21 мая во всем мире прошла акция «Ночь музеев», к которой присоединилась и Эстония. В рамах этой акции, распахнул вечером свои двери перед всеми желающими и Кохтла-Ярвеский Музей сланца, аналогов которому в мире больше нет. 

Ночь музеев – всемирная акция, приуроченная к Международному дню музеев. В эту ночь работают многие музеи мира, приглашая людей бесплатно осмотреть свои экспозиции Впервые Ночь музеев прошла в 1957 году в Берлине. В Эстонии она состоялась после годичного перерыва, связанного с санитарными ограничениями. Но после их снятия Музей сланца, как и другие музеи Эстонии, вновь пригласил жителей города поучаствовать в акции.

В этом году акцент Ночи музеев был сделан на будущем, воплощении мечты. Будущее – это прежде всего дети, рассудили работники Музея сланца, и предложили детям мастер-класс, который провела знаменитая рукодельница города Мария Тузова, научившая ребят, а заодно и их родителей, делать обереги в виде симпатичного тигра – символа этого года. После того, как дети поработали руками, им было предложено «включить голову» — вспомнить стихи о весне, которые вместе с ними читала Мария Тузова.

Самым представительным участником Ночи музеев был Данислав Дмитриевич – малыш, которому чуть больше года. Пока его старшая сестренка делала тигра, Дмитрич деловито осматривал экспозицию Музея сланца, начав беглый осмотр с выставки работ победителей Международного конкурса детского плаката. Затем он потребовал от мамы показать ему графические работы эстонских художников, посвященные теме сланцепереработки. А потом захотел сфотографироваться с мамой на фоне панорамы сланцехимического  комбината, снятого еще до того, как он стал концерном Viru Keemia Grupp (VKG).

Взрослых участников Ночи музеев особо заинтересовали выставленные в экспозиции образцы бытовой химии, компоненты которой производятся на VKG. Дамы делали большие глаза, когда узнавали, что компоненты к знаменитой краске для волос изготавливаются в Кохтла-Ярве. Интересовала взрослых и история отечественной сланцепереработки, ее перспективы, о которых можно было узнать в музее.

Значение имени почтенного посетителя Ночи музеев Данислава Дмитриевича лингвисты трактуют так:  «Данислав – лицо протеста и критического подхода к действительности. Данислав отличается деловитостью и практичностью, которая нередко может переходить в излишнюю эмоциональность». Словом, готовый художественный критик. Но соприкасаться с творчеством сюрреалистов – ему явно еще рановато. Поэтому мама посчитала, что послушать лекцию о творчестве Ильмара Малина и Сальвадора Дали, которую читала руководитель Виртуального филиала Государственного Русского музея Санкт-Петербурга художник Ольга Жаркова, мальчик сможет позже, когда подрастет до понимания сути сюрреализма. Тогда он оценит и тот факт, что творить в стиле сюрреализма (надреализма, сверхреализма), как это делал эстонский художник Ильмар Малин в шестидесятые годы прошлого века, считалось в то время если не преступлением, то уж «антисоветчиной» точно, и требовало от художника определенной гражданской смелости. В отличие от испанца Сальвадора Дали, которому хватало свободы для буйства фантазии и на холсте, и в кино.  А пока Данислав получил возможность с интересом наблюдать, как творит художник. Свой мольберт в зале музея поставил руководитель Объединения художников Кохтла-Ярве Аарне Ханни.

Директор Музея сланца Айнар Варинурм вспоминает о самой впечатляющей Ночи музеев, когда в Белом зале стояли восковые фигуры исторических личностей, а возле них горели свечи.

— Картина была мистическая. Пламя свечей колебалось от потоков воздуха, и создавалось впечатление, что фигуры из воска оживают, — говорит Айнар. Однако и нынешняя акция показала, что в людях после вынужденного перерыва вновь просыпается интерес к посещению публичных экспозиций, общению с искусством, художниками и друг с другом.


Евгений Капов

Фото автора