Наши музеи по-прежнему закрыты. Теперь мы уже научились виртуально посещать экспозиции и выставки. Но это не означает, что работники музеев могут спокойно сидеть дома. Даже тогда, когда музеи работают в своем обычном режиме, вне залов идет кропотливая работа. Обычный посетитель не представляет, что такое описание экспонатов, какие требования предъявляются к архивам или как ведется работа по пополнению коллекций. О музейной работе и об отношении к прошлому мы побеседовали с Ивикой Майдре – руководителем Вайвараского Музея Синегорья.

– Почему именно в Синимяэ нужно говорить о военной истории?

– Это вполне логично! Было бы странно создавать музей боевых действий 1944 года под Синимяэ, к примеру, в Таллинне. Наши места связаны не только с событиями Второй Мировой войны. Здесь также проходили сражения Первой мировой войны, Освободительной войны, а также Северной войны.

– Как родилась идея создания экспозиции о боях 1944 года под Синимяэ?

– Идея создания музея в Синимяэ идет от бывших руководителей волости Вайвара – волостного старейшины Юло Йыгисоо и председателя волостного собрания Велло Кярстена. Взвешивалось несколько вариантов при поиске здания, в то время не было здания, которое можно было бы сразу передать в пользование музея. Было принято решение восстановить старую постройку в центре поселка Синимяэ, здесь сегодня и располагается наша основная экспозиция. Рядом с восстановленным зданием были снесены т.н. куриные домики. Сначала думали о создании обычного краеведческого музея. Толчком к созданию музея военной направленности стало и то, что в Синимяэ тогда еще не было никакого мемориала в память о боях 1944 года. Было несколько братских захоронений. О боях под Синимяэ тогда вообще мало говорили. Вот тогда и пришла идея создания музея, посвященного событиям лета 1944 года. К счастью, мы смогли воспользоваться европейской финансовой помощью. Сегодня мы ясно осознаем, что это было правильное решение.

– Кто являются посетителями вашего музея? Как можно их охарактеризовать?

– Одним хорошим партнером являются Силы обороны Эстонии. Молодые солдаты не только знакомятся с экспозицией музея. Во время бесед мы затрагиваем вопросы ценностей. Именно нравственные ценности и делают человека человеком. Служба в армии не заключается только в стрельбе. Мы предлагаем военным познакомиться с окрестностями Синимяэ. Эти места не связаны только с событиями Второй мировой войны. Еще нас постоянно посещают солдаты-союзники по НАТО, часто приезжают британские солдаты.

– Сколько тех людей, которые впервые попадают в музей? Я слышала, что бывали и такие случаи, когда люди отказывались от посещения музея в Синимяэ.

– Меня такое отношение не удивляет. Если мы рассуждаем об истории, то следует понимать, что регион Нарвы и Силламяэ десятилетиями жил в понимании советской истории. Ценности были совсем другие. Целое поколение людей прожило свое детство и рабочую жизнь в понимании, что все вокруг очень хорошо ничего лучше быть не может. Для людей поколения 50-х и 60-х годов все то, что произошло в 90-е годы, стало шоком. Ведь, на самом деле, для каждого человека его детство самое лучшее время. Людям трудно оторвать себя от прошлого. Им говорило, что все вокруг хорошо, и вдруг это уже не так. У меня был такой случай, когда после посещения музея группой пенсионеров из Нарвы, ко мне подошел мужчина и посоветовал снова пойти учиться в школу. Особенность нашего музея как раз в том и заключается, что мы не показываем историю такой, какой ее описывали советские учебники для 10 класса. Приведу еще один пример. К нам хотела приехать группа из Голландии. Мы связались с организаторами тура и разъяснили, в чем заключается суть нашей экспозиции. Мы поинтересовались знают ли вообще туристы из Голландии о событиях 1944 года в Эстонии. Наша беседа завершилась тем, что организаторы поездки сменили маршрут, и голландцы к нам не приехали.

Придет время, когда каждый из нас должен будет заново продумать исторические изменения. Время быстро меняется, и устоявшиеся постулаты постепенно становятся достоянием истории. На самом деле мы должны спросить себя – почему эстонцы видят историю в совсем ином свете? Я не осуждаю этих людей. Каждое историческое событие можно рассматривать с разных сторон. Все зависит от того, по какую сторону окопов мы сидим. Но это опять вопрос ценностей.

– Вы руководите особым музеем. В экспозиции мы видим много экспонатов, связанных с войной. Как можно связать воедино понятия война и ценности?

– На войне солдату, и особенно, попавшим в водоворот события гражданским лицам, трудно делать свой выбор. Но солдат должен делать сложный для себя выбор. На войне всем трудно делать выбор, но без этого не обойтись. Одной из программ нашего музея является историческая игра «Путешествие в 1944 год». Суть ролевой игры в том, что участники проигрывают ситуации бегства из нарвского региона в 1944 году. Игра проходит по заранее составленному сценарию эвакуации, также заранее распределяются роли. Это позволяет в ходе игры отобрать вещи или одежду. Участникам игры предлагают собрать в спешном порядке небольшой чемодан, надо выбрать то, что особенно важно в такой ситуации – семейное фото или банка варенья, флаг-триколор или теплый свитер. Игра заканчивается, когда надо в последний раз обернуться и посмотреть на брошенный дом, родной лес и берег моря, к которому семья уже никогда не вернется. Но именно такой выбор должны были делать эстонцы в эти сложные времена.

