Настоятель Йыхвиского Богоявленского храма, протоиерей Андрей Суслов – наш сегодняшний собеседник.

– Действительно ли, что ваш храм обрёл новые колокола?

– Да. Сейчас в нашей колокольне 6 колоколов: 3 – больших, главных, и 3 – маленьких, зазвонных, два из них, к сожалению, разбиты – мы в них не звоним. На сегодня задействованы лишь 3 колокола.

– То есть, идея обновления колоколов – далеко не случайна?

– Она появилась у нас достаточно давно. Но по разным причинам её осуществление отодвигалось. А тут, наконец, вплотную стали искать варианты. И вышли (благодаря Интернету) на жителя Калининграда, профессионального звонаря (занимается колоколами в течение многих лет), с которым переписывались-общались в социальных сетях. И он предложил нам записать на телефон звон наших колоколов с тем, чтобы подобрать такие же или схожие по звучанию.

– Где подобрать?

– На заводе, с которым он сотрудничает долгие годы. Мы отправили ему запись звучания наших колоколов. В ответ получили предложение – приобрести 4 зазвонных колокола (разные по массе и звучанию), которые он и заказал на заводе. Мы оплатили их изготовление. И совсем недавно колокола привезли из Калининграда сначала в Санкт-Петербург, а потом к нам, в Йыхви. В ближайшее время, скорее всего 21 ноября, в праздник Архангела Михаила, планируем освятить эти колокола.

– Так что совсем скоро можно будет услышать новоявленный перезвон-трезвон?

– Нет. Сразу использовать эти колокола мы не сможем. Сначала надо немножко переделать нашу колокольню, так как приезжавшие к нам из Москвы специалисты объяснили, что наши колокола размещены неправильно: следует сделать другую развязку и установить специальный звонарный столик. Необходимые работы мы сможем осуществить: пригласим специалиста, который всё это сделает должным образом. И тогда звон будет совершенно иной, чем это есть сейчас.

– Успеете ли это сделать к своему престольному празднику – Богоявления?

– Есть у нас такой план. Очень хочется надеяться, что так всё и получится. По крайней мере, к этому всячески будем стремиться.

– Кстати, обеспечить должное звучание колоколов – целая наука и искусство?

– И мастерство, профессионализм звонаря. Хотя у нас звонари – самоучки, но с большим опытом. Есть и постоянный звонарь, который звонит в воскресные богослужения, а в будни – псаломщик. Было время, когда и сам звонил, но теперь готовлюсь к богослужению и на колокольню не поднимаюсь. Но сейчас уже есть и новая тенденция – электронный звонарь: настраиваешь электронно, дистанционно, а затем просто нажимаешь на кнопочку и… колокола сами будут звонить. Но это у нас тоже в планах на будущее. Было бы замечательно иметь параллельную возможность – осуществление звона и вручную, и электронно.

– Но, по-видимому, никто-ничто не даёт абстрагироваться от коронавируса: всех приходящих в храм встречает на входе обращение: «Наденьте маску!», как и дезинфицирующее вещество для рук?

– Богослужения проходят и сегодня. В таком состоянии – ограничений – мы служим и живём, как известно, второй год, ведь все они, введенные правительством, коснулись и храмов, и богослужений. Нам пришлось даже закрываться, но богослужения всё равно совершались и за закрытыми дверями, без прихожан. Сейчас же храм открыт и для прихожан, но богослужения проходят с учётом ограничений. Например, храм должен быть заполнен на 50 процентов; обязательна и рассредоточенность молящихся, как и использование средств индивидуальной защиты. Тут иного выхода нет: с этим приходится жить-сживаться, хотя не все это принимают, но самое главное – не прекращается молитва в храме. При этом мы должны стараться обезопасить и прихожан, и себя, чтобы все были здоровы.

– Коронавирус – своего рода испытание, и людские души в это безвременье особенно тянутся в храм для исцеления, защиты, понимания. Получается, священнослужителям, несмотря на все опасности, надо лечить души других людей?

