Тренер по плаванию кохтла-ярвеского плавательного клуба «NRK Kalev» Элина Партыка – наш сегодняшний собеседник.

— Вам, имею в виду и ваших подопечных, повезло: как говорится, успели запрыгнуть в последний вагон безограничительного коронавирусного поезда?

— К счастью, да. Cмогли побывать в спортивном лагере у нас в Эстонии. Тем более, что последние два учебных года выпали из-за коронавируса – почти не занимались, ведь плаванием на удалёнке, по Интернету, заниматься невозможно.

— Мечтаете вырастить хороших спортсменов?

— Я, в первую очередь, настроена на то, чтобы у детей был здоровый образ жизни, спорт — привилась любовь к спорту. А большой спорт, соревнования высокого класса – к этому ведут годы упорных тренировок, к чему должен быть готов как сам ребёнок, так и его родители. Да и большой спорт – это уже потом: дальше и дальше по времени, а в начальные школьные годы всё-таки, прежде всего, активность, подвижность — здоровый образ жизни.

— Исходя из того: сами растут лишь сорняки, а хороших детей надо растить – выращивать, и спорт — именно та благодатная почва, которая и позволяет это сделать?

— Безусловно, это так и есть. Спорт – особый мир. Красивый, хотя и трудный.

— В то же время, большой спорт требует большого здоровья?

— И ещё — больших денег, хотя многие считают, что плавание – не очень дорогой вид спорта. Но наша семья вложила в меня очень много денег, особенно тогда, когда меня отовсюду выкинули, — родители находили материальную возможность. Необходимо было выезжать в спортивные лагеря, потому что у нас в городе особых условий не было, ведь летом всё закрывается. Правда, помогали и в городе, продолжая верить в меня: что я всё же смогу чего-то достичь.

— Именно выкинули?

— На тренировочном сборе в 1998 году, когда мне было 15 лет, я упала — сломала руку и запястье. В Московском институте травматологии сказали, что месяца три рука будет находиться в гипсе, в связи с чем, меня, как неперспективную спортсменку, вычеркнули из спортивного мира – изо всех списков, в частности и кандидатов в сборную команду Эстонии, сняли со всех дотаций- стипендий. Через месяц я сама сняла гипс – просто взяла и разрезала его. Стала заниматься и благодаря поддержке родителей выполнила необходимый тогда норматив. Я полностью восстановилась и продолжила тренировки.

— Что помогло: сила воли, характер, великая цель?

— Наверное, всё вместе. Большое желание чего-то добиться. Тем более, что до этой травмы уже замаячила на горизонте малюсенькая надежда на участие в Олимпийских играх – удалось приблизиться к этому нормативу.

— Как известно, вы участница трёх Олимпиад, где они проходили?

— В 2000 году — Сиднее, в 2004 году – Афинах, 2008 году – Пекине.

— Самый лучший ваш результат из трёх Олимпиад?

— Участие в каждой Олимпиаде – это успех. В периоды подготовки были травмы — только усилие над собой и желание помогали добиваться путевки на Олимпиады. Но по результатам: самая удачная — последняя, в Пекине, хотя и не была моя цель достигнута, но я к ней очень приблизилась – 2 минуты с сотыми секундами. Это был рекорд Эстонии, который до сих пор не побит.

— Когда страна посылает на Олимпиаду: что требовалось от вас, как спортсменки?

— Большой ответственности, достойно защитить честь страны. Каждая страна, отправляя туда своих посланцев, в каждом хочет видеть победителя. И нужно не только показать всё свое спортивное мастерство, но и выдержать большую психологическую нагрузку: совладать с нервами, эмоциями – держать их в кулаке. В больших странах олимпийскую команду сопровождает целый штат сотрудников-специалистов – психологи, массажисты, врачи, мануальные терапевты… У нас тоже в эстонской олимпийской команде был массажист. Это ведь всё-таки совместная командная работа на достижение высокого результата – не только заслуга спортсмена, но и тренера, и так далее – всех причастных, в большей или меньшей мере.

— Вместе с вами на Олимпиады ездили и ваши родители?

— Нет, лишь на одной Олимпиаде — в Афинах — был мой тренер: мама.

— Это лучше или хуже для вас, когда рядом не было родителей?

— Когда в 16 лет летишь в Австралию на Олимпиаду, вообще не понимая, что к чему, а тренер сборной команды пловцов Эстонии видит в тебе не члена команды, а как конкурента своему спортсмену, то… Тяжело. Но ничего – всё ведь преодолимо. Всё (смеётся) укрепляет силу воли. И на той, первой моей Олимпиаде, был очень даже хороший старт.

