Но те, кому было необходимо приехать по бизнесу или по семейным обстоятельствам, могли прилететь. Во время второго карантина (на наш Новый год – Рош ха-шана и осенние праздники Судный день, Суккот, въезд снова временно закрылся, а через полтора месяца, во время третьего карантина (с конца декабря), когда стало известно о британском мутанте, потом и других, – все закрылось практически герметично.

(Хочу обратить внимание читателя: в Израиле закрылось герметично! А в Эстонии наоборот открылось, в связи якобы с рекомендациями ЕС (многие самостоятельные страны клали с прибором на эти рекомендации) и под заверения представителей турфирм, что ни один турист у них не заболел. Враньё редкого цинизма. В результате в Эстонии активно развиваются британский и южноафриканский штаммы коронавируса, против которого существующие вакцины не действуют).

– Было всего несколько «гуманитарных» рейсов – Нью-Йорк, Франкфурт, Киев, Стамбул.
Только в последние недели стали «возвращать» израильтян, которые застряли за границей, исходя из того, что эпидемия резко пошла на спад, и в связи с предстоящими выборами (граждане имеют право вернуться домой, чтобы проголосовать). Но зато большое количество отелей, кое-как сводивших концы с концами, государство превратило в «корона-отели», в них находились больные (иногда по нескольких членов семьи), которых невозможно было изолировать там, где они проживают. В дальнейшем гостиницы использовались для полупринудительного карантина для возвращающихся из-за границы израильтян.

Доктор Михаил Левин. Израиль

Только сейчас подписываются соглашения с некоторыми странами о взаимном признании сертификатов вакцинирования и разрешении въезда (Кипр, Греция, Грузия, Словения, ОАЭ). Открылся Синай. Кстати, во время «дырявого карантина» десятки тысяч израильтян успели слетать на отдых в Дубай. Полеты туда впервые появились только в этом году после подписания мирного договора, и потом не прекращались.

Ещё для курьёза – Сейшельские острова были открыты все время, но туда почему-то туристического потока нет.

– Напиши вообще побольше об ограничениях, которые вводились в Израиле.

– Во время первого карантина, ровно год назад, на прошлый Песах было введено ограничение: не отдаляться от дома больше чем на 100 метров. Это было смешно, потому что при этом можно было ходить в супермаркеты за продуктами, в аптеки за лекарствами и в поликлиники на приём к врачу. Разумеется, все резко стали закупаться в суперах и аптеках, и каждый день «ходить на проверки» к врачу. К тому же можно было заниматься спортом на расстоянии до километра от дома, – и все купили кроссовки и стали «спортсменами». Во время второго карантина вводился «комендантский час»: по ночам нельзя было выезжать из родного города в другой. Но при этом нельзя было запретить демонстрации, потому что это нарушает один из основных принципов демократии, – поэтому, чтобы проехать из одного города в другой, люди брали с собой плакаты и флажки – «мы на демонстрацию!». Это иллюстрация к тому, что я тебе писал раньше, – нет такого запрета, который у нас не сумеют обойти.

Надо сказать честно, полиция практически ни хрена не делала, чтобы обеспечить выполнение ограничений. Большинство блокпостов на въездах и выездах из городов были бутафорскими – они ставили машины, закрывая часть проезжей полосы, и сидели внутри, чатясь в телефонах, вместо того чтобы проверять, кто куда едет… Мне было проще. Табличка «врач на работе» позволяла свободно ездить на все близкие расстояния.

– Миша, не совсем понятно про коэффициент заражения (до 1.25 на пике, теперь 0,7). У нас обычно пишут про кумулятивную заболеваемость – количество случаев на 100 тысяч человек. Сейчас эта цифра более 1500.

– «Коэффициент заражения», или правильнее, «Коэффициент распространения коронавируса» (Rt) показывает, сколько человек в среднем успевает заразить один инфицированный до своей изоляции. Это эмпирическая величина высчитывается по количеству зарегистрированных случаев за последние 4 дня, поделённых на количество за предыдущие 4 дня. Если Rt больше единицы – эпидемия развивается, если меньше, то идёт на спад. При Rt больше единицы нужно вводить карантинные ограничения – какие, это каждый решает по-своему.