– Но по-другому и быть не может, мы не можем отказывать людям в молитве или беседе, да и никогда этого не делали – это же наша миссия, хотя, конечно, духовенство нашей церкви тоже болело коронавирусом. Видно, что коронавирус, эта болезнь, очень негативно сказалась и сказывается на людях, поэтому они очень нуждаются в поддержке, советах, благословении.

– Интересно, а прихожане просят о получении благословения на вакцинирование от коронавируса?

– Просят, но мы такого благословения не даём, не можем дать, так как считаем, что это область медицинская, а не духовная. И здесь должен решать врач: кому положена вакцинация, а кому она противопоказана. Но духовно необходимо всегда поддерживать друг друга, понимать, что на первом месте должна быть всё-таки любовь, а сейчас мы разделились: вакцинированные и невакцинированные, масочники и антимасочники… И, к сожалению, нарушаем заповедь Господа Бога о любви. Ведь теперь, получается, чуть ли ненавидим друг друга, видя в каждом человеке не человека, а потенциальный источник этой коронавирусной заразы. Очень печально, что люди сейчас очень разобщились – такого быть не должно.

– Какие-то требы сейчас проводятся?

– Конечно. Мы совершаем все Таинства и требы – здесь никаких препятствий для молитвы нет, но тоже с учётом действующих в стране ограничений. Крещения, Венчания, отпевания… – всё совершается.

– Вроде бы, умерших от коронавируса отпевать в храме нельзя. И что же, все они остаются неотпетыми?

– Отпевать их в храме можно, но Департамент здоровья не рекомендует, поэтому мы отпеваем или на кладбище, или заочно.

– Крещение детей. Не боятся ли родители их нынче, из-за коронавируса, крестить?

– Боятся. Но здесь наблюдается общая тенденция: крещений стало меньше. Можно сказать, что прошёл его всплеск, который был в 90-е годы, когда все крестились: и дети, и взрослые, в том числе и старики. В месяц чуть ли не сотнями крестились.

– Возможно, количество крещений детей уменьшилось и в связи со значительно возросшими требованиями церкви, предъявляемыми и к родителям, и к крёстным?

– Раньше, как известно, всех желающих крестили сразу же, а крёстные были чаще всего формальные, то теперь обязательно перед крещением проводим катехизаторские беседы для родителей и крёстных, без этих бесед мы не крестим. Также обязательно приглашаем родителей, как и будущих крёстных, на исповедь. Это необходимо, чтобы они понимали свою ответственность, чтобы их выбор был осознанным, чтобы они получили хотя бы какие-то азы православия, тем более, крёстные должны быть воцерковлёнными людьми.

– Выходит, те же крёстные – духовные родители не хотят брать на себя ответственность перед Богом за духовное воспитание и благочестие крестника-крестницы?

– Тут ведь, прежде всего, надо совершить усилия – не однажды предварительно прийти в храм: сначала на беседы со священнослужителем, а затем – на исповедь… И без этого в православных храмах не крестят ни детей, ни взрослых. Согласно распоряжению Священного Синода, обязательно проведение катехизации перед таинством Крещения, ведь на крёстных лежит святая обязанность научить детей истинной вере, помочь им стать достойными членами Церкви Христовой. Необходимо, чтобы человек, принявший таинство Крещения, не растворился в этом мире, а остался в общине, в храме. Очень радует, когда видишь, как крещёный ребёнок, приходя в храм вместе с воцерковлёнными крёстными, растёт вместе с храмом.

– Жизнь храма в это лихолетье не только продолжается, но даже активно развивается: имею в виду и многогранные строительные работы на территории храма, как же это удаётся?

– Слава Богу. Это стало возможным благодаря нашим прихожанам, благотворителям – очень многим людям, ведь всё появилось-строилось на народные пожертвования, как и двум строительным фирмам – «Winters» и «Vekolis», которые, входя в наше сложное материальное положение, принимали плату по частям, в рассрочку. Оказала помощь и Йыхвиская управа. Всем – большое спасибо. Слава Богу, что всё так соборно получилось. Господь каждому воздаст. Тут, конечно, главное, что удалось сделать, – установить памятник патриарху Московскому и всея Руси Алексию II, который начинал своё служение на ниве Христовой в нашем храме – это был его первый самостоятельный приход… Как и осуществить ещё одну заветную мечту – построить здание воскресной школы, точнее, духовно-просветительского центра. А также смогли обустроить церковную территорию, в том числе выложить дорожки камнем, установить металлические кованые скамейки, посадить деревья и цветы. По милости Божией за последние два года посчастливилось сделать многое.