– Вернемся в наше время. Ведете ли вы работу по сотрудничеству с клубами эстонского языка и эстонской культуры, которые открыты в Ида-Вирумаа?

– В последние голы нас часто посещают члены таких клубов, особенно из Йыхви. Мы разработали для них специальные вопросники. После экскурсии за чашкой чая отвечаем на вопросы. Много вопросов как раз о событиях Второй мировой войны. Следует признать, что тема войны для русского человека носит в себе некоторую религиозность. Мы говорим – Мировая война, русский человек говорит – Великая отечественная война. Отправные точки истории разные. Есть понимание, что в каждой русской семье были участники войны или пострадавшие. Но почему-то отсутствует понимание, что и каждую семью в Эстонии затронули военные события. Сегодня в Ида-Вирумма совсем другая демографическая ситуация, до неузнаваемости изменился весь край. Нет больше исторической Нарвы.

– Помните ли вы самый первый экспонат?

– Мне помнится, что в волостной управе нам дали несколько автоматов, которые были найдены поблизости в лесу. Нам пришлось решать, что можно выставить в будущей экспозиции, а что для этого не подходит. Среди этого оружия был немецкий автомат MP. Сегодня в нашей экспозиции более 200 разных наименований стрелкового оружия. Мы гордимся, что у нас есть «свой» самолет. Этот ИЛ-2 был вытащен из озера Консу. Скоро сможем экспонировать танк Т-34. Сейчас идет оборудование временного холла для этого танка, причем такого холла, который соответствует нормам экспонирования военной техники.

– Экспонировать оружие, несомненно, сложная для музея задача.

– В прошлом году вступил в силу новый закон об оружии. В соответствии с нормами нам пришлось полностью пересмотреть условия хранения нашей коллекции оружия. С позиции музея важно показать все экспонаты с максимальной точностью, но нам пришлось удалить некоторые детали, чтобы оружие уже никто не смог бы использовать как оружие. Эту работу мы проделали совместно с полицией. Также при экспонировании танка T-34 мы должны учитывать, что просто рядом с музеем под открытым небом мы его установить не можем. Этот советский танк стал немецким трофеем, на нем сохранилась немецкая военная символика.

– Все ли экспонаты являются собственностью музея? Пользуетесь ли услугами частных владельцев оружия и военной техники?

– В музейной работе есть такой термин – договор об аренде экспоната. Мы такой возможностью часто пользуемся. К примеру, мотоциклы времен Второй мировой войны BMW и DKW находятся у нас на правах аренды. Наш долговременный партнер Игорь Седунов сдал в аренду часть своей коллекции оружия. Танк Т-34 также получен благодаря Игорю Седунову и его историческому клубу.

– Сегодня можно посещать музеи виртуально. По нашим данным у музея Синимяэ пока нет своего виртуального тура, почему?

– Наш музей очень маленький. Большие музеи могут себе позволить показать часть экспозиции или выставки в виде видеозаписи. Это только увеличивает интерес к музею. Но если виртуально показать нашу экспозицию, то у посетителей пропадет интерес реально приехать в Синимяэ. Эстонцы говорят – свой глаз всему король! Для нас важно, чтобы люди приехали не только в наш музей, но смогли бы посмотреть мемориал, пройти по местам боев 1944 года. Здесь в лесах еще хорошо видны окопы, а тематическая программа поможет более эмоционально прочувствовать обстановку тех военных лет

– Сегодня музей закрыт для посетителей. Чем музейные работники занимаются в период ограничений?

– Нам отдыхать некогда. Официально в музее работает 1,8 сотрудников. Вот поэтому в ближайшие дни мы займемся мойкой окон. Мы ждем разрешения на пользование помещениями в здании бывшей волостной управы в Синимяэ. Хотим там оборудовать архив музея. Нужно продолжать описание экспонатов. Другими словами, занимаемся тем, до чего раньше руки не доходили. Еще нужно отвечать на запросы о военных захоронениях. Нам пишут из Германии, России и стран СНГ, родственники ищут могилы своих родных. К примеру, получили запрос из Грузии, как оказалось солдат родом из Грузии похоронен в братской могиле. Наш ответ помог семье погибшего война получить визу и приехать в Синимяэ. Сейчас в работе подготовка специального инфостенда, который будет установлен возле синимяэской вышки. Интересно получается – новой вышки еще нет, а мы уже готовим стенд. Занимаемся также составлением перспективной программой развития музей до 2025 года. Так что в «кабинетах» музея сегодня не скучно!

– Что бы вы хотели сказать будущим посетителям Вайвараского Музея Синегорья в заключение нашей беседы?

– Война – это очень тяжелая и больная тема. Война не имеет национальных границ. Это – великая катастрофа, которая затрагивает миллионы людей. Музей не делает историю лучше или хуже, чем это есть на самом деле. Наша экспозиция – это немые свидетели прошедшей войны. Но это не означает, что оружие или мундир, фотография или солдатское письмо не рассказывает нам о трагических событиях лета 1944 года. За каждым экспонатом судьба солдата.

Беседовала Яна Куйв

Подписывайтесь на наш Telegram-канал и следите за новостями Ида-Вирумаа