По поводу кумулятивной заболеваемости – имеется три варианта: количество выявленных новых случаев, количество больных, находящихся в активной стадии болезни, и все заболевшие за время эпидемии. Ты, наверное, имел в виду первое, потому что у вас около полутора тысяч новых случаев в день на всю Эстонию, а не на 100 тысяч.

– Вот сегодняшний пример: Кумулятивная заболеваемость в Эстонии за последние 14 дней составляет 1502,7 случая на 100 000 жителей, доля положительных результатов первичных тестов составляет 19,7% от общего количества сделанных тестов.

– Ок, это «кумулятивная заболеваемость» за определённый период, в данном случае за 2 недели, можно сделать пересчёт на месяц или полгода… Доля положительных тестов у вас очень высокая! Но думаю, что это связано на только с количеством больных, но и с ограниченными возможностями сделать анализы всем желающим. У нас так было вначале, анализы делали исключительно по «критериям» или симптомам. Сейчас каждый желающий идёт и делает ПЦР, результат через 24 часа. Поскольку желающих (по разным причинам, иногда чисто бюрократическим) много, то процент положительных результатов гораздо ниже. Обрати внимание: среднее количество новых случаев в день за последнюю неделю – в Эстонии 1500, это на менее чем полтора миллиона, а в Израиле 1120 на 9 миллионов человек. Вот вам эффект прививок. Еще в середине января у нас среднее количество новых случаев в день было больше 8000.

– Такое высокое количество заболевших в Израиле было по причине разгильдяйского отношения населения к ограничениям, я полагаю. Да и ты об этом пишешь.

– Ты абсолютно прав. У нас был не просто высокий уровень, мы какое-то время были на первом месте и по темпам роста заболеваемости, и по количеству активных больных на 100.000!

Разгильдяйства хватало, но учти, что у нас ещё и своя специфика – у нас особо отличились целые общественные сектора, которые сознательно саботировали требования Минздрава и правительства. В первую очередь это наши ультраортодоксы и израильские арабы – они как государство в государстве, живут по своим законам и выполняют не то, что требует официальная власть, а то, что говорят их авторитеты. Даже во время карантинов, когда большинство населения сидело дома, были закрыты магазины, кафе, рестораны, школы и детские садики, в ортодоксальных ешивах (ешива – высшая талмудическая школа. – Прим. авт.) продолжались занятия, а у арабов – свадьбы на пару сотен человек. Полиция беспомощно (а большей частью чисто формально) пыталась навести порядок, но это тут же натыкалось на обвинения в дискриминации верующих и национализме против арабов. Как ты понимаешь, в стране, где нет доминирующей правящей политической партии и любое правительство – коалиционное, вынужденное опираться на разные электоральные партии, провоцировать их на конфликты никто не хочет. За последние полтора года – уже четвёртые выборы, голоса нужны позарез.

То, что у нас сохраняется сейчас, это тоже имеет объяснение: во-первых, снято большинство ограничений, и логично было ожидать, что это отразится на заболеваемости (около 3 миллионов ещё не привиты – это больше, чем население Эстонии). Во-вторых, в арабском секторе прививочная кампания немного буксует, там не привилось ещё 50% населения (по сравнению с 80% в еврейской части). Так что вирусу есть ещё где разгуляться, особенно с учётом новых, более заразных штаммов. Но общая динамика – положительная, это очевидно.

– Сколько же анализов у вас делают ежедневно?

– Количество анализов в день меняется – в рабочие дни больше, в конце недели меньше, на пике второй и третьей волны вообще доходило до 90-100 тысяч анализов в сутки, сейчас в среднем 30-50 тысяч, а субботу бывает всего 15 тысяч.

– Впечатляет! Спасибо за письма, Миша!

Дмитрий Смирнов,
директор издательства «INFORING», депутат Йыхвиского волостного собрания (фракция «Наш Дом»)

Подписывайтесь на наш Telegram-канал и следите за новостями Ида-Вирумаа