– Духовно-просветительский центр уже готов полностью?

– К сожалению, нет. Предстоит ещё многое сделать, например, облицевать здание красным кирпичом – аналогичным храмовому, чтобы был единый стиль, единый комплекс, приобрести недостающую мебель, как и стеллажи для библиотеки, но осуществить это пока не можем из-за нехватки средств. Хотя центр уже частично функционирует – освящён 14 сентября, в наш храмовый праздник, митрополитом Таллинским и всея Эстонии Евгением. В здании, как и планировалось, расположены воскресная школа (три учебные аудитории, побольше и поменьше), библиотека, трапезная, санузлы, административные и подсобные помещения. Его площадь 250 квадратных метров. Но нужны деньги и на продолжение ремонта храма, особенно необходим он на хорах, клиросе, требует обновления и электросистема – очень большой проект.

– Если кто-то из наших читателей пожелает оказать помощь, как они могут это сделать?

– В храме есть кружка для пожертвований или же можно перечислить пожертвования на банковский счёт нашей Богоявленской церкви: MPEÕK JÕHVI JUMALAILMUMISE KOGUDUS Swedbank AS IBAN: EE212200001120022925 SWIFT kod/ BIC:HABAEE2X. Пояснение: пожертвование на строительство воскресной школы. Будем благодарны всем, кто поможет нам завершить этот проект.

– Отец Андрей, а ведь и ваше имя войдёт в историю, в связи со столь масштабным, знаковым, строительством-преображением, или вы так не считаете?

 – Я об этом никогда не думал – на всё воля Божия. А рад тому, что удалось всё это осуществить, ведь о строительстве того же духовно-просветительского центра мечтал с 2010 года, когда начал своё служение настоятелем храма. Вообще-то, этот храм для меня – родной, я в нём вырос: когда впервые пришёл сюда, мне было 10 лет – привела меня бабушка. Вся моя сознательная жизнь шла параллельно с этим храмом – я здесь рос и духовно, и физически. Тогда настоятелем храма был отец Василий Антипов (мой духовный наставник), он в 1993 году взял меня, 10-летнего, служить в алтарь. Окончив школу, в 2001 году поступил учиться в Санкт-Петербургскую семинарию. После её окончания в 2006 году, вернулся в храм, где был назначен диаконом. Через два года меня рукоположили во священника. Тогда я служил не только в этом храме, но и одновременно в Муствеэ. И в 2010 году, как я уже сказал, стал настоятелем.

– Туристы в храм наведываются?

– Конечно. Хотя сейчас не столь большими группами, как это было раньше. Надеюсь, что после прекращения эпидемии их поток вновь значительно увеличится: нам есть о чём рассказать, например, о патриархе Московском и всея Руси Алексии II, как и о 126-летней истории нашего храма… Приезжают к нам и паломники. Мы рады всем гостям.

– Приближается Рождественский пост, каким он должен быть в условиях коронавируса?

– Таким, как и всегда – он нас готовит к встрече праздника Рождества Христова, встрече с Богомладенцем, к которой надо подготовить своё сердце и душу, очистив их постом, молитвой и покаянием. Пост начинается 28 ноября и заканчивается в день праздника – 7 января.

– В завершение: что хотелось бы вам ещё сказать?

– Поскольку в начале интервью мы говорили о колоколах, мне вспомнились слова песни: «Идите в храмы Божии, пока звонят колокола». Колокол нас зовёт, призывает к молитве, а мы идём и не идём… Так и Господь – стоит, стучится, зовёт, а откроем ли мы дверцу сердца своего – это уже зависит от каждого из нас.

Антонина Васькина
Фото автора

Подписывайтесь на наш Telegram-канал и следите за новостями Ида-Вирумаа