— Мечта каждого спортсмена – выступление на Олимпийских играх, но удаётся это лишь единицам. На ваш взгляд, что требуется для осуществления этой мечты?

— Пройти отбор и выполнить олимпийский норматив, а для этого (улыбается) нужно очень много трудиться.

— То есть, тренироваться каждый день и по нескольку часов – получается, детства у вас, как такового, не было?

— (Улыбается.) Можно и так сказать. Но, оглядываясь назад, это было замечательное время: цель, мечта – большое желание всё это осуществить. А без труда, большого труда – осуществление их невозможно. Хотя до 9 лет у меня всё же было детство: спортом, плаванием, я стала заниматься поздно, в 9 лет.

— Вовсе не понятно: почему не раньше, ведь по обе стороны были родители-тренеры по плаванию?

— Я боялась воды: когда мне было 3 года, я чуть не утонула. А в 9 лет, весной, началось обучение плаванию в школе, на уроках физкультуры, — пришлось заниматься. Наш учитель физкультуры и тренер в одном лице Александр Рубенко отобрал несколько человек из класса и предложил нам более основательно заниматься плаванием. Осенью того же года открылась школа №18 (сейчас это Таммикуская основная школа), там был бассейн, где начали работать тренерами по плаванию мои родители. Так что (улыбается) в этом бассейне и началась моя спортивная карьера.

— Как вы считаете, чья в первую очередь заслуга — лично ваша или ваших тренеров, что вам удалось участвовать в трёх Олимпиадах – далеко не частом явлении и в Эстонии?

— Это совместный труд.

— Ваши тренеры, кто они были?

— Первые шаги в плавании, как я уже сказала, начала делать на уроках физкультуры по плаванию, под руководством Александра Рубенко, а затем первыми и единственными тренерами, вплоть до окончания моей спортивной карьеры, были мои родители: мама – Татьяна Партыка и папа – Валентин Партыка. Но, всё же, первенство надо отдать родителям, именно благодаря их поддержке и убедительным наставлениям я продолжила профессионально заниматься спортом и в подростковом возрасте, когда хотела уйти из спорта – были (улыбается) и такие моменты.

— Столь плотные ваши занятия спортом, да ещё с учетом участия в соревнованиях, сильно ли влияли на школьные успехи-неуспехи?

— Директор, завуч, учителя относились с большим пониманием, так что никаких проблем не было. Я всегда и всюду ездила с учебниками и рабочими тетрадями — в принципе, училась заочно, как сейчас говорят, дистанционно. Все работы, зачеты сдавала по приезду.

— У вас были те учителя, которые дают крылья, а не те, которые их ломают?

— К счастью, да.

— Помимо Олимпиад, в каких соревнованиях вы участвовали?

– В чемпионатах Эстонии, Европы, мира. Особенно помнятся первые Всемирные юношеские игры, состоявшиеся в 1998 году в Москве, где я заняла 4 место. Было очень обидно: проиграла бронзовому призёру одну сотую.

— Обычно спортсменам после своего звёздного часа — ухода из профессионального спорта очень сложно прижиться в обычном мире. А вас обошёл такой, можно сказать, постспортивный синдром?

— Действительно, очень сложно прощаться с тем, чему отданы годы – любимому делу. Но мне же посчастливилось не расстаться с ним полностью – стать тренером. Хотя есть у меня и другая работа, в иной области, но во второй половине дня занимаюсь любимым делом — обучаю детей плаванию. Занятия проходят всё в том же бассейне — Таммикуской основной школы.

— Наверное, сложно делить офисную работу с тренерской, ведь, по-видимому, далеко не просто совместить воедино эти обе, столь разные, половинки: сердце-то и душу не разделить пополам?

— Скорее, они дополняют друг друга: первая половина дня – офисная работа (подумать, рассчитать), а вторая – тренерская (творческая) работа, занятия с детьми.

— Почему бы полностью не уйти на тренерскую работу?

— Пока нет такой возможности, в том числе и потому, что занимаемся мы, как я уже сказала, в школьном бассейне, который в первой половине дня предназначен для школьников — проходят уроки физкультуры по плаванию, а во второй половине дня мы арендуем бассейн.

— Но сейчас, со строительством нового бассейна в Кохтла-Ярве, эти возможности значительно расширятся?

