Август для известного художника Юрия Хорева – месяц особенный. Именно 14 августа ему исполнилось… ему исполнилось… в общем, у него был юбилей, а сколько лет стукнула – знать не обязательно, потому что возраст художника определяют не количеством прожитых лет, а переживаниями, которые он испытывал, создавая свои произведения. 19 августа в галерее Белый зал Кохтла-Ярвеского Музея сланца торжественно закрылась выставка работ учеников школы-студии Юрия Хорева. Вот такое нынче время – торжественного вернисажа из-за санитарных ограничений не было, зато торжественное закрытие – пожалуйста. А за день до своего юбилея Юрий Хорев стал участником лекции Виртуального филиала Государственного Русского музея (ГРМ) Санкт-Петербурга, работающего в Белом зале. Стал, если так можно выразиться, живым наглядным пособием к лекции, посвященной его творчеству и учащимся его школы-студии. Лекцию подготовила руководитель Виртуального филиала ГРМ Ольга Жаркова.

Общеизвестно, что в Кохтла-Ярве работают две Школы искусств, в которых есть художественные отделения. В них основам живописи, графики, скульптуры учатся дети. А вот то, что в Кохтла-Ярве есть школа-студия, в которой учатся взрослые любители изобразительного искусства, известно далеко не всем. А такая школа есть, и сегодня руководит ей Юрий Хорев. На лекцию пришли и его взрослые ученики. Свои работы на выставке представила Анастасия Паалонен с помощью своей дочки Агаты. Картины написаны в стиле абстрактной живописи. Работы Вии Игаунис являют собой реализм. Со стилем и манерой письма все понятно, но к авторам все же возникли вопросы. И основной – как это так получилось, что в один прекрасный день взрослые люди вдруг чувствуют необходимость взять в руки палитру и кисти, и выразить с их помощью свои чувства?

– Я преподаватель музыки. Уже давно почувствовала, что музыка имеет свой свет и цвет, и решила отразить это на холсте. Нас окружает живая музыка: она звучит повсюду, и отражается в красках, – говорит Вия.

– Я – социальный работник. Много лет посещала разные выставки наших художников и мечтала сама научиться рисовать. Уже два года я занимаюсь в школе-студии Юрия Хорева, уже определила свое направление: Им стал абстракционизм. Этот стиль меня привлекает тем, что каждый, рассматривая ту или иную работу, видит свое, воспринимает мир неоднозначно, – говорит Анастасия Паалонен.

Тот факт, что Юрий Хорев решил отметить свой юбилей не персональной выставкой, а экспозицией работ своих учеников, характеризует его как человека, обремененного солидным грузом мудрости. Стремление оставить свой ощутимый след в жизни людей, присуще добрым и щедрым людям.

Пока лектор Ольга Жаркова знакомила слушателей с творчеством Юрия Хорева и его учеников, журналист попросил мастера ответить на несколько вопросов.

– Для начала – с юбилеем с вытекающими пожеланиями. Теперь: с какой целью создавалась школа-студия, в которую приходят взрослые люди?

– Для того и создавалась, чтобы они могли приобщиться к изобразительному искусству изнутри. Создавалась она усилиями трех человек под эгидой Объединения художников города.

– Со Школами искусств все понятно: там приходят дети и учатся азам рисования, лепки. А тут – большие дяди и тети. Как-то странно: жил себе человек, не тужил, занимался своей работой, и вдруг у него «лопнул кувшин любви к живописи», он решил начать писать картины. Как это происходит?

– А вот так и происходит, что человек вдруг или не вдруг испытывает тягу к искусству, но не знает как и в чем себя проявить. Мы это выясняем в первые два года. Уточнив за это время стиль, который наиболее близок человеку, мы начинаем его развивать. Некоторые занимаются уже девять лет

– Это вы говорите о технике работы. А какова мотивация? Взрослые люди, часто семейные. У них, что, других забот нет?

– Забот-то как раз хватает у всех. Но вот когда человек приходит ко мне, я вижу у него стремление вырваться из обыденности, переместиться в иное пространство. В творчестве человек отрешается от своих бытовых проблем. Вместе с этим человеком и я духовно поднимаюсь выше.

– 14 августа ваш юбилей. А когда состоялось рождение Юрия Хорева как художника? Когда вы впервые что-то нарисовали?

– В детстве. Что-то рисовал, лепил из пластилина. Потом был самый первый набор в Художественную школу Кохтла-Ярве. Учился, как и многие нынешние профессиональные художники нашего города, у Александра Игонина (светлая ему память), прошел в «художку» конкурс, который был просто сногсшибательным, потом учился в Москве.

– Всё-таки, что подвигло маленького Юру Хорева взяться за карандаш? Стремление получить «пятерку» по рисованию, или что-то другое?

– Я не знаю. Я просто понимал, что это у меня получается, мне это нравилось.

– А когда человек просто рисующий уже начинает думать и видеть? Смотреть на мир как художник?

– О, это очень важно. В одно время я очень полюбил акварель. У меня и в других техниках все неплохо получалось, но мне этого было недостаточно. Тогда мне было лет двадцать. Взял гуашь, темперу, акрил… Сейчас я так и практикую – акрил, масло.

– Даже глядя на эти немногие работы ваших учеников, присутствующие в выставочном зале, можно лишний раз убедиться, что по-настоящему творческие люди – они смелые, мыслящие, не боящиеся различных ассоциаций. Вот стоял я у картины Анастасии, смотрел и спросил ее, что она изобразила в абстрактном стиле. А ее дочка задала встречный вопрос: мол, вы, что, дога не видите? Пригляделся – точно, дог. Видимо, стар стал, смелости восприятия не хватает. А как вы добиваетесь от своих учеников этой смелости и легкости в размышлениях и отражении их на полотне?

– Художник – это личность, как и все. Но прежде всего – личность. У каждого могут быть свои «завихрения», присутствующие у всех художников. Что касается конкретно моих учеников, я не знаю, как им удается увидеть те или иные нюансы в жизни. Я только могу увидеть к чему они склонны, чтобы в дальнейшем это развивать.

– Юрий, а что вы вкладываете в своих учеников, исходя из жизненного опыта?

– Тот багаж, который я имею, хочу передать на холсте. Прежде всего, надо обучиться гармонии. Она должна быть во всем. Пусть это будет хаос. Но это должен быть гармоничный хаос. Или порядок, но гармоничный порядок. Пусть это будет какая-то боль, но она все равно должна существовать в гармонии. А гармония – как раз и есть тот творческий посыл, который ты даешь зрителю, чтобы он понял то, ради чего ты творил.

Евгений Капов
Фото автора

Подписывайтесь на наш Telegram-канал и следите за новостями Ида-Вирумаа