— Хочется надеяться на это. То, что в Кохтла-Ярве скоро откроется новый современный бассейн — большое достижение и большая радость, как и большой стимул для занятия плаванием.

— На каком уровне, по-вашему, находится развитие этого вида спорта в Кохтла-Ярве, Ида-Вирумаа, как и в Эстонии?

— (Смеётся.) Тут, как говорится, нет предела совершенству.

— В недавней Олимпиаде в Токио участвовала 14-летняя пловчиха из Силламяэ — Энели Ефимова, вы следили за её выступлениями?

— Конечно. И болела за неё.

— Верили в то, что она может завоевать медаль?

— (После некоторой паузы.) Нет, знаю по своему опыту, насколько это трудно сделать: психологически очень тяжело, когда от страха не только душа – всё убегает в пятки. Сказывается и маленький опыт участия в больших международных соревнованиях. И то, что Энели дошла до полуфинала, — прекрасный результат, молодец. Будем надеяться, что ей удастся завоевать медаль на следующей Олимпиаде. Кстати, женское плавание очень помолодело: золотой его возраст сейчас – 18- 20 лет.

— Каков возраст ваших юных пловцов?

— Учитывая возможности нашего бассейна, начиная с 5 лет и до 7-8 лет. А затем мои дети переходят в спортивные группы — под руководство мамы.

– Получается, своеобразный семейный подряд?

— Да, что-то в этом роде.

— По-видимому, и профессиональный разговор бывает: мама передаёт вам свой тренерский опыт?

— Конечно, хотя у нас разные, так сказать, весовые категории: я детей обучаю плаванию, начиная с нуля, а мама — именно тренирует: у неё занимаются более взрослые дети. Хотя периодически и я подключаюсь к тренировочному процессу – вдвоём с мамой. Когда в 2009 году не стало папы, а в это время начался учебный год – уже прошёл набор в секцию плавания, я начала помогать маме тренировать детей. Но чтобы работать с детьми, надо иметь соответствующую категорию, поэтому после получения высшего образования в Москве – окончила академию туризма, пошла учиться (и окончила) тренерские курсы.

— Участвуют ли в каких-то соревнованиях ваши юные воспитанники?

— Сейчас нет, но до коронавирусной пандемии участвовали. Как и многие спортсмены нашего клуба. И не только участвуют, но и становятся победителями, согласно возрастным категориям. К сожалению, наши дети немножко уступают своим сверстникам из Таллинна и Тарту, так как там есть детские бассейны — соответствующие возможности и условия для обучения плаванию с раннего возраста, в то время, как у нас минимальная глубина бассейна — 1 метр 20 сантиметров, и дети учатся плавать на поверхности воды. В связи с чем, у нас обычно дети начинают заниматься с 5-6 лет, а, например, в Таллинне – с трёх лет. Это большая разница, особенно с учётом имеющихся условий для занятий. Но, тем не менее, и наши дети, как я уже сказала, становятся победителями соревнований, что, конечно, очень радует.

— Дети уже рождаются талантливыми или всё зависит от трудолюбия, а не таланта?

— Талантливых детей много, но нередко у них отсутствует трудолюбие, желание что-то делать, а есть менее талантливые дети, но очень трудолюбивые, со спортивной жилкой — желанием состязаться, им интересно заниматься, соревноваться, стремиться к новым достижениям. И обычно такие дети достигают более высоких результатов.

— Заниматься с детьми, да ещё с такими маленькими, какие качества необходимы тренеру?

— Любить детей, уважительно к ним относиться – в каждом видеть личность. К каждому найти свой подход. Бывает, когда даже из одной семьи приходит несколько детей, но все они могут быть абсолютно разными. Так что никаких стандартов не может быть – всё индивидуально.

— Есть ли контакты, общение, с родителями?

— Обязательно, ведь без этого невозможно обойтись. Но сейчас, в коронавирусное безвременье, когда вновь усиливаются ограничения в стране, с общением тяжело — всё ведь перешло на телефон, но приходится приспосабливаться и к этому.

— А ваши собственные дети, они занимаются плаванием?

— Да. У меня сын, ему 5 лет.

— Молодёжь активно уезжала и продолжает уезжать из Кохтла-Ярве, как и Ида-Вирумаа, в более благословенные края, а почему не уехали вы, ведь часто бывая за границей, видели более высокий уровень жизни?

— Потому и не уехала, что считала и считаю: нет ничего лучше, красивее, родной земли.

Антонина Васькина

Подписывайтесь на наш Telegram-канал и следите за новостями Ида-Вирумаа